Тринадцатая

Джуэл Белла

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тринадцатая (Джуэл Белла)

Белла Джуэл

Тринадцатая

Пролог

Уильям

Желтые осенние листья скрипят под моими ботинками, пока я иду к школьному двору. Не хочется идти сегодня в школу, но мама сказала, что у меня нет выбора, что школа для умных детей, и если не ходить в неё, то как же я тогда собираюсь когда-нибудь стать умным? Я мог бы стать умным. Ведущий в телевизоре рассказывает все новости, которые мне нужно знать. Но она заявила, что невозможно найти себе друзей в телевизоре, и что единственный способ подружиться с кем-то — это пойти в школу. Можно было сказать ей, что я не нуждаюсь в друзьях, они не помогут мне стать успешней, но она сказала бы, что такое поведение глупо.

И мне пришлось пойти в школу.

Я не сказал ей, что там меня ждут местные хулиганы, каждый день засовывающие меня в школьные шкафчики. Если я скажу об этом, то покажу свою слабость, а сейчас, когда мой отец работает, а брат уехал, поскольку ему не нравилось здесь учиться, мне пришлось остаться единственным мужчиной в доме. Слабости тут не место.

Мама говорит, что хулиганы обычно обращают внимание на тех детей, которые уже похожи на жертв. Думаю, она не права. Я не жертва, а просто ребенок. Они выбрали меня, потому что я отличаюсь от них: не смотрю на девочек так, как смотрят они и не сбегаю на вечеринки. Мне всего тринадцать. Я здесь просто, чтобы получить свои знания, а потом уйти домой и позаботиться о своей семье, ведь я единственный мужчина в доме. О чем, собственно, уже упоминал.

Пронзительный звук школьного звонка говорит о том, что я опаздываю. Ускоряю темп, заворачиваю за угол и направляюсь в школьный двор. День прохладный, зимний, и приходится придерживать свое пальто, чтобы ледяной ветер не пробрался под него. Я вижу, что ученики заходят через передние двери в здание, и с быстрого шага перехожу на бег.

Так концентрируюсь на дверях, что не замечаю "их". Сильная рука появляется и хватает меня за рукав, утаскивая в аллею прямо за школой.

Я всегда знал, что эта аллея таит опасность.

Мое тело врезается в жесткую деревянную изгородь, и я поднимаю глаза на моих хулиганов. Их четверо. Все они крупней меня, каждый — член школьной футбольной команды. Они учатся в старших классах, и им всем уже исполнилось по шестнадцать.

Лидер их шайки, Марсель, первым шагнул вперед. Он морщится от отвращения, будто я только что вылез из сточной канавы и оскорбляю его одним своим видом. Парень наклоняется, и я чувствую, как от него несет никотином.

Курить — это не круто.

— Ты пытаешься избегать меня, Уилл. Ты правда думал, что можешь спрятаться дома с мамочкой и никогда больше не вылезать оттуда?

Я разглядываю его, удивляясь, почему для наездов он решил выбрать меня. Я даже не знал его имени, пока он не заприметил меня и не сунул головой в унитаз шесть месяцев назад. Будучи обычным ребенком, я не был выскочкой и прилежно учился. И вот теперь я прижат к забору и думаю, чем же заслужил столь повышенное внимание с их стороны и постоянные попытки вывести меня из себя.

Не утруждаюсь ответить ему - это лишь все усугубит. Мои ответы ничего не изменят. Если отвечу, буду неправ, если не отвечу — тоже.

— Ты, бл*, онемел что ли, п*здюк мелкий?

Мое тело содрогается. Ненавижу это слово. Оно так… вульгарно. Я оглядел остальных четырех парней, стоящих, как верные псы за спиной Марселя, преграждающих мне путь к отходу. Их имен я не знаю. Это всего лишь мелкие сошки. Высокий парень с рыжими волосами нервничает, будто знает, что что-то должно вскоре случиться и это доставит ему прорву неприятностей — но он все еще здесь, по-прежнему делает свой выбор в пользу их компании.

Я по-прежнему молчу. Если просто позволю им избить меня, все закончится быстрее.

— Ты урод, Уилл. Знаешь об этом? — шипит Марсель, наклоняясь ближе.

Конечно, знаю. Я бы не был пришпилен к изгороди, если бы не знал.

Хулиганы такие недалекие.

Марсель замахивается кулаком и бьет по моему лицу, ломая мне нос с такой силой, что кровь забрызгивает его футболку. Я не плачу, это именно то, чего он хочет, но боль, растущая в моей голове, почти заставляет меня умолять. Почти. Марсель хватает меня, и его серые глаза сканируют мое лицо.

Он тяжело дышит, будто это я затащил его в эту аллею и бросил ему вызов. Будто это моя вина. Урок о том, что мир настолько искажен, дался мне тяжко.

— Знаешь, — рычит он, встретившись со мной взглядом. — Я слышал, как моя девчонка недавно сказала, что ты очаровательный. Знаешь, как это фигово, когда моя подружка заявляет, что такой урод, как ты, очарователен? Особенно если этому уроду всего — сколько? Тринадцать? Да твой член не больше тюбика чертовой губной помады, и все равно она считает тебя очаровательным.

Я не знаю, насколько это «фигово», потому что у меня нет девушки.

И снова, хулиганы — недалекие.

— Не отвечай мне, ты, мелкий болван. Неважно. К тому моменту, как ты выберешься из этой аллеи, я позабочусь, чтобы ты больше не выглядел очаровательным. У меня не будет конкуренции с маленькой сволотой, которая даже говорить не в состоянии.

Мой рот наполняется кровью, и нос пульсирует так сильно, что я могу слышать биение собственного пульса в голове. Я не отвожу глаз от Марселя. Говорят, что надо смотреть опасности прямо в глаза, это должно придать сил и воли. Но я совсем не чувствую себя сильным в этот момент. На самом деле, я вообще ничего не чувствую. Такие, как я, не дерутся. Я неудачник, а неудачники - слабые. Все это знают.

Марсель тянется к заднему карману и достает оттуда маленький пузырек с чем-то, что я не могу опознать. Сердце, которое по ощущениям находится в моей голове, начинает колотиться еще сильнее

Я стараюсь не показывать страха, пытаюсь стоять прямо и быть готовым ко всему, что он припас для меня, но это непросто, когда твой противник такой же ненормальный, как мой.

— Она сказала, что дело в твоих глазах, — начинает он, лениво рисуя круги на ладони пузырьком. — Сказала, что у тебя самые потрясающие глаза из всех, что она видела. Как океан.

Я не знал, что мои глаза были похожи на океан.

Он хватает меня за рубашку, рывком притягивая ближе.

— Никто никогда не будет более привлекательным для моей девчонки, чем я.

Говорят, что плохие вещи происходят, как в замедленной съемке. Они правы. Я чувствую, что Марсель пригибает меня к земле. Чувствую каждое движение, пока мое тело летит в грязь. Чувствую вес его тела сверху, его колени прижимают меня, и я пытаюсь вырваться. Чувствую, как его друзья держат мои руки за головой, пока еще один закрывает мне рот рукой. Становится трудно дышать, ведь из моего носа льется кровь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.