Как Наташа папу искала

Демиденко Михаил Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как Наташа папу искала (Демиденко Михаил)

1

В одной деревне жила-была девочка. Знали ее Наташей. А деревня называлась Бобровкой. Наташа жила в Бобровке всю свою жизнь, целых пять лет. Её папа и мама тоже жили в Бобровке. Папа работал механиком и колхозе, а мама — ветеринаром. Так зовут коровьего доктора. В деревне жили ещё другие мальчики и девочки, но я буду рассказывать только про одну Наташу.

В тот день Наташа проснулась рано. Встала, умылась, позавтракала. Тут мама ей и говорит:

— Дочка, сегодня ты будешь весь день одна… Я очень занята.

— Ты всегда занята, — обиделась Наташа.

— Но сегодня особенно, — вздохнула мама. — Сегодня мы будем делать прививки маленьким телятам, чтоб они не болели. Всем маленьким уколы делают. Помнишь, и тебе делали?

— Да, помню, — ответила Наташа. — Можно, я тогда к папе пойду?

— Очень хорошо! — обрадовалась мама. — И мне поможешь. Снеси отцу деньги. Пусть в столовой обедает. Выручишь меня?

— Ладно, — пообещала девочка. — Выручу! Ты не беспокойся.

Наташа надела пальто, мама повязала платок ей на голову, и девочка вышла на улицу.

2

Наташе нужно было перейти речку. Речка была маленькая, но быстрая-быстрая. Вода в ней была рыжая. Это потому, что речка текла из болота, а в болотах вода всегда рыжая, кого хочешь спроси.

Только Наташа подошла к мосточку, как ей навстречу вышел Петька-петух с общипанным хвостом. Это был такой драчливый петух, такой драчливый, что он всех петухов в деревне бил. Однажды летом он даже подрался с собакой, когда она захотела выпить воду из миски для кур.

Вот до чего драчливый петух, просто горе с ним!

Он встал на середине мосточка, посмотрел на девочку одним глазом и погрозил на своем петушином языке:

— Ко-ко-ко… Ко-ко-ко…

— Петька, ты ко мне не лезь драться, — предупредила его Наташа. — Я сегодня тороплюсь…

Петька никакого внимания не обратил и опять:

— Ко-ко-ко… Ко-ко-ко…

Тогда Наташа сказала:

— Петька, а хочешь, я тебе крошек дам?

— Ке-ке-ке… Ке-ке-ке… — сразу сказал петух.

Наташа выгребла из кармана пальто хлебные крошки, высыпала на землю. Петька подошел боком, склевал самую крошечную крошку и стал сзывать кур:

— Кур-кур… Кур-кур-кур…

Прибежали курицы, обрадовались, что столько куриного угощения разложено, стали клевать.

Наташа быстрее мимо Петьки, по мосточку, а чтоб деньги не потерять, она их и карман положила и тот карман рукой держит.

3

Подошла Наташа к мастерским, где ее папа работал. А из мастерских грохот разлается:

„Бух-бух… Цок-цок… Тук-тук…“

Это в мастерской целый трактор разбирали на колесики — ремонт делали, мотор меняли… Всего и не расскажешь.

Вошла Наташа. Огляделась. Видит — машины кругом, видит — народу много, а папы нигде нет. И что тут будешь делать? Хоть плачь.

Наверное, его куда-то вызвали, наверное, он где-то понадобился, потому что он все-все делать умел. Про него прямо так и говорили: „Золотые руки“. Честное слово! Я сам слышал.

— Где же мне папу найти? — спросила Наташа.

Рабочие остановили на минуту работу, подумали, посоветовались, потом сказали:

— Ты на картофельное поле загляни. Он там, больше ему негде быть: там вчера картофелекопалка сломалась.

— Спасибо! — сказала Наташа.

— Дорогу-то знаешь? — спросили её.

— Я там была, — ответила Наташа.

А в мастерских опять начало грохотать:

„Бух-бух… Цок-цок… Тук-тук…“

4

Наташа пошла по тропке, мимо огородов, прямо на бугор, где рос лес.

Была осень. Дожди уже кончились, а снега ещё не было. Лес стоял весь огненный, еще коричневый, еще золотой, и это было очень красиво.

И повстречались Наташе белые домашние гуси.

Они шли важно, вразвалочку.

— Гуси-гуси, — спросила Наташа, — вы не видели моего папу?

— Гы-гы-гы… — ответили гуси на своем гусином языке.

Потом они стали смотреть в небо — там, под самыми облаками, летели в теплые страны дикие гуси. Было слышно, как дички призывно кричали:

— Га-г-га… Пора-пора-пора…

И домашние гуси заволновались, тоже заторопились в дорогу, побежали, захлопали крыльями, оторвались от земли, но тут же опустились на дорогу. Они были слишком жирными и ленивыми, чтоб взлететь в небо.

— Гы-гы-гы… Гы-гы-гы… — домашние гуси были обижены и никак не могли понять, почему крылья не держат их и воздухе, почему домашним гусям никогда не долететь до теплого моря. — Гы-гы… Гы-гы… — они заковыляли на своих коротких ногах, переваливаясь с боку на бок.

— Пешком-то вам до моря вообще не дойти, — сказала им Наташа.

И гуси поняли, что девочка говорит правду. Они повернули к дому и больше крыльями не хлопали.

5

Вскоре Наташа вышла на поле. В прошлом году здесь рос сладкий горох, а в этом году росла одна картошка. Её уже выкопали, ссыпали в мешки, мешки сложили в кучу прямо у дороги.

На мешках сидели женщины. Они обрадовались, что к ним пришла Наташа. Закричали, засмеялись:

— Ой, Наташенька-Наталья, что ж ты поздно заявилась? Приходила бы пораньше, помогла бы нам работать.

— Да я бы помогла, — ответила девочка, — только мне вначале нужно папу пойти.

— Так он у нас был, сделал свое дело и ушел, — сказали женщины.

— Тогда и я пойду, — сказала Наташа. — Догонять.

— Ну, посиди с нами хоть немножко, отдохни. Хочешь, песню споем?

Это сказала тетя Люба. Она лучше всех умела в деревне песни петь. Она даже выступала по праздникам в клубе. Пела, а гармонист играл ей на баяне.

— Другой раз споем, — пообещала Наташа.

Тут женщины заговорили между собой:

— И где это шофер запропастился? Что ж, нам тут до вечера сидеть? Слушай, Наташа, если встретишь машину, скажи шоферу, чтоб торопился.

— Ладно, скажу, — кивнула Наташа.

И она пошла. Назад, к деревне. А тетя Люба запела песню. Про рябину. Какая она красная, какая красивая. И песню далеко-далеко было слышно, потому что голос у тети Любы звонкий. И еще потому, что в лесу эхо разносит песню из конца в конец. Точно кто-то не видимый подпевает.

Я сам не раз слышал.

6

И вдруг девочка увидела коз.

Это были такие проказницы, такие проказницы, что на них все в деревне жаловались: то в парник залезут, капустную рассаду потравят, то кусты смородины обглодают. Просто спасения от них во всей округе не было!

Козы разломали ограду возле стожка и теребили сено. Выдернут пучок, пожуют-пожуют и бросят. Выдернут, понюхают и не едят.

— Я вот вам, безобразникам! — крикнула девочка. — Зачем сено портите?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.