Искатель. 2014. Выпуск №8

Щепетнев Василий

Жанр: Фантастика: прочее  Фантастика  Прочие приключения  Приключения    2014 год   Автор: Щепетнев Василий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Искатель. 2014. Выпуск №8 ( Щепетнев Василий)

Анатолий Королев

МЕДНЫЙ МЕДАЛЬОН

1

Все началось в один из теплых июльских вечеров на Кропоткинском жилмассиве. Примерно в 21 час слесарь-сантехник ЖЭУ № 49 Жора Сажин, по уличному — Жлоб, мурлыча под нос развеселенький мотивчик, спускался не спеша по лестнице в старой панельной пятиэтажке-«хрущевке». На нем была серая рубашка с коротким рукавом, измазанные местами подвальной грязью потертые джинсы и потрепанные кроссовки. В одной руке он держал газовый ключ, в другой — выключенный фонарь. Жора пребывал под хорошим градусом, что было его обычным состоянием. Было бы удивительным встретить этого печально известного слесаря трезвым.

Через некоторое время Жора достиг первого этажа, где, по обыкновению, было сумрачно, так как вновь ввернутая лампочка жила здесь не более одних суток. И тут на его голову обрушился тяжелый удар. За первым последовал не менее сильный второй. И душа пострадавшего без сожаления вознеслась к небесам.

Бесчувственное тело слесаря рухнуло ничком на бетонные ступени. Вокруг его головы стало расплываться бурое пятно.

Вскоре в подъезд вошел плотный темноволосый мужчина лет тридцати пяти — сорока, в кожаной черной куртке и спортивных брюках «Адидас». Убедившись, что пульса у Жоры нет и что человек скорее мертв, чем жив, мужчина торопливо поднялся в свою квартиру на втором этаже. Прикрыв за собой дверь, он постоял некоторое время у порога, о чем-то напряженно размышляя, затем нерешительно подошел к телефону и позвонил в полицию.

2

На двери табличка. На ней написано: «Прокурор Заельцовского района Александр Александрович Кравцов».

В небольшом кабинете, обставленном старой мебелью российского производства, за прокурорским столом худощавый седеющий брюнет в форме полковника юстиции. Это и есть Кравцов, среди сотрудников прокуратуры и полиции больше известный как Сан Саныч.

Настроение у Сан Саныча паршивое. Причина тому — попытка дать ему взятку одним влиятельным в городе бизнесменом, открывающим ногой дверь в мэрию. Этот самоуверенный успешный бизнесмен, наживший капитал на перепродаже импортных авто, просил прекратить уголовное преследование в отношении его непутевого сыночка-наркомана, замешанного в грабеже. Попытка дачи взятки была зафиксирована работниками прокуратуры по всей форме, и бизнесмен, вместо того чтобы вернуться в свой офис на серебристом «Мерседесе Пульмане», отправился в «черном воронке» в следственный изолятор.

Сан Саныч хорошо понимал, что предстоят большие разборки с высокопоставленными чиновниками, но уступать не собирался. Он приготовился к драке.

После короткого стука в кабинет вошел майор юстиции Моисеев, полный флегматичный шатен с соломенного цвета усами. Он сел за приставной стол, положил на него потертую папку с бумагами и, отвечая на вопросительный взгляд прокурора, сказал:

— Докладываю, Сан Саныч, об убийстве на Кропоткинском жилмассиве, на которое я вчера вечером выезжал, будучи дежурным следователем.

— Кто убит? — устало осведомился прокурор.

— Да так, пьянь, слесарь ЖЭУ, некто Жора Сажин. Местные жители называли его Жора Жлоб.

Кравцов нахмурился.

— Аркадий Антонович, что значит «да так себе, пьянь»? Это человек. — И попрошу больше такие оскорбительные выражения не употреблять. Тем более я тебя уже предупреждал об этом.

— Извините, Сан Саныч. Конечно, пострадавший — человек.

— Ладно. Давай ближе к делу.

Следователь кивнул и продолжил:

— Скончался этот Сажин от удара сверху в голову, в область темени. Обнаружил его житель квартиры № 65 со второго этажа Кудинов Вячеслав Семенович. Он и позвонил в полицию. Странное какое-то убийство.

— Что в нем странного?

