Фея теневого бизнеса

Серова Марина Сергеевна

Серия: Частный детектив Татьяна Иванова [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Фея теневого бизнеса (Серова Марина)

Глава 1

Проклиная все на свете, я сломя голову бежала на автобусную остановку. Крещенские морозы, наступившие в этом году задолго до своего срока, разгулялись не на шутку. Ртутный столбик, опустившийся еще неделю назад до отметки минус тридцать восемь, прочно удерживал свои позиции и сдавать их не собирался. От лютого холода не спасали ни теплый пуховик, ни шерстяные перчатки, ни шарф из ангорки. Все это я приобрела в надежде защитить себя от непогоды, но, увы, новая амуниция помогала слабо. Моя «девятка», безотказно служившая мне верой и правдой столько лет, сегодня наотрез отказалась заводиться, и я катастрофически опаздывала на встречу.

Автобус вот-вот был готов тронуться, а мой жизненный опыт подсказывал, что дождаться следующего мне не светит в ближайшие полчаса. Как только в Тарасов приходит зима, общественный транспорт, как добропорядочный медведь, впадает в спячку. Насколько позволял гололед, я прибавила шагу и запрыгнула на подножку в тот момент, когда двери начали закрываться.

– Куда прешь, не видишь – салон битком? Молодая еще, могла бы и следующего подождать! – напустилась на меня бабка с кошелками, раскорячившаяся в проходе.

– Вы бы баулы свои поживей убирали, и ругаться бы не пришлось, – вступился за меня пожилой джентльмен.

– Тебя забыла спросить! Ишь, адвокат выискался, – перекинулась на него бабка, но сумки с прохода убрала.

Я благодарно улыбнулась джентльмену и, протиснувшись мимо бабки, прошла в салон. Ехать предстояло далеко, почти до конечной. Бабка продолжала ворчать, но уже без особого пыла, так как в ссору ввязываться желающих не нашлось.

– Граждане, передаем за проезд, – зычно горланил кондуктор. – Зайцев не возим. Следующая остановка «Вавилова».

Я порылась в кармане, наскребла мелочь. Пожилой джентльмен снова пришел мне на выручку. Протягивая руку, он произнес:

– Давайте вашу мелочь, я передам.

Бабка недовольно зыркнула на него и прокомментировала:

– Сто лет в обед, а туда же, за молоденькими ухлестывает. Ни стыда ни совести у людей не осталось. Полон салон народу, а он шашни разводит.

– А тебе, видать, завидно, бабусь? На тебя, поди, в последний раз мужики внимание еще при царе Горохе обращали, – улыбаясь во весь рот, пошутил молодой парень, стоящий рядом с бабкой.

– Чего бы ты понимал! – не обиделась бабка. – У меня, между прочим, в ее-то годы от ухажеров отбоя не было. Это я сейчас толстая да скрюченная, а в двадцать годков первой красавицей в нашем селе была. Деревенские парни не одну штакетину друг об дружку обломали – все спорили, кому я достанусь.

– И кому ж ты досталась-то, бабусь? – поддержал разговор парень.

– А никому! Я подолом махнула да за городского замуж выскочила, – под дружный смех пассажиров сообщила бабка. – Почитай, пятьдесят годков со своим стариком прожила.

– Чего ж он тебе сумки-то таскать позволяет? – не унимался парень. – Прошла любовь, завяли помидоры?

– Помер он. Пять лет уж одна живу, – спокойно ответила бабка.

– Прости, мать, не знал. Я обидеть-то не хотел, – смутился парень.

– Чего ж тут обидного. Все помрем рано или поздно. На то она и жизнь, чтоб смертью заканчиваться, – философски заметила бабка. – И ты, касатик, помрешь. А пока – зубоскаль на здоровье.

– Двигай сюда, бабуль, я тебе местечко уступлю, – предложил мужчина, занимавший место в конце автобуса.

Бабка подхватила кошелки и, расталкивая пассажиров, поспешила занять освободившееся место. «Все-таки юмор – великая вещь! Пять минут назад бабка загрызть всех была готова, а нашелся шутник, и вмиг все переменилось. И бабка повеселела, и пассажиры довольны», – размышляла я, глядя в окошко. Оставшуюся часть пути ехали молча. Молодой парень вышел через пару остановок. Бабка – почти следом за ним. Любителей потрепаться в общественном транспорте больше не нашлось. Лично меня это вполне устраивало. В тишине лучше думается, а подумать было над чем.

