Большая книга ужасов

Ольшевская Светлана

Серия: Большая книга ужасов [41]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Большая книга ужасов (Ольшевская Светлана)

Без права на страх

Часть первая. Без права на страх

Глава 1. Каникулы начались!

Что-то определенно должно случиться. Обязательно должно. Что именно – не знаю, но чует сердце, мало не покажется.

А все потому, что упала с полки моя тетрадь. По виду она не совсем тетрадь, скорее книжку напоминает – толстая, с красивой твердой обложкой, но внутри – в обычную школьную клеточку. Только эта тетрадь не для школы.

Это очень важная для меня тетрадь. Полтора года назад по свежей памяти я описала в ней события, в корне изменившие мою жизнь. Рассказала в мельчайших подробностях – вдруг когда-нибудь пригодится. Хотя я и так все помню. То были несколько самых ярких, самых страшных, но и одновременно прекрасных дней, поделивших мою жизнь на «до» и «после».

Мне тогда так хотелось хоть кому-то рассказать о своей радости и своей беде! Но ведь даже лучшему другу не доверишь всего. Вот я и поделилась – с тетрадкой. Я никому никогда ее не показывала, прятала на верхней полке шкафа. Иногда перечитывала, как перечитывают любимые книги…

Последний раз я брала ее в руки пару месяцев назад, после чего привычно положила на верхнюю полку шкафа. Там она благополучно пролежала, заваленная конспектами, до сегодняшнего дня. А сейчас вдруг упала. Я собиралась на экзамен, открыла шкаф, хотела взять с нижней полки учебник, к верхней даже не прикасалась. И вдруг – хлоп! – лежит тетрадь на полу, на развороте образовался надрыв.

Как она могла упасть – ума не приложу. Одно из двух – или я ее все же непостижимым образом зацепила, или…

Или что-то должно случиться. Просто так подобные вещи не происходят. Со мной, во всяком случае.

Но размышлять было некогда. Положив тетрадь обратно на полку – потом подклею, – я схватила учебник и помчалась на экзамен.

* * *

Лето подкралось незаметно и вопреки логике, как-то неожиданно. Просто весна в этом году выдалась холодной, и приближения лета почти не ощущалось. Да еще эти экзамены! Подготовка к ним убила весь май без остатка и все нервы в придачу. Казалось, этот тихий ужас не кончится никогда, некогда было даже отвлечься, полюбоваться разноцветьем майских красок. Идешь, бывало, бросаешь отстраненный взгляд на роскошный куст белой сирени – а в голове формулы, теоремы и страх перед экзаменами.

И вдруг… вдруг все закончилось. Сегодня утром я, толком не проснувшись, привычно вскочила, глянула на часы – почти десять! В панике бросилась собираться – опять проспала!.. Опять полночи учила и ничего не знаю!.. А что я вообще учила? Не помню…

И только натянув одежду и схватившись за рюкзак, оказавшийся непривычно легким, я окончательно проснулась и замерла на месте. Да ведь не надо больше никуда спешить! И ничего зубрить тоже не надо. Последний экзамен сдан вчера, со школой до сентября покончено, остались только мелкие формальности. И можно перестать беспокоиться и начать жить!

Жить… Я вздохнула. Бросила рюкзак на пол, сунула ноги в комнатные тапки. Теперь жизнь из суетливой и нервной превратится в спокойную. Будет время для книжек, друзей, интернета. И мыслей.

И пригрело наконец-то по-летнему. Каникулы, считай, начались. Можно радоваться…

Я неторопливо прошлась по комнате. Ох, и беспорядок! С этими экзаменами я не то что убраться, а и перекусить часто не успевала. Да что там – даже тренировки забросила, а это уже совсем никуда не годилось. Если занимаешься борьбой всерьез, так тренируйся регулярно. Не знаю, пригодятся ли мне в жизни формулы и квадратные уравнения, а это понадобится всегда, с моим-то умением встревать куда не следует!

