Сталинградская битва – контрнаступление

Антонова Людмила Викторовна

Серия: Летопись Победы. 1443 дня и ночи до нашей Великой Победы во Второй мировой войне [10]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сталинградская битва – контрнаступление (Антонова Людмила)* * *

Сталинграду

Мы засыпали с думой о тебе.Мы на заре включали репродуктор,чтобы услышать о твоей судьбе.Тобою начиналось наше утро.В заботах дня десятки раз подряд,сжимая зубы, затаив дыханье,твердили мы:– Мужайся, Сталинград! –Сквозь наше сердце шло твое страданье.Сквозь нашу кровь струился горячопоток твоих немыслимых пожаров.Нам так хотелось стать к плечу плечоми на себя принять хоть часть ударов!…А мне все время вспоминалась ночьв одном колхозе дальнем, небогатом,ночь перед первой вспашкою, в тридцатом,второю большевистскою весной.Степенно, важно, радостно и строгоготовились колхозники к утру,с мечтой о новой жизни,новом строе,с глубокой веройв новый, общий труд.Их новизна безмерная, тревожа,еще страшила…Но твердил народ:– Нам Сталинградский тракторный поможет…– Нам Сталинград коней своих пришлет.Нет, не на стены зданий и заводов,проклятый враг, заносишь руку ты:ты покусился на любовь народа,ты замахнулся на оплот мечты!И встала, встала пахарей громада,как воины они сюда пришли,чтобы с рабочим классом Сталинградаспасти любимца трудовой земли.О том, что было страшным этим летом, –еще расскажут: песня ждет певца.У нас в осаде, за чертой кольца,все озарялось сталинградским светом.И, глядя на развалины твои(о, эти снимки в «Правде» и в «Известьях»!),мы забывали тяготы свои,мы об одном молили: – Мести, мести!И пробил час. Удар обрушен первый,от Сталинграда пятится злодей.И ахнул мир, узнав, что значит верность,Что значит ярость верящих людей.А мы не удивились, нет! Мы знали,что будет так: полмесяца назадне зря солдатской клятвой обменялисьдва брата: Сталинград и Ленинград.Прекрасна и сурова наша радость.О Сталинград,в час гнева твоегоприми земной поклон от Ленинграда,от воинства и гражданства его!Ольга Берггольц

От авторов

* * *

Зимняя кампания 1942 г. начинается контрнаступлением Красной Армии в районе Сталинграда с целью уничтожения находящихся здесь отборных немецко-фашистских сил. От успеха контрнаступления зависит возможность проведения всех последующих операций зимой 1942-43 гг. На этом направлении против войск Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов к ноябрю 1942 г. действуют часть сил 8-й итальянской, 3-я румынская, 6-я и 4-я танковая немецкие армии. В них насчитывается 49 дивизий, включая 4 моторизованные и 5 танковых, а также 2 бригады. Главная группировка врага – дивизии 6-й и 4-й танковой армий – находятся в междуречье Волги и Дона. Действия ее поддерживает авиация 4-го воздушного флота.

Оперативные резервы врага на сталинградском направлении состоят из шести дивизий.

В послевоенный период западноевропейская и американская печать неоднократно пытается представить военные действия так, будто советские войска, готовясь к контрнаступлению под Сталинградом, имели огромное превосходство над противником. Это не соответствует действительности. К началу операции советские войска всех трех фронтов не обладают сколько-нибудь существенным превосходством в силах и средствах над противником. По количеству людей силы равны: советские войска насчитывают 1005 тыс. бойцов, немецко-фашистские – 1011 тыс. В танках и артиллерии превосходство Красной Армии незначительно, а по количеству самолетов она даже уступает противнику. Это видно из данной таблицы.

Соотношение сил сторон к началу контрнаступления под Сталинградом

На направлениях главных ударов советское командование создает значительное превосходство как в живой силе, так и в технике. Это достигается путем умелых перегруппировок. Например, 21-я армия, действовавшая в составе ударной группировки Юго-Западного фронта, имеет превосходство над противником: в людях – на всем фронте наступления армии в 1,4 раза, а на главном направлении – в 3 раза, в артиллерии на всем фронте – в 2,4 раза, а на главном направлении – в 4,6 раза.

План контрнаступления под Сталинградом поражает своими масштабами и целями. Бывший заместитель командующего Сталинградским фронтом генерал армии М. М. Попов вспоминал, что когда начальников родов войск фронта и командующих армиями ознакомили с замыслом Ставки ВГК, всех охватило величайшее чувство гордости за свою страну, за свою армию. «…Мы почувствовали, – писал он, – что находимся в центре событий, которые по значению, масштабам и способам действий войск не имели себе равных в истории нашей армии. Когда же нам сообщили, что, разделавшись с армиями Паулюса, войска нескольких фронтов будут развивать наступление в направлении Ростова и Донбасса с перспективой отрезать противника на Северном Кавказе, это чувство еще более окрепло и наполнило нас гордостью».

Этот высокий патриотический дух становится важнейшим фактором превосходства советских воинов над противником, о чем нередко умалчивает реакционная печать. В этот период, как свидетельствовали участники Сталинградской битвы, начиная от рядовых бойцов до генералов, все жили ощущением великой ответственности за судьбы фронта и страны: «Мы горели одним желанием, одним стремлением – нанести удар по фашистским захватчикам, опустить меч возмездия на их головы». В воспитании этого высокого наступательного порыва огромную роль играет партийно-политическая работа, которую развернули командование, политорганы и партийные организации частей и подразделений.

Охваченные чувством патриотизма, тысячи воинов подают заявления с просьбой принять их в ряды ВКП(б). Так, например, в войсках Сталинградского фронта в ноябре в партию принято свыше 5300 бойцов и командиров – в 3 раза больше, чем в июле.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.