Чемпион среди неудачников

Серова Марина Сергеевна

Серия: Телохранитель Евгения Охотникова [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чемпион среди неудачников (Серова Марина)

Глава 1

Любое новое дело для меня начинается с телефонного звонка. Ну, в девяти случаях из десяти это именно так.

Дело в том, что я – телохранитель. Согласна, профессия для женщины не вполне обычная, но мне нравится. Тем более что это занятие – служить и защищать – максимально соответствует полученному мной образованию. Я окончила Ворошиловский институт. Некоторые злопыхатели насмешливо именовали мою альма-матер «институтом благородных девиц»… Доля правды в этом была – «Ворошиловку», как мы ее называли, создали еще в советские времена специально для детей крупных военачальников, партийных шишек и дипломатов, и обучались там исключительно девушки. Меня, к примеру, привез из Владивостока папа-генерал. Мне исполнилось семнадцать, и папе было жизненно необходимо пристроить свое беспокойное чадо в какое-нибудь закрытое учебное заведение, где ему, то есть чаду, вправят мозги, удержат от многочисленных ошибок, которые чадо жадно стремилось совершить, а заодно дадут высшее образование. Следовало признать, папа знал, что делал. Спустя пять лет вместо сумасбродного тинейджера, склонного к неоправданному риску и экстремальным видам спорта, из стен «Ворошиловки» вышла серьезная молодая особа, крепкий профессионал. И пусть в дипломе у меня записано, что я получила профессию «референт-переводчик», на самом деле все было куда интереснее.

На третьем курсе я и еще несколько девушек получили предложение пройти обучение в спецгруппе «Сигма». Отбор был очень жестким, а обучение – и того круче. Из тринадцати человек курс завершили только трое. Надо ли уточнять, что одной из этих девушек была я, Евгения Охотникова.

Началась моя служба в отряде специального назначения «Сигма». Я побывала в «горячих точках», обезвреживала террористов, освобождала заложников. Я служила своей стране, делала то, что умею лучше всего… А потом появились сомнения. Я начала задумываться о том, чьи и какие приказы мы выполняем. Ради чего отправляемся на рискованные задания… И я решила уйти. Да, знаю, с нашей работы так просто не уходят… Но самоубийство моего начальника, полковника Анисимова, стало последней каплей. Я находилась в полушаге от того, чтобы сломаться в любой кризисной ситуации… Короче говоря, я подала рапорт об увольнении, и меня отпустили.

Я решила начать жизнь, что называется, с чистого листа. Бросила Москву, не вернулась в родной Владик… Вместо этого я отправилась в провинциальный Тарасов, где проживала моя тетушка. Людмила Охотникова была сестрой моего отца. Семьи у пожилой дамы не было, и Мила, как она с первого дня велела ее называть, с радостью приютила племянницу. С тех пор я живу и работаю в Тарасове. Без ложной скромности могу сказать, что я являюсь одним из лучших телохранителей. Без работы я не сижу – даже в нашей провинции у людей предостаточно проблем, и я помогаю их решать.

За мелкие заказы я давно уже не берусь. Круг моих клиентов составляют люди солидные, те, кого называют хозяевами жизни. Мой телефон бывшие клиенты передают своим друзьям вместе с блестящими рекомендациями, и разговор с потенциальным клиентом традиционно начинается с того, что я выясняю, кто же меня порекомендовал.

Так было и на этот раз. В трубке послышался молодой мужской голос, задающий привычный вопрос:

– Евгения Максимовна Охотникова? Телохранитель? Мы хотим предложить вам работу.

Меня слегка напрягло это «мы». Кого мужчина имеет в виду? Семью из четырех человек? Пару молодоженов? Футбольную команду?! Обычно у телохранителя только один охраняемый объект.

– Могу я узнать, кто посоветовал вам обратиться ко мне? – осведомилась я, изучая рисунок на обоях. Все-таки и в моей работе, весьма, скажем так, нескучной, есть своя рутина. А больше всего я не люблю доказывать клиентам свою крутизну и отвечать на идиотские вопросы типа: «А правда, что вы можете убить здорового мужика канцелярской скрепкой?!» Не знаю, откуда взялась эта фишка со скрепкой, но стоило кому-то пустить такой слух, и пошло-поехало. На этот вопрос я не отвечаю – сразу же перевожу разговор на другую тему. Лучше всего в этот момент озвучить размер моего гонорара – у клиента немедленно вылетают из головы всякие посторонние мысли. А что касается скрепки – да, могу. Да я и без скрепки могу тоже… Но предпочитаю не афишировать свои умения.

