Увидеть меня

Хиггинс Венди

Серия: Увидеть меня [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Увидеть меня (Хиггинс Венди)

Пролог

Сесилии Мейсон никогда не было так страшно. Их младенец — Робин, спит крепким сном в переноске на груди. Леон сжал руку Сесилии, когда они вошли в Королевство Фей через небольшой портал в ирландской сельской местности. Они не хотели нести Робин на землю Фейри, но не могли оставить ее в США.

Сесилия запахнула куртку, поверх выпуклости ткани. Жизнь, которую она посвятила служению непредсказуемым Феям, научила ее не выказывать эмоций и не привлекать внимания. Они надели свою самую простую одежду. Селия пришла без макияжа, а каштановые кудри собрала в низкий пучок. Пара, казалось бы, людей, за исключением вкраплений магии в их крови, съежилась, проталкиваясь сквозь густой барьер атмосферы между мирами.

Охранник портала признал Дайтах [1] человеческих «помощников» и провел через укрытый виноградной лозой лабиринт к поляне. Над головой разливался мягкий свет из небесных пастельных завитков, и звучала музыка, похожая на перезвон колокольчиков.

Сесилия, не доверяя магнетической притягательности этой земли, приготовилась к натиску приятной чувствительности Фей.

Их провели в палатку из невесомой ткани, украшенную цветами, которые переплетались между собой в ослепляющий круговорот цветов. На цветочном ложе располагалась женщина-фея с волосами цвета мерцающей корицы и глазами желтыми, словно одуванчик. В ней Сесилия узнала Мартинет, старшую жену Короля Лета, правящую южным регионом Фейри. У ее ног красивый мужчина-человек, с потерянным фанатическим взглядом, щедро покрывал ее кожу нежными поцелуями.

Мейсоны были осторожны, стараясь не показывать свой ужас при виде Мартинет. Легкий блеск пота на их лбах и увлажнившиеся ладони не помогли. Они стояли неподвижно, пока взгляд желтых глаз Мартинет путешествовал по ним, словно по морским свинкам в зоомагазине — возможному источнику зрелища. Сесилия, полная злости недавно родившей матери, скрестила руки над грудью, притягивая Робин ближе.

— Оставь меня. — Голос Мартинет был томным, когда она жестом отправила прочь человека у своих ног. Он издал грустный звук и поцеловал ее лодыжку. Она попыталась убрать ноги и ударила его по лицу, будто он был молью, но тот лишь забормотал и отчаянно вцепился в нее. — Уведите его, — приказала она охране.

Охранник-фейри рывком поднял мужчину и оставил их наедине. Леон стоял с каменным лицом и отводил взгляд от супруги короля, пока выступал с докладом по их региону в США за прошедший год, рассказывая об одиннадцати феях, незаконно проникших на землю, и двадцати трех людях, которым в последствие Леон стер память.

Отчет прошел лучше и быстрее, чем ожидалось. К облегчению Сесилии, их дела, должно быть, утомили Мартинет; она широко зевнула и отвернулась от них.

В тот момент из переноски, спрятанной под курткой Сесилии, послышался крохотный писк.

Сесилия развернулась, чтобы уйти. Малышка Робин снова зашумела. На этот раз ее хныканье переросло в мягкий плач.

Леон откашлялся, когда его жена направилась к выходу.

— Здравствуйте, моя Леди, — обратился он к Мартинет, чья голова в любопытстве была склонена набок.

— Остановитесь. — Ее голос донесся до них звуком колокольчика.

Пара невинно и нервно повернула головы.

Мартинет протяжно заговорила.

— Что это был за звук?

— Простите? — спросил Леон.

Робин выбрала неподходящий момент, чтобы вскрикнуть снова, и ее родители обменялись отчаянными, испуганными взглядами. Глаза Мартинет расширились, когда она взглянула на шевелящееся нечто на груди у Сесилии.

— Что вы принесли в наши земли?

— Всего лишь наш ребенок, — объяснила Сесилия беззаботным тоном. — Вероятно, необходимо сменить пеленки. Противное дело. Не будем больше вас задерживать, моя Леди.

Они снова повернулись, но лишь для того, чтобы еще раз быть остановленными резким звуком ее чистого голоса.

— Я никогда не видела новорожденного человека. Покажите мне.

