Легионер Тур

Гулевич Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Легионер Тур (Гулевич Александр)

Гулевич Александр

Легионер Тур

Часть-1

Глава-1 Поднявшись с кровати и, не успев, как следует оглядеться по сторонам, я ощутил вспышку острой боли в своей голове и, не удержавшись на ногах, обратно завалился на свое ложе. Полежав некоторое время, пока она не утихнет и, собрав всю волю в кулак, я все же смог самостоятельно подняться на ноги. Оглядев место своего пребывания, я непроизвольно уселся на пятую точку и схватился за раскалывающуюся голову.
-Мама дорогая! Это же где, я оказался и, самое главное, как?! Это же натуральный притон для бомжей, не иначе. Неожиданно противно заскрипела до невозможности ободранная дверь, тем самым вызвав очередной приступ головной боли и тут же послышались совершенно незнакомые мужские голоса: -Давай поднимайся тупой бездельник!
-Оставь его в покое Рик. Пусть валяется. Тебе бы в башку кастетом пару раз со всей дури садануть, помрешь ведь, а он живой опять остался, правда, не совсем целый, но всё же...
-Ну, да, были бы у него мозги, загнулся бы, однозначно! – Засмеялся, кто-то третий. – Ему не привыкать! Тупой, как твоё бревно, потому и жив до сих пор. Наверное...
-А, что ты хотел Рик? Это же рядовой бык, правда, дюже здоров и, силен как штурмовой танк. Сколько он разборок прошел, за последние три года? Я уж и, не упомню. – Один черт, бригадир дал команду отсюда уходить на запасные позиции. На сей раз банда Атласа нас в этом районе потеснила, но мы, придёт время, обязательно вернёмся. Не понимая, о чем говорят неизвестные, я решился вновь подняться и, посмотреть, кто же это такие, но прежде осторожно приоткрыв один глаз и, поразился увиденной картине. В одной комнате вместе со мной находились трое, самой, что ни на есть бандитской наружности. Все они были в черных джинсах и, в совершенно одинаковых черных кожаных куртках. Причем у всех за поясами торчали рукоятки массивных пистолетов. М-да-а... Попал, что называется, как кур в ощип.
-Тур, не претворяйся, я же вижу, ты уже пришел в себя, а нам нужно отсюда срочно уходить. Не совсем поняв, к кому конкретно обращается старший из мордоворотов, я решил подняться и, не усугублять непонятную ситуацию. Медленно встав на ноги, я мутным взглядом осмотрел непонятную троицу и, мгновенно понял: они же меня за своего считают! С чего бы это?!
-Кабан, отведи его в туалетную комнату. Пусть он себя в порядок приведет и, смоет со своей тупой башки кровь. В таком виде по городу разгуливать нельзя. Мигом легавые заметут. – Отдал команду главный из этой троицы, нервно посматривая на часы. Отделившись от компании, один из них подошел ко мне и, подхватив под руку, повел в соседнее помещение, где и завел в туалетную комнату, оставил меня одного. Помогать он мне не хотел категорически... Открыв кран с холодной водой, я подставил голову под струю холодной воды и, проведя рукой по совершенно лысой голове... Стоп. Почему лысой? Я же забыл, когда последний раз, вообще посещал парикмахерскую. Выпрямившись, я посмотрел на себя в зеркало и, сердце мое ёкнуло, рухнув куда-то глубоко вниз. Из грязноватого зеркала, на меня смотрела рожа, по сравнению с которой лицо известного российского боксера Николая Валуева воспринималась как лицо топ-модели с Парижских показов мод. Протерев глаза, я опять взглянул, но картинка осталась прежней. Морда ни в какую, не желала исчезать. Пощупав голову, густо покрытую всевозможными шрамами, разной степени давности я, в конце концов, убедился в реальности происходящего.
-Твою маман! Я, наверное, продолжаю спать и, этот кошмар мне просто сниться. – Пробубнил, я себе под нос, пытаясь осознать случившееся со мной.
-Тур! Давай быстрее. У нас нет больше времени тебя ждать! – Раздался весьма недовольный голос старшего громилы.
-Уже иду! Быстро вытерев голову бумажным полотенцем, я опрометью выскочил из туалетной комнаты и пристроился в хвост уходящим. Поплутав по извилистым коридорам некоторое время, мы вышли на улицу. Оглядевшись по сторонам, я остановился как вкопанный от увиденного мной зрелища. Узкий проулок окружали самые настоящие высотки домов из стекла и бетона уходившие очень далеко в небо и терялись где-то в облаках.
-Ты чего встал?! Давай шевели копытами! Очнувшись, я хотел было догнать своих нечаянных спутников, но в этот момент откуда-то сверху свалилась ‘тарелка’ с прозрачной кабиной и оттуда стали стрелять. Увидев как громилы в чёрных куртках обливаясь своей кровью повалились на тротуар, я в испуге рванулся обратно в приоткрытую дверь и, не разбирая дороги побежал по узким коридорам куда глаза глядят. Минут через десять запыхавшись, я решил остановиться и осмотреться. Это оказалось с моей стороны самым разумным решением, так как, буквально сразу, я понял, что в этих катакомбах происходит что-то неладное. В отдалении слышались приглушённые вопли с дикой руганью и, всё это сопровождалось звуками активной перестрелки ведущейся в разных местах. Осознав, что весь этот ужас медленно, но верно приближается в мою сторону, я опять побежал подальше от этого кошмара, надеясь, поскорее унести отсюда ноги и бежал до тех пор, пока лампы в коридоре не погасли. Оказавшись в полной темноте, я остановился и, нашарив руками стену, медленно побрёл вперёд, пока не увидел свет, пробивающийся сквозь щель. Это оказалась дверь. Нащупав фигурную рукоятку, я осторожно её приоткрыл и, посмотрев наружу, увидел пустынную улицу. Не заметив для себя никакой угрозы, я выбрался наружу и, стараясь не привлекать к себе ненужного внимания, пошёл по тротуару подальше от столь негостеприимного места, с любопытством посматривая по сторонам.
-Это Тур из бригады Кабана! Держите его, не дайте ему уйти! – Послышался чей-то вопль за моей спиной. Обернувшись на крик, я увидел два десятка вооружённых мужиков бегущих в мою сторону и, мне ничего не оставалось, как припустить от них, но на этот раз мне оторваться от них, ни как не удавалось, а силы мои стали подходить к концу. Прекрасно понимая, что преследующие разбойники меня просто убьют, немного поднажал и побежал дальше пока не увидел на другой стороне улицы небольшое здание с приоткрытой дверью. Деваться было совершенно некуда и поэтому, я бросился туда и, заскочив внутрь, захлопнул за собой бронированную дверь, заперев её на массивный запор.
-Я вижу у тебя проблемы сынок? – Раздался вопрос за моей спиной, произнесённый явно насмешливым тоном. Обернувшись, я увидел мужчину средних лет поднимающегося из-за обычного канцелярского стола явно в военной форме неизвестного мне покроя и, принадлежности.