В телефонной трубке стояла нервная тишина. Я напряглась вторично и была вынуждена повторить вопрос:

– Так кто рекомендовал вам обратиться именно ко мне?

Почему-то этот простейший вопрос поставил моего собеседника в тупик. В трубке послышалось какое-то шушуканье, потом мужчина печальным басом сказал кому-то:

– Ну, не могу я с ней разговаривать! Давай лучше ты, а?

И тут же раздался звонкий ломающийся голос подростка:

– Евгения Максимовна? Извините моего друга. Он просто очень стеснительный. Дело в том, что у нас никаких рекомендаций нету. Ваши координаты мы раздобыли в Интернете. О вас столько хорошего пишут! Вы просто экстракласс! В общем, мы решили, что вы – это именно то, что нам надо!

Я едва не расхохоталась. Ну и самомнение у мальчишки! Впрочем, немного лести никому еще не повредило. К тому же мне понравилось задорное нахальство. В общем-то, я уже приняла решение. Иногда я отказываю клиенту просто потому, что понимаю – мы не сработаемся. Да, я могу психологически подстроиться к кому угодно – хоть к маньяку, хоть к избалованной дочке миллионера, хоть к его властной престарелой мамаше или, если работа требует, к его пуделю. Но в последние годы я не настолько нуждаюсь в деньгах, чтобы хвататься за любые подвернувшиеся дела.

К тому же работы в городе больше, чем я физически могу выполнить, поэтому неприятных клиентов я вежливо сплавляю в охранные агентства, которые со дня моего приезда расплодились в Тарасове, как сыроежки после дождя. Я предпочитаю дружить с конкурентами, а не воевать…

Мальчишка мне понравился, так что я предложила:

– Я готова встретиться с вами и обсудить подробности. Назначайте место встречи.

В трубке снова повисла тишина, потом послышалось озабоченное шушуканье…

– Скажите, а мы можем подъехать прямо к вам домой? – наконец спросил парень.

Я напряглась в третий раз. Обычно я не приглашаю клиентов в свой – то есть наш с тетушкой Милой – дом. Ну, кроме совсем уж форс-мажорных обстоятельств. В Тарасове полно приятных кофеен и ресторанчиков, на худой конец можно встретиться на выезде из города и просто посидеть в машине.

– Не вижу необходимости, – отрезала я. Надо сразу поставить нахального мальчишку на место. Ишь чего выдумал – вторгаться на мою личную территорию!

Шепот в трубке: «Говорил я тебе, что не захочет она?! Ну, кто был прав, а? Ты же у нас самый умный, блин!»

Я терпеливо ждала. Наконец трубка вернулась к человеку, который начинал разговор со мной. Молодой мягкий бас умоляюще произнес:

– Евгения Максимовна, мы понимаем, что причиняем вам громадные неудобства… Но и вы нас поймите тоже! Наше дело настолько секретное… Думаю, ведущие промышленные корпорации мира были бы на все готовы, чтобы получить запись нашего разговора…

Вот тут я заинтересовалась всерьез. Это что же там у них за секреты, если речь зашла о «ведущих корпорациях»?!

Второй собеседник все-таки завладел трубкой и придушенным шепотом добавил:

– К тому же это вопрос жизни и смерти!

Это, положим, вовсе не оригинально. У каждого из моих потенциальных клиентов речь идет о жизни и смерти. Ну, не считая того случая, когда меня наняли сопровождать игуану… Да и тогда, признаюсь честно, дело закончилось стрельбой.

– Ладно, подъезжайте! – наконец сказала я. Мне слегка надоело это препирательство. Подумаешь, какие важные! Секреты у них, видите ли!

Меня немного покоробило, что мальчишки не спросили у меня адрес. Да, конечно, я понимаю – современному юноше проще что-нибудь взломать в Сети и таким образом выяснить, где живет понравившаяся девушка, чем, стесняясь и мямля, прямо спросить ее об этом. Но у нас-то случай другой! Могли хотя бы для приличия не показывать, что собрали обо мне в Интернете всю доступную (и, кажется, недоступную тоже) информацию…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.