Полчаса назад мне позвонил давний знакомый с просьбой о помощи. У его соседа произошло несчастье – погибла дочь. Судя по тому, что он успел рассказать, дело предстояло не из легких. Впрочем, с легкими делами ко мне и не обращались. Тут же все осложнялось тем, что сосед был глухонемым от рождения. Вернее, слышать он хоть и с трудом, но слышит. А вот воспроизводить речь не может. Зато прекрасно читает по губам, как заявил мой приятель. И, конечно, умеет общаться с помощью жестов. Беда заключалась в том, что я искусством сурдоперевода не владела и даже представить себе не могла, каким образом будет происходить наше общение. На мое предложение обратиться за помощью к профессионалам в области чтения жестов знакомый только хмыкнул и посоветовал дождаться встречи, а потом делать выводы. Что он имел в виду, я не поняла, но спорить не стала.

Ближе к концу маршрута в автобусе оставалось человек пять, но кондуктор не ленясь добросовестно выполнял свои трудовые обязанности.

– Следующая остановка «Транспортная». Кто не успел оплатить проезд, не стесняемся, передаем деньги, – покрикивал он, но уже не так рьяно.

Я продвинулась к дверям, собираясь выходить.

– Скажите, улица Южная далеко от остановки? – спросила я кондуктора.

– А я почем знаю? Я, милочка, тут пешком не хожу. И тебе не советую. Гнилой район, и люди здесь такие же, – проворчал кондуктор.

– Чего это вы наш район хаете? – напустилась на него женщина средних лет. – Ничем он не хуже других! Я вот выросла здесь, и ничего. А вам, девушка, какой дом нужен?

Вопрос был обращен ко мне, поэтому я переключила свое внимание с кондуктора на женщину и объяснила:

– Я точно не знаю. Меня встретить должны. Где-то между тридцать второй школой и шестой поликлиникой.

– Тогда вам по восьмому Динамовскому идти нужно. Там от школы поворот прямо к поликлинике. А из других проездов к школе не попасть, если проулками дороги не знать. Вы, как выйдете, так прямо и идите, пока школа не покажется. А ворчуна этого не слушайте, хорошие у нас места, и люди гостеприимные, – в заключение добавила она.

– Ага, гостеприимные! Башку проломят, и здрасте не скажут, – бубнил себе под нос кондуктор.

– Не плети, чего не надо! Когда это такое было? – набросилась на него женщина.

– А то не было! – огрызнулся кондуктор. – Месяц назад мужика прямо на остановке с пробитым черепом нашли, а сегодня – девчонку. И тоже с дыркой в голове.

– Это где же? – ахнула женщина. – Что-то я про девочку не слыхала.

– Вот как раз на Южной и нашли, – довольный тем, что завладел вниманием, принялся рассказывать кондуктор. – На стоянке. Голову разбили и бросили. Там с утра полиции понагнали – не протолкнуться. Мужики, что машины забрать не смогли, рассказывали.

– Что, полиция запретила? – спросила женщина.

– Кого запретила? – не понял кондуктор.

– Не кого, а чего: машины забирать, – пояснила пассажирка.

– Да нет. Завестись не смогли. Мороз-то стоит нешуточный. Мы вот тоже еле-еле завелись. Ну, а с прикуривателем бегать сегодня некому было. Говорю же: полиция там, допросы и все такое. Вот мужикам и пришлось общественным транспортом воспользоваться.

«Быстро у нас информация распространяется, – подумала я. – Наверняка речь идет о той девушке, убийство которой мне предстоит расследовать». В этот момент автобус затормозил на остановке, двери открылись, и я вышла на сковывающий холод.

– Прямо, прямо идите. Вон проход виднеется, – напутствовала меня словоохотливая пассажирка, высовываясь из дверей автобуса.

Водитель нажал кнопку, и двери закрылись, едва не прищемив голову сердобольной женщины. Я помахала ей рукой и двинулась в указанном направлении. Путь мой лежал на автостоянку, на которой нашли тело девушки. Услышав позади себя шаги, я обернулась. Меня догонял мужчина лет пятидесяти. Он приветственно помахал рукой, и я остановилась. Подойдя ближе, он протянул мне блокнот, открытый на странице, на которой четким почерком было написано мое имя и стоял вопросительный знак в конце.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.