Фейри выпрямилась на стуле, из слоев ее платья вылетели лепестки. Ее любознательный взгляд и нетерпеливый тон заставили Сесилию задрожать. Сесилия медленно распахнула куртку и отстегнула переноску. Само изящество — королева встала и скользнула вперед. Робин, которой была неделя от роду, искоса посмотрела и притихла, когда на нее попал блаженный свет. Внезапно Сесилии пылко захотелось, чтобы Робин была лысенькой и смешной, как и остальные детишки, которых она видела. Но вместо этого королева любовалась каштановыми волосами, длиной в дюйм, розовыми щечками и мило наморщенным ротиком. На Фейри уставились шоколадные глаза с черными ресницами. Красота.

Яркие глаза Мартинет наполнились восхищением.

— Такая крошечная, — удивилась она. — Ее кожа мягкая, как пух.

Сесилия медленно двинулась назад, ведомая животным инстинктом.

Когда фейри поднесла свою идеальную тонкую руку к щеке младенца, Сесилия отдернула ребенка прочь и закричала:

— Нет… Не трогай ее!

Температура вокруг них подскочила, когда глаза фейри вспыхнули огнем. Ее руки замерли в воздухе.

— Моя Леди, — вмешался Леон. — Наш человеческий врач говорил нам не позволять кому-либо ее касаться, пока она так мала. Дети слишком хрупкие. Пожалуйста, простите мою жену. Ее тело и сознание все еще не отошли от родов.

Вел он себя спокойно, но жена распознала огонек паники в глубине его глаз. Она старалась сдерживаться, в то время как все, чего она хотела, — сбежать.

— Мне так жаль, моя Леди, — выдавила извинения Сесилия. — Я знаю, что прикосновение фей изменяет человеческое сознание. Мы не знаем, как это может повлиять на новорожденных. Я бы не хотела, чтобы она однажды потеряла способность прислуживать Королю Лета.

Мартинет изучала Сесилию, в ее глазах сплетались солнечный свет и жар.

— Я полагаю, вы сообщили о рождении этого ребенка? — потребовала ответа фейри.

— Конечно, Леди Мартинет, — уважительно отозвался Леон.

Ошибка в отчетности о ребенке Дайтах означала смерть для его родителей.

Каждый, кто обладал магической кровью, должен был служить.

После еще одного долгого взгляда, подаренного Сесилии, и другого, более жадного, направленного на ребенка, королева потерла свой острый подбородок. Зловещее выражение на ее лице свидетельствовало о том, что она вынашивала какую-то идею.

— Я могу понять, почему вы привязаны к ребенку. — Королева хитро взглянула на пару и медленно обошла их, сверкающие волосы волнами струились по ее спине. — Это прекрасная вещица. — Мартинет остановилась прямо перед Сесилией и посмотрела вниз на ребенка. — А прекрасные вещицы имеют свойство растворяться в ночи.

Угроза уколола Сесилию острым пониманием. Она едва устояла на ногах, а Леон заговорил с преувеличенной осторожностью.

— Что бы вы желали от нас, моя Леди?

Королева усмехнулась.

— Я найду для нее пару — создам узы, которые в значительной степени угодят Королю.

Когда пламенный взгляд Фейри дополнила высокомерная безнравственная улыбка, на плечи Сесилии легло бремя страха за будущее ее дочери. Будущее, которое теперь было неопределенным.

Глава 1

Окончание старшей школы было сладостно-горьким. Мы с сестрой в темноте возвращались с выпускного домой, в Грэйт-Фоллз, штат Вирджиния, лесистый городок с холмами и скалами, уютно примостившийся между забетонированными мегаполисами. Я была так рада, что у меня есть Кэссиди. Даже сейчас она ощущала мое настроение, когда я въехала на нашу подъездную дорожку и заглушила мотор. Я рассеяно уставилась на качели, освещенные системой, реагирующей на движение. Мы годами делились секретами на этих деревянных качелях.

— Сегодня было весело, правда? — осторожно спросила Кэсс.

Я кивнула.

— Ага. Весело, но… Слишком странно.

— Да, — прошептала она. А затем, чтобы подбодрить меня, добавила: — Не могу поверить, что футболисты-выпускники были голыми. Мне не нужно было всего этого видеть. От всеобщего крика у меня до сих пор уши болят.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.