-Можно и так сказать. – Ответил, я срывающимся голосом, ощущая, сильнейшую усталость во всём моём измученном теле.
-Как тебя зовут парень? Припомнив, как к нему обратился один из громил, представился: -Тур.
-Значит ты один из ‘быков’ криминальной группировки. Мне до этого дела нет, но если ты вошёл в вербовочный пункт Легиона, то обязан понимать, что или ты подпишешь пятилетний контракт или будешь выброшен незамедлительно на улицу. Время на раздумья одна минута. Время пошло. Поразившись наличию представительства французского Иностранного легиона в России, я непроизвольно взглянул в окно и заметил своих преследователей, которых почему-то стало ещё больше и, осознав всю пагубность отказа подписывать договор, повернулся к военному и тяжело вздохнув, ответил на его слова: -Хорошо, я подпишу контракт.
-Я предоставлю тебе такую возможность, но только имей в виду, на сегодняшний день есть только вакансии штурмовиков.
-Сгодиться.
-В таком случае проходи к столу и присаживайся, будем оформлять все полагающиеся документы. Что там за штурмовики такие, я себе даже не представлял, но учитывая моё безвыходное положение, согласился бы на любую вакансию лишь бы вновь не оказаться на улице, где меня ожидала целая толпа каких-то вооружённых отморозков. Шатающейся походкой, я подошёл к столу и присев на шаткий стул, посмотрел на представителя Иностранного Легиона и поинтересовался: -Где мне надо расписаться?
-Одну минутку. – С нескрываемой радостью, проговорил пожилой вояка и, достав какой-то прибор, поставил его прямо перед собой.
-Расписываться нигде не надо, достаточно приложить обе ладони и договор будет заключён. Равнодушно пожав плечами, я выполнил требование и в результате из чёртовой машинки выскочили два листа. Вербовщик, демонстрируя недюжинную сноровку, подхватил один из них и запер в стол, а затем протянул второй экземпляр мне вместе с тоненькой пачкой каких-то купюр.
-Поздравляю, ты теперь штурмовик четырнадцатого легиона. Теперь ты можешь отдыхать, за тобой через два часа прибудет транспорт и доставит на орбиту Рауна, а уж оттуда в учебку, где ты будешь изучать премудрости воинской науки. Тут у меня вновь помутилось в голове и, я чуть не свалился на пол и то благодаря тому, что успел крепко схватиться за стол.
-Ничего, это со многими бывает. Не ты первый и не ты последний так, что привыкай. – Дружелюбно произнёс легионер и, подойдя ко мне, подхватил под руку и повёл вглубь помещения, где уложил на лавку и удалился. Пытаясь хоть что-нибудь понять в происходящем, я взглянул в отпечатанный текст, но буквы расплывались, не давая, как следует его прочитать. В конце концов, я оставил это занятие и, сложив вчетверо договор, всунул его во внутренний карман вместе с купюрами и, прикрыв глаза, задремал. Очнулся, я от страшной ругани и, оглядевшись по сторонам, увидел, как вербовщик ругается с каким-то военным и внимательно прислушался, о чём идёт речь.
-Гнорий, ты какого лешего с этим доходягой контракт подписал, у него же сильнейшее сотрясение мозга?! Не приведи господи окочуриться в полёте, что тогда прикажешь делать?!
-Не переживай, я уже третий год в этой дыре под названием Тароса народ в Легион вербую и эту породу хорошо знаю. Этот Тур живуч как крыса, об этом говорит целая куча шрамов на его голове, так что это самый подходящий рекрут для штурмовиков, которые, как известно долго не живут. – Спокойно ответил вербовщик и, хлопнув своего собеседника по плечу, добавил: -Можешь мне поверить, я давно уже не ошибался. Просто возьми его и доставь на транспортник, а там сдай его врачам, большего от тебя ничего не требуется.
-Ладно, уговорил старый чёрт, отвезу его и дело с концом, пусть они сами с ним дальше разбираются. Услышав этот разговор, я попытался встать, но у меня опять сильно закружилась голова и, я вновь потерял сознание. Открыв глаза, я первым делом увидел белоснежный потолок и, чуть скосив в сторону свой взгляд, заметил человека в белом халате, делающий какие-то манипуляции, но обратив внимание на меня, заговорил: -Очнулись, отлично, теперь с вами будет всё в полном порядке. К сожалению, ваша страховка на косметическую операцию не распространяется, но учитывая наличие в вашем кармане подъемных, мы вылечили вашу травму и немного исправили лицо, так что вы теперь стали похожи на нормального человека. Хотите взглянуть на себя?
-Сделайте любезность. Врач, искренне подивившись такому обращению к своей персоне, хмыкнул и, взяв в руки приличных размеров зеркало, повернул его ко мне. М-да-а... Похоже мне это сниться и мой кошмар продолжается, правда, на этот раз лицо в отражении было более благообразным, но не намного. Произошедшие изменения в первую очередь касалось бесследно исчезнувших многочисленных шрамов, да и цвет лица из серовато-зеленого приобрёл вполне нормальный оттенок.
-Теперь вы можете подняться. Посмотрев на врача, отставившего в сторону зеркало, я откинул белоснежную простынь и встал с медицинского стола босыми ступнями на холодный кафельный пол и последовал за доктором в соседнее помещение. Здесь ничего не было, за исключением кушетки, на которой лежала стопка камуфляжной одежды, а радом с нею стояли устрашающего вида берцы.
-Одевайтесь, сейчас за вами зайдёт сержант и сопроводит в кубрик с группой, с которой вы направляетесь в учебную часть четырнадцатого Легиона, где вы станете настоящим штурмовиком. – Распорядился он и, ухмыльнувшись, удалился, захлопнув за собою дверь. Скинув с себя больничную пижаму, я натянул на себя нижнее бельё, а затем развернул комбинезон с какими-то нашивками и внимательно присмотрелся к нему. Он был каким-то странным, и дело было не в камуфляжной расцветке, она как раз была самой обычной, а в фасоне комбинезона с многочисленными приспособами непонятного назначения. В конце концов, выкинув из головы все странности, я одел его и зашнуровал массивные берцы, неожиданно оказавшиеся очень лёгкими и удобными. В этот момент открылась дверь и, в неё вошёл верзила. Оглядев меня с головы до ног, он удовлетворённо хмыкнул и мощным басом гаркнул: -Рядовой Тур, за мной. Покинув лазарет, я стараясь не отставать от... наверное сержанта, последовал за ним по длинному коридору, пока не оказался с ним в лифте.
-Похоже, ты первый раз в космосе?
-Первый. – Ответил я, лихорадочно соображая, кто из нас двоих на голову прихворал.
-Заметно. Ну, ничего теперь ты легионер и космос станет для тебя обычной стихией. – Как ни в чём небывало, продолжил сержант и, ободряюще хлопнув меня по плечу, поинтересовался: -Ты по своей воле в штурмовики подался или встрял в неприятности?
-Так получилось, деваться мне было совершенно некуда, вот и подписал контракт. – Честно признался я, не вдаваясь в подробности случившегося со мной.
