Мастера детектива. Выпуск 9

Спиллейн Микки

Серия: Мастера детектива [9]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мастера детектива. Выпуск 9 (Спиллейн Микки)

Микки Спиллейн

Я, гангстер

* * *

Они подстерегли меня в баре, что на Второй авеню. Выждали, пока схлынет вечерняя толпа, и тогда только взяли. Двое этих улыбающихся верзил в модных шляпах с узкими полями легко могли затеряться среди молодых клерков. Но кто понимает, сразу бы заметил едва видимый перекос плеча, возникающий от привычки носить оружие всегда с одной стороны, и это накладывало особый отпечаток на их облик.

Подойдя ко мне вплотную, они придвинули табуретки и только собрались открыть рот, как я избавил их от излишних хлопот: допил, сунул в карман сдачу и поднялся.

— Пошли?

Один из них, голубоглазый, согласился с улыбочкой:

— Пошли.

Я ухмыльнулся, кивнул на прощанье бармену и направился к двери. На улице аккуратный толчок в бок повернул меня направо, другой такой же толчок заставил меня завернуть за угол. Там нас ждала машина. Один из них сел за руль, другой — справа от меня. Я не ощущал боком оружия на парне справа, из чего сделал вывод, что он его держит в руках.

* * *

В дверях, широко расставив ноги и сунув руки в карманы, стоял приземистый мужчина, смотревший вроде бы в никуда, но замечавший все. Другой молча сидел на подоконнике за моей спиной. Слышно было, как уличные часы на площади пробили девять. Позади меня приоткрылась дверь, ведущая, очевидно, в кабинет, и чей-то голос сказал:

— Введите его.

Улыбчивый верзила пропустил меня вперед, сам вошел следом и прикрыл за собой дверь.

И тут я в первый раз пожалел, что оказался не в меру сообразительным. “Тоже мне, умник нашелся”, — думал я, почувствовав холодок, пробежавший по спине. Я плотно сжал губы и ухмыльнулся, ибо стоило мне произнести хоть слово, они бы сразу поняли, как я к ним отношусь.

Легавые. В штатском, но легавые. Пятеро передо мной, один сзади. Да еще в соседней комнате двое. Но эти пятеро выделяются, это сразу заметно. Выправка та же, но они мягче. Если у них и есть острые углы, то они надежно спрятаны. До поры до времени.

Пятеро мужчин, пять разных однобортных синих или серых костюмов, пять темных галстуков и белых рубашек — официальный стиль, хотя и не встречающийся в обычной полицейской практике. Пять пар бесстрастных и в то же время внимательных глаз, казавшихся, впрочем, усталыми и невосприимчивыми к юмору.

Тощий, сидевший в конце стола, был другого типа, и, присмотревшись к нему повнимательнее, я понял, что он ненавидит меня так же сильно, как и я его.

Стоя у двери, улыбчивый верзила спросил.

— Он нас узнал. Ждал нас.

В голосе тощего заметны были и полутона.

— Ты слишком сообразителен для... шпаны.

— Я — не та шпана, с которой вы привыкли иметь дело.

— Ну и давно ты понял?

Я пожал плечами:

— С самого начала. Недели две.

Они переглянулись. Это им явно не понравилось. Один слегка пригнулся к столу, лицо его покраснело.

— А как ты это понял?

— Я же сказал вам. Я — не совсем обычная шпана.

— Тебе, по-моему, задали вопрос.

Я поглядел на малого, который пригнулся к столу. Его руки были крепко сжаты и побелели в суставах, но лицо уже пылало.

— Я уже играл в эти игры, — пояснил я. — Животное всегда знает, что у него есть хвост, даже если он короткий. Я тоже знал, что за мной хвост — с того момента, как вы его ко мне приставили.

Малый посмотрел мимо меня на улыбчивого верзилу:

— А ты это знал?

Мой приятель у двери секунду помешкал:

— Нет, сэр.

— Но хоть подозревал?

Он снова помешкал:

— Нет, сэр. И в рапорте наших сменщиков этого тоже не было.

— Поразительно, — сказал мой собеседник. — Просто поразительно. — Тут он снова взглянул на меня:

— А ты мог оторваться от хвоста?