Сегодня же начну наверстывать упущенное. Но для начала – убрать, убрать немедленно эти следы нервных унылых дней! Книги, тетради громоздились на столе, подоконнике, креслах – вперемешку с одеждой и всякой всячиной. О, дожила – и кроссовки тут же, на кресле! Хорошо хоть, мама не видела…

Не успела я так подумать, как скрипнула дверь, и в мои апартаменты гордым лебедем вплыла мама. Она была еще в пижаме, растрепанные волосы кое-как прихвачены обручем, но вид при этом – почти царственный. Мама окинула любопытным взглядом мою комнату, будто впервые ее видела, открыла окно настежь, впустив внутрь гомон поселка и многоголосое чириканье, и жизнерадостно провозгласила:

– Какое прекрасное утро! И какой роскошный свинюшник – будто готский король со своей свитой прошелся!

С этими словами она плюхнулась на кресло, прямо поверх книг, шмоток и кроссовок, откинувшись на спинку и манерно закинув ногу на ногу, хоть это было и не слишком удобно.

И не подумайте, мама вовсе не читала мне морали: по всему видать, ее в самом деле радовало и сегодняшнее утро, и все прочее, что к этому утру прилагалось, включая свинюшник в моей комнате. Мама вообще не делает трагедии из кроссовок на кресле, рухнувшей люстры или принесенной с улицы собаки.

Такова уж моя мама – она, наверное, самый странный человек на свете. Она может запомнить наизусть страницу прозаического текста, единожды его услышав, но никогда еще вовремя не вспомнила о родительском собрании в моей школе. Ругаться она считает некультурным, но и без залихватского оборота своей речи не мыслит. Поэтому в качестве крепких словечек у нее служат то «сивая кобыла», то «тифозные ежики», то вообще «готский король». Не знаю, чем этот король ей не угодил, но поминает его в хвост и в гриву, где надо и где не надо.

Моей маме ничего не стоит взобраться на дерево, чтобы снять оттуда кошку. Причем она не боится даже таких тонких веток, на которые и я бы сунуться не рискнула. А вот высоких каблуков она не носит – боюсь, говорит, высоты.

Но с ней легко находиться рядом. Когда мама заходит в комнату, на душе всегда становится уютнее и теплее. Не ждешь нотаций и придирок, ничего не прячешь торопливо под стол, а просто радуешься, что она пришла.

Я всегда ей рада.

Потому что работает моя мама в некоем закрытом учреждении, рабочий день ненормированный, и дома она бывает куда реже, чем мне бы хотелось. Иногда по несколько суток пропадает на своей работе, о которой, к слову сказать, ничего никогда не рассказывает. Служебная тайна, говорит. Стыдно сказать, но я вообще не знаю, что представляет собой мамина работа!

Я давно приучилась к самостоятельности. Но… в свои пятнадцать с половиной мне иногда, как маленькой девочке, хочется к маме. Сказать кому, кто меня знает – не поверят.

А сегодня мама, похоже, пришла сообщить какую-то приятную новость, вот и приняла столь голливудскую позу для пущего эффекта.

– Две! – мама торжественно подняла два пальца.

– Две новости, что ли? – осведомилась я.

– Да, а ты что, мысли читаешь?

– Нет, делаю логические выводы. И сначала давай плохую.

– Плохую? А зачем тебе плохая? Все хорошо, и жизнь хороша! – Мама с довольным видом потянулась, отчего с кресла посыпались на пол какие-то бумаги и грохнулась одна кроссовка. – А новости такие: во-первых, мне в этом месяце предстоит отпуск.

– Ур-ра! – обрадовалась я. – А вторая? Предлагаешь куда-нибудь поехать?

– Ну, опять ты читаешь мысли! – притворно огорчилась мама. – Помнишь, ты зимой так рвалась уехать из города подальше? Еще спрашивала, нет ли у нас родственников в деревне?

Я только хмыкнула. Еще бы не помнить! Зимой я влипла в большие неприятности [1] , и меня стала преследовать чертовщина. Вот и спрашивала про родственников где-нибудь подальше отсюда, у которых можно было бы укрыться. Но их не оказалось, а мама, всегда относившаяся к моим проблемам с пониманием, в тот раз мне просто не поверила. В итоге я уехала без спросу куда глаза глядят, и… В общем, спасаясь от темных сил, я сбежала, как выяснилось, в самое их логово и в итоге еле уцелела.

– Так вот, – продолжала мама. – Родственники в деревне нашлись. Правда, не совсем в деревне и не совсем родственники…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.