-Обычная история, не первый, не ты последний, главное, вступивший в Легион освобождается от уголовной ответственности и получает новое имя, биографию, а также шанс занять достойное место в Империи, если выживет, конечно.
-Ничего не скажешь, приятная перспектива. – Пробормотал, я себе под нос, начиная осознавать, что проблемы с головой не у сержанта, а конкретно у меня. Лифт остановился и когда створки дверей разошлись в стороны, мы вышли, но сделав пару шагов, я встал как вкопанный, в полном изумлении разглядывая огромный ангар, в котором в длинный ряд стояли, наверное, истребители, очень похожие на те, которые показывали в фантастических голливудских кинофильмах.
-Ты чего встал, а ну давай за мной! Да... мои глюки продолжаются, но что-то они уж больно реалистичны и самое главное их становиться всё больше и больше, а это наводит на очень грустные мысли. Вот с такими думами, я последовал за сержантом и, пройдя весь ангар, мой сопровождающий открыл одну из стальных дверей и пригласил меня войти. Равнодушно пожав плечами, я шагнул в помещение и, оглядевшись по сторонам, увидел двухъярусные кровати, на которых валялось с десяток человек. Когда дверь за моей спиной захлопнулась, один из тех, кто находился в помещении, приподнялся и громко воскликнул.
-А, я тебя знаю, ты из банды Кабана. Неужели не узнаёшь?
-Что-то не припоминаю, хотя после посещения лазарета, у меня с памятью что-то туговато стало. Мало чего помню.
-Понятно, местные коновалы физиономию тебе подрихтовали заодно и в мозгах поковырялись. Обычное дело в Легионе. – С некоторой злорадностью в голосе, высказался неизвестный и вновь завалился на кушетку. Внимательнее оглядевшись, я заметил пару пустующих кроватей и, подойдя к одной из них, улёгся. Берцы снимать было лень, поэтому в них так и остался. Хотелось спать, но сон почему-то не шёл. Вся окружающая обстановка очень сильно ассоциировалась с тюремной камерой, которая по всей видимости ею и была, а засыпать не разобравшись с местными порядками было крайне рискованно, тем более узнавший меня субъект как-то не внушал особого доверия, да и вообще все молча лежали, не ведя никаких разговоров, а это было подозрительно. Приняв решение, не засыпать, я сымитировал свой сон и стал припоминать события предшествующие моим до жути реалистичным глюкам. Служил, я по контракту пять лет в бригаде Внутренних войск и состоял на должности механика-водителя колёсной бронетехники. Служил бы и дальше, тем более служба мне действительно нравилась, но мой кореш возьми, да соблазни заняться своим малым бизнесом, а конкретно стальные двери на заказ варить. Подумал, посоветовался и решил согласиться. Сначала дело заладилось, пошли заказы, да так пошли, что пришлось ещё сварщиков нанимать. Одним словом, деньги пошли, может быть для некоторых и не большие, а для нас с приятелем очень даже не маленькие. Во Внутренних войсках, я столько и за год не получал, как здесь за месяц, но деньги это такое дело... Не каждый может это испытание выдержать, я как ни странно выдержал, а вот товарищ мой, нет. Понесло его, что называется. Пустился во все тяжкие, а я... Да, что там говорит! Сплоховал, нет бы, попытаться его урезонить, так нет же, особо на его загулы внимания не обращал, полностью уйдя в дело и, не заметил, когда компаньон начал деньги из общего котла присваивать, а когда заметил, то уже поздно было и как итог: разорился подчистую. Приятель мой, наделав кучу долгов, сбежал и, мне пришлось за десятерых горбатиться, чтобы со всеми рассчитаться. Рассчитаться-то, я рассчитался, но один чёрт пришлось фирму продать и податься механиком в автомастерскую, где и проработал три месяца, пока у одного мастера сын не родился и он, решив отметить это дело, пятилитровую баклажку спирта не поставил с хорошей такой закуской. Помню, выпивали, тосты хорошие произносили, но видать пожадничал мастер, прикупив палёной спиртяги и вот теперь мне всякие глюки видятся, будь оно всё неладно! Стоп, а что это мои сокамерники задумали, уж не мне ли тёмную решили устроить? Похоже на то... Перемигиваются и в мою сторону, ласково так посматривают, видать надеются меня тёпленьким взять, ну уж нет, не бывать этому, хотя их многовато будет для меня одного, но как говориться, бог не выдаст – свинья не съест... Лежу, я и дальше наблюдаю, прикидываясь спящим тюленем, а они аккуратно так с коек повставали и босиком в мою сторону, чтобы значит берцами меня не разбудить. Ну, вы это зря гаврики, обувь в драке тоже оружие, я умею ими размахивать, казарменная жизнь научила. И ещё не учла эта босота, что валяюсь, я у стенки и с тыла ко мне не подобраться при всём своём желании. В общем, в реальной жизни я, наверное, такую кучу народа испугался бы, но ведь это глюк на почве моего душевного расстройства спровоцированного палёным спиртом. Так, что же мне бояться, своего глюка что ли?! Не хочу и не буду. Подождал я, когда они ко мне вплотную приблизятся и, мгновенно согнув ноги, ударил ими, что было сил. Те в кого попал, улетели, разметав в разные стороны половину своих подельников в разные стороны и пока они соображали, я вскочил на ноги и давай дубасить всех подряд. Кому кулаком в глаз, кому бецем по коленке, а тем, кто пытался подняться по рёбрам всё теми же армейскими берцами, да так у меня ловко это получалось, что прямо дух захватывало от вырвавшегося на свободу адреналина. Спустя пару минут бесшабашной схватки, когда все мои противники, поскуливая, забились кто куда, я пришёл в себя и оглядел учинённое мной побоище. М-да-аа... Неужели всё это, я сделал?! Недалеко от лежанки, где всё и случилось, лежали трое неподвижных тел и двое из них не жильцы, просто потому, что здоровые люди так складываться не могут. Видимо это те, кого, я в самом начале ударом обоих ног свалил. Насмерть. Чтобы убедиться в своей правоте, подошёл к этим неудачникам, и проверил пульс. Его не было у всех троих. А третий гаврик, кстати, шею себе свернул, ну или, я ему. Теперь это совершенно без всякой разницы, ему по крайне мере точно. Поднялся, я и оглядел поскуливающую братию, смотрящую на меня, как кролики на удава, в особенности тот который меня узнал. Подошёл к нему и, схватив за шкирку, поднял на ноги. Посмотрел в глаза, с таким прищуром, как сейчас в фильмах чекистов на допросе изображать принято, а он возьми, да воздух испорти, да так сильно, что прямо дышать стало просто невозможно. С омерзением отбросив от себя это чучело, я заметил, что он не только воздух испортил, но и под себя жидким стулом сходил. Вот тут мне стало по- настоящему смешно и не выдержав, от всей души расхохотался, схватившись за живот. На некоторых особо впечатлительных гавриков мой смех произвёл такое сильное впечатление, что буквально на моих глазах некоторые из них просто лишились чувств. В этот момент дверь камеры открылась, и в неё влетели несколько бойцов с...не знаю, с чем влетели, наверное, оружием и направили его в мою сторону. Из-за спин бойцов, хмуро смотрящих на меня, вышел давешний сержант и, оглядев побоище, покачал головой и скомандовал.