— В любой момент.

— Понимаю. — Он замолчал и немного пососал губу. — И все-таки решил этого не делать. Почему?

— Из любопытства. Скажем так.

— Ну, а если б за тобой ходил кто-то, чтобы тебя убить, тебе тоже было бы любопытно?

— Конечно, — сказал я. — Вы же сами знаете, я — дурак.

— Ну-ну, парнишка, выбирай выражения.

Я снова ухмыльнулся, да так, что почувствовал свой шрам на спине.

— Идите вы все к дьяволу!

— Послушай...

— Нет, это ты послушай, козел паршивый... и не указывай мне, какие выбирать выражения. И вообще ничего мне не указывай, не то сейчас пойдешь... туда, где ни разу не бывал. И не смей меня запугивать, хоть у меня и была уже одна ходка...

Верзила позади меня перестал улыбаться и подсказал им:

— Дайте ему выговориться.

— Да, черт возьми, дайте мне выговориться. Все равно у вас нет выбора. Это вам не вола гонять с карманником или шлюхой, у которых при виде легавых коленки трясутся. Я вообще ненавижу легавых, а вас, козлов, и подавно.

— Все? Закончил?

— Нет, — возразил я. — Но я уже наигрался. Я въехал в ваши игры, чтобы выяснить, в чем дело, и дело оказалось мерзкое. Так что я спрыгиваю. Если вы думаете, что у меня это не получится, то попробуйте меня удержать. Но тогда, правда, придется объяснить ваше поведение паре-тройке газет, в которых у меня есть хорошие друзья.

Тощий спросил:

— Все?

— Да. А теперь я с вами прощаюсь.

— Погоди прощаться.

Я остановился на ходу и взглянул на него вопросительно. Никто даже не пытался помешать мне уйти. Но в воздухе что-то висело: во всей их игре было что-то мне непонятное. Я снова ощутил, как у меня напряглась спина, и спросил:

— Ну, что еще?

Тощий развернулся в кресле:

— У меня сложилось впечатление, что ты любознательный малый.

Я вернулся к столу:

— Ладно, друзья. Но пока вы меня в это дело не вписали, позвольте задать вам пару вопросиков.

Тощий бесстрастно кивнул.

— Вы — легавые?

Он снова кивнул, но в его глазах мелькнуло новое выражение.

— Хорошо. Допустим. Мы — легавые, но... особого рода.

Тогда я спросил:

— А я кто, по-вашему?

Он ответил медленно и спокойно:

— Райен, Ирландец. Шестнадцать приводов, одна судимость за оскорбление действием. Подозревался в соучастии в нескольких убийствах, нескольких ограблениях и трижды проходил свидетелем по делам об убийствах. Связан с известными преступниками, не имеешь никаких очевидных источников дохода, за исключением небольшой пенсии из-за нетрудоспособности, полученной после Второй мировой войны. Проживаешь по адресу...

— Достаточно, — прервал я его.

Тощий немного помолчал, откинувшись в кресле:

— И еще — ты весьма неглуп.

— Благодарю. Все-таки два года колледжа.

— Это тоже имело отношение к криминальной сфере?

— Это не имело никакого отношения вообще ни к чему. Вышибли под зад коленкой.

Он постучал пальцами по столу:

— Итак, ты заметил, что за тобой две недели ходил хвост. А знаешь почему?

— Сначала я решил, что вы хотите втянуть меня в какую-нибудь историю и сделать стукачом. Если так, то зря стараетесь. На это у вас мозгов не хватит.

— Думаешь, у тебя больше мозгов, чем у целого подразделения полиции?

Они внимательно наблюдали за мной. Никто не проронил ни слова.

Наконец я сказал:

— Ладно. Я действительно любознательный. Объясните все сами, но только доступным языком. Чтобы я мог уловить нюансы.

По кивку тощего все остальные вышли из комнаты.

— Надо выполнить одно задание, — сказал он. — По ряду обстоятельств мы не можем этого сделать сами. Одно из этих обстоятельств очевидно: по всей вероятности, мы достаточно хорошо известны... противоположной стороне. Кроме того, есть еще и психологический фактор.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.