— Судите сами: бабушек на скамейках возле подъезда было шестеро, и ни одна не видела, чтобы во время происшествия кто-то из посторонних заходил в подъезд. Напрашиваются вопросы: убийца кто-то из жильцов дома? Убийство совершено на бытовой почве? Хренотень какая-то. Кому мог помешать этот пьянчужка? В принципе, он не был скандальным человеком.

— Ты говорил, что у него была уличная кличка — Жлоб. Что это означало?

— Жадный был. И все из-за выпивки. Никому за спасибо ничего не сделает. Заплати — тогда пожалуйста.

Прокурор в задумчивости потер подбородок и высказал свое предположение:

— Аркадий Антонович, вот ты говоришь — кому нужен был этот пьянчужка. А если здесь все сложнее? Допустим, пострадавший стал свидетелем какого-нибудь серьезного преступления. И его решили ликвидировать те, кому этот свидетель был опасен. Подкараулили и…

— Но чужие люди в этот подъезд не входили, — высказал сомнение Моисеев.

— В этот. А сколько всего подъездов?

— Четыре.

— И у каждого подъезда сидели бдительные старушки?

— Вообще-то нет, — поднял густые брови следователь. — В основном они собираются возле этого, четвертого, где и произошло убийство. Тут скамейки более удобные и не очень разбитые. Значит…

— Не исключено, что преступник вошел в другой подъезд и через него же и вышел.

— Как это?

— Очень просто — через чердак. Если, конечно, чердаки в подъездах не закрыты. Ты проверял?

— Проверял, — вздохнул Моисеев. — Чердачные крышки не закрыты. На некоторых даже петель для замка нет. Я напишу частное представление в ЖЭУ. Пора с них спросить по всей строгости.

— Представление представлением, но человека уже не вернешь. Теперь ты убедился, что версий много?

— Вы правы, — кивнул следователь. — Но все они не совсем реальные. Ну зачем было убийце подкарауливать Сажина в подъезде? Тут могли и жильцы оказаться свидетелями, и те же бдительные старушки. Проще было подкараулить жертву в темном переулке жилмассива. Ведь слесарь везде ходит. Но если убийца — житель подъезда, где произошла трагедия, то он должен быть полным идиотом. Как правило, никто не оставляет следов там, где сам живет.

— Но исключения из правила всегда бывают, — заметил прокурор, — об этом тоже нельзя забывать. В нашем случае в первую очередь нужно допросить всех жильцов данного подъезда. Глядишь, какая-нибудь зацепка и появится. Не мне тебя учить, Аркадий Антонович. Сколько лет ты отпахал на следствии?

— Через полгода — два десятилетия будет. Однако, Сан Саныч, я ведь с сегодняшнего дня в официальном отпуске числюсь. Уже и билеты на самолет купил. Ни разу на югах не был. Впервые с женой вместе собрались.

— Да помню я о твоем отпуске, — вздохнул прокурор, — а кто это дело будет вести?

— Но, Сан Саныч, в кои годы я собрался в отпуск семьей. И ни разу не было, чтобы по графику сходил.

— Все это верно, — раздумчиво вымолвил Кравцов, — но кому дело поручить? Один опытный следователь на больничном, другой на семинаре в Москве, ты — в отпуск. Остается молодой — Вадим Снегирев. Но он совсем недавно окончил университет, и у нас всего один месяц. Ну, зеленый он еще. Совсем зеленый.

— Сан Саныч, но Вадим окончил университет с хорошими оценками и лестными отзывами преподавателей. Смышленый он парень. К тому же молодому только и начинать с такого дела, как эго. Не депутата же грохнули. Как раз и наберется опыта. Сан Саныч…

— Ладно, — махнул рукой прокурор, — лети на свои юга. Оставь бумаги и пошли ко мне Снегирева.

3

Вскоре к прокурору вошел Вадим — невысокий, с покатыми плечами, худой до неприличия и к тому же рыжий. Форма лейтенанта юстиции висела на нем словно на вешалке.

«Да-а, прислали мне работничка», — грустно подумал Кравцов, но вслух сказал:

— Ну, здравствуй, Вадим! Садись. Что стоишь у порога, как бедный родственник? Будь посмелее. Ты же следователь. Мы на тебя большие надежды возлагаем. Если мне не изменяет память, ты довольно успешно окончил университет. Ректор тебя хвалил.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.