-Легионер, что здесь происходит? Отвечай!
-Вот эти олухи царя небесного решили мне тёмную устроить, да маленько сил не рассчитали. Вот, в сущности, и всё, мне добавить больше нечего. Сержант, услышав мой ответ, только крякнул и, пройдя к телам, пощупал пульс и, что-то промычав себе под нос, обернулся ко мне, приказал: -Легионер Тур, следуй за мной. За тобой так за тобой. Пойду, чего уж там, но сделав пару шагов, я обернулся к сокамерникам и ради хохмы обвёл всех указательным пальцем и перечеркнул ладонью горло. Этот незамысловатый жест привёл вообще к сущему цирку. Они, увидев этот вполне понятный знак, бросились под кровати, надеясь спрятаться от меня. Наивные. Не выйдет у них ничего, пусть даже не надеются. Узрев эту картину, бойцы боязливо посторонились, когда, я мимо них проходил, но мне было по барабану. Глюк он и есть глюк. Они говорят, всякими бывают, но вот улыбнувшееся лицо сержанта мне почему-то очень сильно не понравилось, даже не знаю почему, но подсознание моё больное прямым текстом намекало на ожидающие меня в скорм времени большие неприятности. В общем, завёл меня сержант в канцелярию и усадил в кресло, а сам уселся напротив меня и, посмотрев мне в глаза, задумчиво, так заговорил.
-Легионер Тур, ты сегодня нанёс Империи большой материальный ущерб, прибив троих сослуживцев. Ущерб составил девятьсот тысяч гривен и тебе его придётся возмещать.
-Так они же сами на меня напали, я только лишь оказывал посильное сопротивление, так сказать в пределах необходимой самообороны. Не справедливо это! – Возмутившись, выпалил я, стараясь сообразить, что в очередной раз выкинет мой глюк.
-Это не имеет значения, ты превысил пределы необходимой самообороны и теперь обязан возместить причинённый ущерб. – С хитроватой ухмылкой, ответил он и, покопавшись в столе, извлёк из него какую-то папку и положил на стол прямо перед собой.
-У меня денег нет.
-Понятно, что нет, но у тебя есть три варианта, как расплатиться с Легионом. Во-первых, выплатить денежную компенсацию в размере девятисот тысяч гривен, во-вторых, продлить контракт с Легионом ещё на пять лет.
-А каков третий вариант? – С подозрением глядя на него, поинтересовался я, боясь себе даже представить этот самый третий вариант.
-Пойти на сержантские курсы и продлить свой договор с Легионом ровно на один год. Выбор необходимо сделать здесь и сейчас, в противном случае в дело вступит военная полиция и отправит тебя пожизненно на рудники. Да уж...Выбор не велик. Вариант с сержантскими курсами на фоне других двух вариантов выглядит куда как предпочтительней, но что-то мне подсказывает, здесь даже не собака зарыта, а целый гиппопотам. Правда, мне и деваться особо некуда. Денег у меня нет, а контракт ещё на пять лет подписывать совсем не хочется и уж тем более пожизненно на рудники киркою махать не испытываю вообще никакого желания. Скучно это и неинтересно...
-Давайте на сержантские курсы.
-Вот и ладушки! – С явным удовлетворением, воскликнул он и, открыв папку, достал пару листов и протянул их мне. Это были контракты, вернее один контракт, только в двух экземплярах. Внимательно вчитавшись в текст, я далеко не сразу уловил его смысл, скрывающийся за обтекаемыми юридическими формулировками. Исходя из этого договора, мне предлагалось занять сержантскую должность в штрафном батальоне четырнадцатого Легиона с повышенным окладом и возможностью карьерного роста всё в том же штрафбате. Одним словом хрен редьки не слаще, но это в любом случае лучше, чем в рудниках пожизненно корячится. Скучные там будут глюки и однообразные. Раз уж мои видения сами предлагают вместе с ними повеселиться в шкуре сержанта, выберу именно этот вариант, пусть и в штрафном батальоне.
-Где надо подписать? Удовлетворённо сверкнув глазами, сержант достал из верхней полки стола регистратор практически точно такой, как и в вербовочном пункте. Я, уже имея опыт, приложил свои ладони, после чего мой непосредственный командир вставил в него уже готовые договоры и, когда регистрация была завершена, поздравил меня с правильным выбором и вернул мне уже полностью оформленный договор.
-Тур, ты меня от этой проклятущей должности избавил и поверь мне на слово, я этого никогда не забуду. – С чувством явной благодарности, произнёс сержант и, помолчав некоторое время, дал свои пояснения: -Видишь ли, наш четырнадцатый Легион сплошь состоит натуральных отбросов и висельников всех мастей, так как лучшие кадры забирают себе старшие легионы, а мы довольствуемся лишь тем, что осталось... Сержант ещё много всякого и разного наговорил, но мне сразу стало понятно, что на эту должность желающих долго не находилось, да оно и понятно, кому захочется добровольно командовать всякими отбросами? В конце концов, командованию этакое положение дел до чёртиков надоело, и они собрали всех сержантов и бросили жребий, который и выпал ему. Правда, надо отдать должное, сержант, будучи опытным служакой, выторговал себе право подменить себя кем-то из новобранцев, но только в том случае, если этот кандидат будет действительно достоин занять предлагаемую должность. Вообще это было очень сложной задачей, но сержант подошёл к делу творчески и, выявив среди новобранцев самых отмороженных головорезов, собрал их в отдельной камере гаупвахты, словно пауков в банке и с предвкушением принялся ждать, кто из них одержит верх. Вот в результате этой интриги, я и был вынужден подписать новый контракт. Выслушав всё это, сержант ещё раз меня поблагодарил и отправил обратно в камеру гауптвахты, не забыв приставить вооружённый конвой. Войдя в камеру я, не обращая внимания на гавриков, скинул берцы и завалился на жёсткую койку и, закинув руки за голову, задумался о своих видениях. Глюк мой всё меньше и меньше походил на бред больного воображения. Слишком уж всё выглядело предельно логично и вполне разумно. Мало того, этот четырнадцатый Легион ну ни как не мог быть французским, а о других, я никогда не слышал. Из этого следовал другой вопрос: какому государству мог он принадлежать, хотя, да, сержант упоминал о какой-то Империи, но каких-либо подробностей не давал... В конечном итоге, из-за отсутствия информации, я отложил возникшие у меня вопросы, оставив их до лучших времён и, переключился на своих сокамерников. Они, кстати, вернулись на свои лежаки и продолжали между собой перемигиваться. Похоже им моя наука на пользу не пошла и они за время моего недолгого отсутствия пришли в себя и о чем-то между собой договорились. Хотя, тут и гадать нечего, гаврики из кожи вон вылезут, чтобы мне отомстить за своё унижение, а это значит, нужно решить проблему раз и навсегда, в противном случае они меня рано или поздно прибьют. В чём был интерес сержанта, было непонятно, но он определённо был, а раз так, займусь-ка, я с ними строевой подготовкой, во время которой выбью у них всякие дурные мысли. Поднявшись, я вновь натянул берцы и, выйдя на площадку у двери, набрал в лёгкие воздуха и во всю глотку заорал: -А ну подъём лошарики!
