Сокровенное сказание монголов. Великая Яса

Чингисхан Тэмуджин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сокровенное сказание монголов. Великая Яса (Чингисхан Тэмуджин)

От редакции

Оценка деятельности той или иной исторической фигуры – всегда субъективна. И во многом зависит от документов, на которые приходится опираться исследователю, и, конечно же, от его добросовестности. Европейская историческая традиция часто априори зачисляла в категорию «жестоких варваров» всех, кто носил титул «хан». А Чингисхан и его воины – это и вовсе «исчадия ада»! «Монголы – это солдаты Антихриста, которые пришли собирать последний, самый ужасный урожай», – это слова великого Роджера Бэкона…

Но разве цель, которую ставил перед собой Чингисхан, чем-то отличается от стремлений других великих правителей прошлого – от Александра Македонского до Наполеона Бонапарта? Разве не все они в равной степени стремились создать мощное централизованное государство с единственно возможной в те времена эффективной формой управления – абсолютной властью?

Чингисхан стал создателем Монгольского государства, объединившего в единый народ различные группы и группировки под правлением, которое по форме своей было абсолютной монархией в высшем ее проявлении. А затем пришло время империи, охватившей огромную территорию. И вспомним: империя Александра начала разваливаться сразу же после его смерти, а Наполеон и вовсе умирал на острове Святой Елены, понимая, что от его Великой Франции ничего не осталось.

А вступление в наследство сына Чингисхана не вызвало никаких протестов и волнений, и власть его потомков, позднее все же разделившихся на отдельные царства, распространялась на полмира еще несколько столетий.

Чтобы создать великое государство, нужны великие реформы и преобразования, нередко ломающие существующие устои от верхов до основания. Разве у Чингисхана все получилось само собой, его четко структурированная империя возникла на ровном месте, по мановению волшебной палочки? И снова нет. Чингисхан был величайшим реформатором, его опорой в преобразованиях стали воля, авторитет, энергия и организаторский талант.

С тех пор, как представители монголоязычных племен, собравшиеся в 1189 году на Великий хуралдай (курултай), являвшийся официальным государственным институтом монголов, провозгласила Тэмужина Чингисханом – то есть «ханом-океаном», Повелителем Вселенной, высшим правителем родоплеменного объединения Хамаг Монгол («Все монголы»), Монголия с точки зрения государственного устройства и управления преобразилась до неузнаваемости. Стремительный переход от родо-племенного кочевого устройства к единому государству сопровождался столь же стремительными и масштабными реформами.

Вся верховная власть была сосредоточена в руках хана, его указы являлись обязательными к исполнению на всей территории страны. При этом Великий хуралдай не утратил своей роли как совещательный орган, на котором монгольская аристократия могла высказать свое мнение по важнейшим вопросам: возведение на престол нового хана, объявление войны или заключение мира и т. д. Хан был наделен правом высшей судебной инстанции, однако же структура судебной власти была относительно независимой.

Суд при Чингисхане превратился из общественного института в государственный. Хан понимал, что если законы, откуда бы они ни исходили, не будут соблюдаться в самом дальнем улусе, его империя обречена на развал и гибель. Именно поэтому контроль за исполнением судебных решений был важнейшей задачей Верховного судьи, который вершил правосудие от имени хана.

Финансовым фундаментом функционирования монгольского государства стала налоговая система. Преемник Чингисхана – Угэдэй, ввел в оборот монеты, а вскоре в отдельных частях Империи появились и бумажные деньги. При Чингисхане была организована сеть путей сообщения, налажена бесперебойная работа курьерской службы, разведки, в том числе и экономической.

Огромные территории и разрозненность подданных, необходимость постоянного поддержания сил в боевой готовности требовали создания очень четко структурированной системы организации. Фундаментом такой военно-административной организации стала децимальная система – всех монголов Чингисхан поделил на десятки, сотни, тысячи и тумэны (десять тысяч), «перетасовав» таким образом племена и роды.

Командирами над главнейшими структурными подразделениями были назначены специально отобранные люди из приближенных и нукеров Чингисхана. Все взрослые и здоровые мужчины считались воинами, в мирное время они вели свое хозяйство, а в военное обязаны были по первому приказу взяться за оружие.

Отдельные сотни, тысячи и тумэны вместе с земельными наделами передавались во владение феодальному князю, главе аристократического рода – ноёну. Хан, который по закону являлся собственником всей земли в государстве, раздавал землю и работников во владение ноёнам, те за это обязаны были исполнять определенные повинности, которые прежде всего касались военной службы. Самовольный переход из одного десятка, сотни, тысячи или тумэна в другой был запрещен, работники были закрепощены за ноёнами.

Такая система, вполне естественно, не является идеальной с точки зрения современных принципов, но она полностью соответствовала условиям того времени, образу жизни и традициям монгольского народа. Казалось бы, человек, создавший такую систему и сделавший свое государство сильнейшим на тот момент в мире, должен без каких-либо оговорок войти в сонм величайших правителей в истории.

Но не тут-то было. При том, что полководческий талант Чингисхана признавали абсолютно все, его заслуги как правителя не то чтобы оставались в тени – их словно и не существовало вовсе!

Выдающийся ученый, академик Б. Я. Владимирцов сказал однажды: «Чингисхан был сыном своего времени, сыном своего народа, поэтому его и надо рассматривать действующим в обстановке своего века и своей среды, а не переносить его в другие века и другие места земного шара». Прекрасные и правильные слова! Но давать такую оценку деятельности первого монгольского хана еще до недавнего времени были готовы немногие.

Причины такого отношения, в общем-то, понятны. Воины Чингисхана прокатились губительной волной по Азии и половине Европы, все сметая на своем пути. «Они пришли, сломали, сожгли и убили» – такой образ монголо-татар и их предводителя надолго стал архетипом жестокости и варварства. Почему же именно монголы стали «главными обидчиками» во времена, когда воевали все и повсюду?

Потому что были сильнее и организованнее всех остальных, а возглавлял их выдающийся правитель?.. Побежденные никогда не любят победителей и с трудом признают их превосходство…

Но самое главное: даже у тех европейцев, которые готовы были объективно оценить роль Чингисхана в истории, практически не было точек опоры – документов и свидетельств очевидцев, на основе которых можно было составить правдивую картину.

В древние времена человек, не знавший своей родословной, был подобен «обезьяне, которая без толку блуждает в лесу». Именно поэтому была так развита и богата изустная традиция передачи знаний и истории. Монголы в этом смысле не были исключением – история рода и племени передавалась как самое дорогое наследство.

Об этом писал персидский историк XIV века Рашид ад-Дин: «Обычай монголов таков, что они хранят родословие предков и учат, и наставляют в знании родословия каждого появившегося на свет ребенка. Таким образом, они делают собственностью народа слово о нем, и по этой причине среди них нет ни одного человека, который бы не знал своего племени и происхождения».

Со временем история монгольского народа обогащалась новыми фактами, и передавать события исключительно в устной форме становилось все труднее. Возникла необходимость в летописях и летописцах, которые появились при Чингисхане (еще одна несомненная заслуга великого правителя) в начале XIII века. Первые монгольские «несторы» собрали все предания и мифы о предках Чингисхана: ни много ни мало – 22 поколения.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.