-Тур, ты чего белены объелся? – Робко поинтересовался один из ‘гавриков’ продолжая валяться на койке, впрочем, и все остальные даже не дёрнулись, только зло, посматривая в мою сторону.
-Ну, что же, придётся вам накрепко вбить в голову уважение к вашему будущему сержанту... В течение пары минут, я всех согнал в кучу, образовав из них куцый строй и принялся отрабатывать строевые приёмы, щедро раздавая болезненные зуботычины. После того, как они сносно научились выполнять простейшие команды, занялся с ними физической подготовкой и так три раза в день. Продолжалась моя муштра недели две, пока за нами не пришли и не выгнали из камеры гауптвахты и под усиленным конвоем сопроводили в десантный отсек. Когда, я вошёл в ангар, то немного ошалел от увиденного зрелища. Здесь уже стоял строй новобранцев, в котором были несколько тысяч человек и все они с немалым интересом рассматривали нашу группу. Похоже только нас сюда пригнали под конвоем, и это не могло не вызвать интереса. Ну, что ж, спасибо сержанту, репутацию он мне и моим гаврикам поднял одним махом, но вот как теперь поддерживать эту самую репутацию, большой вопрос... Вот с такими мыслями, я и встал в строй, а затем появился, какой-то старший офицер и невнятно зачитал довольно длинный текст, после чего началась погрузка, ставшая сущим адом. Практически неуправляемая толпа, расталкивая друг друга, кинулась в десантные капсулы. Самым интересным в этой ситуации было то, что офицеры совершенно не вмешивались, с весельем наблюдая за развернувшимся действом с одного из лестничных пролётов. Мне это жутко не понравилось, но как-то повлиять на этот зоопарк, я не мог и поэтому продолжал оставаться на своём месте, пока не заметил, что мои сокамерники, заразившись всеобщим помешательством, не вознамерились броситься в эту свалку.
-А ну всем стоять! Как ни странно, они послушались, но с демонстративным недоумением уставились на меня, всем своим видом требуя объяснений.
-Если мы кинемся как все, нас это стадо просто задавит своей массой. Лучше сбиться в плотный кулак и пробиваться вперёд, крепко держась друг друга.
-Верно! Веди нас Тур, а то если мы тут последними останемся, лучшие места в учебке пролетят мимо нас. – Чуть ли не хором завопили мои гаврики, с явным одобрением посматривая на меня. Оглядев свою компанию, я выбрал самых сильных и поставил их впереди, назначив самого себя во главе клина и, когда мы уже были готовы рвануть в атаку, услышал за своей спиной вопрос.
-Мужики, возьмите нас с собой, поверьте, мы лишними не будем. Обернувшись, я увидел десятка два тридцатилетних мужиков довольно внушительных размеров, явно имевших опыт армейской жизни.
-Вы не у нас спрашивайте, а у нашего бригадира. – Хмуро отозвался один из моих гавриков, с явным недоверием посматривая на ‘гостей’.
-Кто командиром будет? Посмотрев на продолжающийся бардак, и ужаснувшись увиденному, я немедленно принял решение принять их. Лишними они точно не будут.
-Хорошо, я возьму вас с собой, но имейте в виду, выполнять мои команды надо незамедлительно, в противном случае сверну шею или из строя в общую свалку выкину. Надеюсь, это понятно?
-Не дураки. – С облегчением отозвался один из прибывших. Пришлось мне вновь заняться составлением нового клина и, когда всё было подготовлено, дал отмашку и бросился на левый фланг, где плотность толпы была немного меньше. Врубившись в массу и отшвыривая в разные стороны живое препятствие, мы словно нож масло пробили себе коридор и добрались до десантного транспорта, но оказалось это только полдела, основное препятствие было на входе в бот. Какие-то ушлые засранцы первыми забравшись внутрь, забаррикадировались и никого не пропускали к себе. Плюнув с досады, я повёл свою группу вперёд и совместными усилиями быстро разобрали наваленные кресла, крепко надавав по шеям умникам, затеявшим это непотребство и, проникли в пассажирский отсек.
-Это было весело! – Радостно высказался один из моих гавриков, с интересом оглядываясь по сторонам.
-Так, теперь быстро на вход и держим оборону, а заодно пытаемся организовать нормальную погрузку, отбирая только адекватных кадров. С придурками в одном салоне мне лететь, что-то совсем не хочется. Быстро выполнив команду, гаврики с ‘гостями’ плотно перекрыли вход а, я вышел наружу и, отшвырнув с десяток отморозков, громко заорал.
-Всем стоять на месте, впускать будем по одному, в противном случае вообще никого не пустим!
-Да пошёл ты! – Заорал один из тех, кто стоял радом со мной. Молниеносно подскочив к этому умнику, я схватил его и, подняв над головой, зашвырнул далеко в толпу. Если честно, я даже не ожидал такого эффекта. Толпа, увидев скорую расправу, замерла на месте, со страхом взирая на меня. Да уж... я бы на их месте тоже бы испугался. Какой-то амбал хватает далеко немаленького мужика с живым весом более сотни килограмм и с лёгкостью закидывает на пару десятков метров. Это, пожалуй, из разряда небывальщины, а значит, не может быть в действительности. Одним словом, глюк мой продолжается, но это ровным счётом ничего не меняло, так что продолжу поступать согласно своим внутренним убеждениям. В общем, придя к такому заключению, я суровым взглядом оглядел притихшую толпу и вновь обратился к ней.
-Повторяю, пускать будем по одному, если кому не нравиться, может проваливать на все четыре стороны. Новобранцы, прекратив безумную толчею, посмотрели на то, что происходит на других посадочных площадках, поёжились и быстро согласились с предложенными условиями. Это в конечном итоге значительно ускорило погрузку и, спустя двадцать минут десантная капсула была полностью загружена и, покинув борт космического корабля, направилась на планету, где располагался учебный полигон четырнадцатого Легиона. Устроившись на самом лучшем месте, я прикрыл глаза и задумался. Определённо, хаос во время погрузки был обычной практикой данного воинского подразделения, и это скорей всего был первый тест на выявление из толпы самых сильных и выносливых легионеров способных эффективно действовать даже в самой экстремальной ситуации. Скорей всего таких тестов впереди будет ещё немало, а это значит, на полигоне в ночное время будет царить самый настоящий беспредел. Придя к такому заключению, я открыл глаза и жестом потребовал вплотную приблизиться всем тем, кто принимал участие в прорыве и объяснил им ближайшую перспективу. Они быстро уловили что, я имел в виду и на некоторое время задумались.
-Согласен, перспективы нас ожидают далеко не самые приятные, но что ты предлагаешь? – Поинтересовался один из ‘гостей’ внимательно наблюдая за мной.
-Тебя как зовут?
-Артур.
-Видишь ли, Артур, в самое ближайшее время народ начнёт разбиваться на конкурирующие между собой группировки и та команда, которая окажется самой сплочённой займёт лидирующие позиции. Соответственно такая группировка будет претендовать на самые лучшие вакансии в Легионе, а это очень важно, так как здесь нас считают за отбросы общества, с которым церемониться совершенно не принято.
-Похоже на то... – С кислой миной на лице протянул он и спустя несколько мгновений, сделал своё предложение: -Давайте сохраним наш союз, хоть на некоторое время пока не разберёмся с текущей обстановкой.
-Это верно, но есть один весьма существенный вопрос, кто возглавит нашу команду?
-Тур, ты нас организовал, а значит продолжай рулить и дальше, а там будет видно. Как говориться, жизнь покажет. Обведя всех внимательным взглядом, я понял, они все согласны с моей кандидатурой, но порядок требовал поинтересоваться их мнением и поэтому, я задал вопрос.
-Кто согласен с моей кандидатурой, прошу поднять руку. Как ни странно, все двадцать девять человек подняли руки, но больше всего удивили мои гаврики. Мне вначале думалось, что они все поголовно будут активно возражать против моей кандидатуры, но после штурма десантной капсулы, они взглянули на себя с совершенно другой точки зрения, увидев свою силу, получившуюся в результате объединения.
-Ну, что же, спасибо за доверие, постараюсь его оправдать в полной мере, но имейте в виду, условия остаются прежними. Мои приказы выполняются беспрекословно, правда и многие вопросы, я с вами буду обсуждать. Не самодур же я, в конце-то концов! Наш полёт продолжался недолго и спустя полчаса десантные капсулы зашли на посадку, а затем началась наша выгрузка, но уже здесь новобранцам не позволили впадать в безумие, заставив соблюдать порядок. Это делали многочисленные бойцы, закованные в штурмовую броню и вооружённые электрическими шокерами и кнутами, тем самым выдавая свой немалый опыт в подобных делах, а это не могло не настораживать. В общем, сразу вывели нас и, поставив в строй, отвели в отдельную казарму на сто двадцать человек, да так и оставили, правда, предупредив, что с завтрашнего утра нас переоденут и только после этого поставят на довольствие, приступив к занятиям. На вопрос, когда будут кормить, ответ никто не дал, что лишний раз наводило на весьма неутешительные мысли касательно сегодняшней ночи. Похоже, её ещё надо было умудриться пережить... Когда все разобрались со своими койками и привели помещение в более или менее приличный вид, я озадачил своих людей поиском крепких палок или кусков арматуры и вообще всего того, что можно использовать в качестве оружия но, к сожалению это не принесло ожидаемого результата. По всей вероятности командование учебного полигона заранее подготовилось к нашему прибытию, убрав всё лишнее но, как давно известно, кто ищет – тот всегда найдет. Вот и мы нашли выход, подручными средствами разобрав двухъярусные кровати, но скорей всего не мы одни такие умные, другим это обязательно должно было прийти в голову. До самого позднего времени мы подготавливались и, что интересно, вначале только моя команда этим занималась, а все остальные из нашего взвода взирали на нас, как на неких придурков, но вслушиваясь в наши негромкие разговоры, присоединились к нам готовясь встретить во всеоружии наступающую ночь. В конечном итоге наша суета прекратилась и, всё замерло в ожидании неких событий, они и последовали, когда ночь вступила в свои права. Мы все внимательно вслушивались в нарастающий шум. Практически со всех сторон раздавались крики и ругань постепенно переходивших в яростные потасовки, и этот накал явно усиливался, постепенно приближаясь в нашу сторону. Мало того, уже некоторые казармы запылали, ясно показывая, что просто пересидеть в помещении сегодняшнюю ночь явно не удастся.
-Мама дорогая и это армия?! – Не сдержавшись, выпалил один из новобранцев, затравленно оглядываясь по сторонам.
-Спокойнее боец! Не надо паники, она равносильна смерти, лучше готовься к бою без всяких правил. Это всех касается! – Грозно заорал я и, вскочив на ноги, обвёл всех взглядом, обратился ко всем присутствующим: -В казарме нам не дадут отсидеться, спалят нас заживо. Поэтому сейчас выходим на улицу и образуем строй. Только таким образом мы сможем пережить сегодняшнюю ночь. Покинув помещение, мне вновь пришлось организовывать строй, но на этот раз дело пошло куда быстрее, так как дикие вопли уже были совсем недалеко от нас и, это подстёгивало лучше всяких затрещин. Одним словом мы едва успели выстроиться наподобие древнеримских легионеров, когда на нас вылетели пару сотен опьянённых жаждой крови отморозков и, началась потеха. Первые минуты схватки, отбиваясь двумя железными ножками от кровати, я думал, что строй не выдержит и развалиться, но проходили минута, другая и третья, а строй всё продолжал стоять на месте, упорно сражаясь за свою жизнь, а спустя некоторое время медленно пошёл в наступление оставляя за собой покалеченные тела нападающих. Если честно, я не сразу обратил внимание на то, что к нам присоединялись всё новые и новые новобранцы и, к концу ночи в нашем строю уже было не менее полутысячи человек. В принципе это было понятно, увидев в нас силу способную противостоять беспределу, люди пробивались к нам, желая сохранить свою жизнь и многим это удалось. Одним словом, под утро мы полностью взяли верх над отморозками, затеявшими кровавую баню и практически полностью взяли под свой контроль территорию казарм, где располагались новобранцы. Когда наступил рассвет, мы все узрели последствия учинённого побоища и, это произвело на нас очень сильное впечатление, но пугаться этого не стоило, так как мы просто защищали свою жизнь. Кстати больше никто на нас не нападал, но люди продолжали находиться вместе, совершенно не желая, куда-либо уходить, не без основания опасаясь остаться один на один с теми, кто учинил всё это безобразие. Поняв это, я потребовал очистить плац и, собрав матрасы разместиться на отдых, а спустя пару часов, к нам подъехал какой-то бронетранспортёр и из него выбрался офицер и, оглядев наше потрёпанное воинство, громко поинтересовался.
-Кто вами командовал? Никто не поднялся, даже не удосужился ответить на поставленный вопрос.
-Я спрашиваю ещё раз, кто вами командовал?! – Ещё резче поинтересовался он, сурово оглядывая всех присутствующих.
-Да пошёл ты...далеко! – В ответ раздался чей-то усталый голос.
-Кто это сказал?! – С диким рёвом заорал он, бешено закатывая глаза. Народ, явно был очень зол и совершенно не горел желанием выполнять требования тех, кто допустил произвол, но так как за этим отказом, непременно должны были последовать репрессии, от которых пострадали бы все, я тяжело вздохнул и, опираясь на сильно погнутую ножку от кровати, поднялся на ноги и выкрикнул.
-Не морщи попу командир. Это, я мужиками руководил.
-Кто ты такой?
-Легионер Тур.
-Пойдём со мной. Пожав плечами, я подмигнул гаврикам и направился в сторону бронетранспортёра, но народ повыскакивал со своих лежбищ и, сбившись в кучу с угрозой придвинулся к чуть струхнувшему офицеру.
-Спокойней парни, со мной всё будет в порядке! – Успокоил, я народ и весело похлопал офицера по плечу, первым влез внутрь стальной гроба на колёсиках. Ехали мы минут пятнадцать, а ещё через пять минут меня сопроводили в один из кабинетов, где за столом сидел какой-то заросший жиром боров с циничной ухмылкой посматривающий в мою сторону.
-Легионер Тур по вашему приказанию прибыл! – Вытянувшись по струнке, гаркнул я, сверля тяжёлым взглядом этого кабана в офицерском мундире.
-Присаживайся легионер, поговорим. Не испытывая никакого пиита перед хозяином кабинета, я присел на привинченный к полу табурет и всем своим видом продемонстрировал желание свалить отсюда как можно скорее, ленивый интерес. Поняв мою игру, офицер улыбнулся одними губами и неожиданно для такого массивного тела, писклявым тоном заговорил.
-Ну, что ж, я вижу, сержант Карис нашёл для себя вполне подходящую замену, отмазавшись от штрафного батальона, но имей в виду, если через сутки последствия учинённого погрома не будут устранены, начнутся расстрелы, по десять человек в день. Вопросы есть?
-Как не быть? Есть, конечно.
-Ну, так и задавай, нечего резину тянуть.
-Это вообще армия или уже штрафбат? – С недоумением поинтересовался я, совершенно не поняв куда, я попал на самом деле.
-А ты как сам думаешь? – С усмешкой ответил вопросом на вопрос офицер, скаля мне белоснежные зубы, больше похожие на клыки акулы-людоеда.
-Не знаю, но это точно не учебка, скорей на штрафбат похоже. Я прав?
-И, да и нет. Здесь на самом деле располагается учебный комплекс, но только мы находимся в той части, где базируется отдельно от всех штрафной батальон четырнадцатого Легиона.
-Насколько я знаю, в штрафбат попадают только за воинские преступления, а здесь собраны одни только новобранцы. Как это понимать?
-Идёт война и обычная практика не действует, поэтому мы вынуждены формировать боеспособную часть из тех отбросов, которых нам подсеяли вербовщики.
-Вопросов больше нет, кроме одного, когда нас кормить будут?
-Через два часа прибудет полевая кухня и накормит. Больше вопросов нет?
-Ни как нет!
-В таком случае жду тебя с докладом ровно через сутки.
-Разрешите выполнять?
-Выполняй. Строевым шагом, покинув кабинет, я вышел на улицу и, погрузившись в бронетранспортёр, поехал обратно, но на этот раз без всякого сопровождения. Прибыв обратно, я забрался на башню и объяснил людям сложившуюся ситуацию и, подтянув гавриков и ‘гостей’ потребовал от каждого из них набрать людей и заняться устранением последствий ночного безумия по ходу дела подключать в работу всех кто пережил сегодняшнюю ночь. Народ проникся и незамедлительно включился в работу. Мы все, в том числе и я, пахали как проклятые, но всё ж смогли вложиться в установленные сроки, правда, этому иногда мешали всякие отморозки прятавшиеся в казармах, но новобранцы пережившие ночной кошмар только благодаря взаимовыручке мгновенно подавляли сопротивление и, отвесив болезненных тумаков, включали их в работу. Ровно через двадцать четыре часа пошатываясь от усталости, я вновь появился в кабинете борова в офицерской униформе и сделал полный отчёт о проделанной работе, за что мне были вручены сержантские нашивки и погоны, после чего мне и моим людям дали два дня выходных, во время которых обещались не беспокоить. Глава-2 -Нет, что за невезуха такая?! У всех глюки как глюки, вполне безобидные, по крайней мере, у большинства, а мне достались какие-то особо изощрённо извращённые садюги. Измываются надомной как хотят и ни в чём себе не отказывают. Вот и сегодня, я приполз в казарму, еле волоча ноги от усталости и, завалился на свою койку не в силах пошевелить даже пальцем. Всё завертелось буквально сразу после окончания наших двухдневных выходных отведённых для нас командованием. Подняли нас по тревоге очень рано и, выстроив неровный строй, выстригли под ноль, а затем приступили к санитарно-гигиенической обработке и, только после этого за нас взялись медики. Когда все полагающиеся врачебные процедуры были завершены, нас сверкающих голыми ягодицами отогнали на вещевой склад, где сурового вида старшина выдал всем три комплекта армейских комбинезонов с обувью и снаряжением. Вся эта утомительная процедура занял весь день, а на следующее утро начался сущий ад, продолжающийся до сих пор... Как и положено, нас разбудил сигнал горна, после которого, сержанты подняли нас на зарядку, но это только называется зарядка, а на самом деле это был самый настоящий кросс по пересечённой местности в десять километров. К финишу добрались далеко не все, так как помогать отстающим, было категорически запрещено, правда, это было только в самом начале, но всё равно, зрелище оказалось до жути неприятным. Именно в этот вечер меня вновь вызвали в кабинет борова, где в самой жёсткой форме потребовали всех новобранцев разбить на отделения по девять человек и если самые выносливые во время кросса бросят более слабого всё отделение будет наказано самым жёстким образом. Я тогда ещё не знал, какой геморрой нажил на свою пятую точку! Личный состав это вам не шутки, а большая ответственность, особенно если в тебя этот самый личный состав верит и полностью доверяет. Одним словом приходиться в полной мере это самое доверие отрабатывать, а это, поверьте совсем не просто, особенно если тебе командовать людьми никогда не доводилось. Получив тогда этот злосчастный приказ, я не спал трое суток подряд, постоянно перетасовывая отделения таким образом, чтобы соблюсти приемлемое соотношение относительно слабых с выносливыми и сильными, да ещё при этом они более или менее подходили друг к други психологически. Эта азбучная истина мне раньше казалась вполне простой и понятной, но только до тех пор, пока, я сам не стал её воплощать на практике. Ведь на самом деле одинаковых людей в природе не существует и каждый из них индивидуальность со своими особыми тараканами в голове. Возьми да попробуй этих самых насекомых согнать в одну кучу и устроить совместные тараканьи бега в нужном тебе направлении, а уж тем более их в одни упряжки поставить и делать одно дело с немалым риском для своей жизни... Очень сложное дело, между прочим, в чём, я совсем недавно имел несчастье убедиться на личном опыте.
-Тур, ты пойдёшь в душ?
-Куда ж, я денусь? – Приоткрывая веки, ответил, я и посмотрел на приближающегося ко мне теперь уже приятеля из тех, кто присоединился ко мне для штурма десантной капсулы. Тяжело поднявшись, я скинул с себя берцы и, достав из шкафчика подменный комбинезон с мыльно-рыльными принадлежностями, натянул на ноги резиновые шлёпанцы и потопал приводить себя в порядок, продолжая думать о том, что на самом деле происходило в нашей штрафной части. Честно говоря, она становилась мало похожей на своё название, скорее на базу подготовки спецназа. Я конечно спецназёром никогда не был, но будучи механиком-водителем колёсной бронетехники с краповыми беретами встречался бесчисленное число раз, в том числе и на полевых учениях приближенных к боевым условиям. Так вот нас тут начинали готовить по очень похожей схеме и это не могло не вызвать у меня целой кучи вопросов на которых пока не было ответа.
-Тур, ты чего такой задумчивый сегодня? – Поинтересовался Лось, тем самым сбив меня с мысли.
-Что-то устал, я сегодня.
-Да уж! Не хотел бы, я оказаться на твоём месте.
-А чего ж так?
-Сам знаешь, не по мне это. Да, кстати, на днях обещают всем дать зарплату и некоторым даже увольнительную на сутки в город.
-Не слышал.
-Где бы ты мог услышать, если ты в кабинете борова битый час околачивался! – С ехидной ухмылкой, высказался он. Услышав эту информацию, я задумался на некоторое время, обдумывая полученную информацию, а затем распорядился: -Слушай меня внимательно Лосяра, сегодня после отбоя проводим сходку. Есть тема для обсуждения.
-Где? – Моментально переменившись в лице, уточнил он, внимательно глядя на меня.
-Давай в спортзале, он большой и все в нём спокойно разместятся, да и акустика там самая подходящая. Сбор назначаю на одиннадцать вечера.
-Понял, сделаю всё в лучшем виде.
-Смотри, я надеюсь на тебя. Весело хмыкнув, Лось достал из стиральной машины чистое бельё и, насвистывая какую-то мелодию, удалился. Проводив его взглядом, я вновь вернулся к своей идее, и пока мои шмотки вертелись в центрифуге, обдумывал её со всех сторон и окончательно пришёл к выводу, что будет весьма полезным, если у нас появиться чёрная касса на всякие непредвиденные расходы. Хотя ‘черная касса’ не самое подходящее название, куда лучше будет если её назвать кассой взаимопомощи. Дождавшись, когда моё бельё отстирается, я неторопливо вернулся в свою казарму и, приняв горизонтальное положение, продолжил обдумывать свою мысль, до тех пор, пока горн не отыграл отбой. Полежав ещё минут пятнадцать, я собрался и провожаемый заинтересованными взглядами покинул казарму и направился в спортивный зал, где уже были несколько десятков человек. Забравшись на высокую пирамиду из борцовских матрацев и дождавшись, когда все соберутся, я поднялся во весь свой немалый рост, обратился ко всем присутствующим.
-Мужики, я вас собрал вот по какому делу. Нам необходимо создать свою неофициальную кассу взаимопомощи отчисляя с каждой зарплаты десять процентов. Деньги следует положить в приличный банк. Если у вас есть вопросы, смело задавайте, честно отвечу. Три с половиной тысячи бойцов с недоумением уставились на меня, а затем стали тихо между собой переговариваться. Это продолжалось минут пять, пока один из самых бойких не вышел в центр площадки и не задал мне вопрос.
-Идея конечно интересная, но всё ж, для чего это нужно? Я не понимаю.
-Хорошо, я объясню. Мы все здесь фактически бесправные штрафники, и поэтому должны держаться вместе помогая друг другу в трудную минуту. Если этого не делать, нас рано или поздно просто схарчат отправив в безнадёжную мясорубку. Чтобы этого не произошло, придётся многим давать на лапу, да и вообще, всякое может случиться и деньги лишними не будут никогда. Если вы согласитесь с моим предложением и выберете того, кто будет вести нашу кассу, я обещаю перед вами отчитываться каждый месяц перед теми, кто будет отчислять в общую копилку. Думайте и решайте сами, я подожду вашего решения. Народ совещался с полчаса и далеко не все были согласны сбрасываться на общие нужды. К сожалению таких набралось более двух третей, и они просто покинули спортивный зал, остались только те, кто согласился с моим предложением, а таковых набралось чуть более шестисот человек, а это для начала было совсем неплохо. Обговорив с ними условия ведения кассы взаимопомощи и выбрав из их числа того, кто будет вести все расчёты, мы разошлись по казармам. Спустя пару дней получив зарплату, мы вновь собрались в спортивном зале и, собрав оговорённые десять процентов, оформили в большой тетради приход и озвучили общую сумму показавшуюся многим просто огромной. На следующий день, получив личные документы и одевшись в парадный китель, очень похожий на тот который носят российские морские пехотинцы, я вместе с ещё девятью счастливчиками погрузившись в автобус, идущий в город, отправился отдохнуть от постоянной муштры ровно сутки. Сама дорога заняла чуть более часа, во время которой, я с большим интересом смотрел в окно, рассматривая окружающие пейзажи, хотя там смотреть особо было нечего. Кругом была совершенно пустынная местность и только где-то далеко вдали виднелись обрабатываемые поля, да постепенно приближающиеся высотки довольно большого города. Нас высадили на конечной остановке общественного транспорта и, предупредив об ответственности за опоздание, уехали по своим интендантским делам.
-Ну, что Тур, куда направимся? – Поинтересовался Лось, задумчиво оглядываясь по сторонам.
-Сначала найдём подходящий банк и откроем счёт. Нечего нам по городу с общественными деньгами разгуливать.
-Это верно, только потом куда податься?
-Давай для начала осмотримся, а уж потом и решим, что делать будем. В этот момент к остановке бесшумно подъехал трамвай и остановился. Мы, переглянувшись, вошли в практически пустой салон и, усевшись на лавки, поехали в центр города. Оказавшись на месте, мы вышли и не торопясь пошагали по тротуару, пока я не увидел рекламу банка ‘Адмиралтейский’. Поинтересовавшись у своих спутников, знают ли они его и, получив утвердительный ответ, я вместе с Лосем поднялся по широким мраморным ступенькам и вошёл в холл, где меня встретил предупредительный молодой человек и, выяснив цель моего визита, препроводил в отдел работы с клиентами. Открытие обезличенного счёта много времени не заняло и как полагается, оформив банковские документы и получив их на руки, мы вернулись к своим спутникам пошли дальше осматривать городские достопримечательности. Побродив несколько часов и, устав от груза новых впечатлений мы ощутили голод и дружной компанией вошли в первый попавшийся кабак. Здесь было совсем немноголюдно и вполне уютно, но мне почему-то захотелось отсюда сразу уйти. Шестое чувство мне подсказывало, что в этом заведении было небезопасно, но мои спутники отмахнулись от моего предупреждения и с шумом ломанулись вперёд, требуя к себе официантов, которые не замедлили появиться и с подозрительной предупредительностью стали обслуживать нечаянных клиентов в военной форме. Мне ничего не оставалось, как к ним присоединиться, но в отличие от них, я незаметно посматривал по сторонам стараясь понять, откуда может мне грозить опасность, но так и не смог этого сделать. На всякий случай, я решил не торопиться пить ароматное пиво и притрагиваться к многочисленным закускам к нему и это меня, вернее нас всех спало. Через пятнадцать минут, мои спутники сначала начали клевать носом, а ещё через некоторое время вообще завалились кто куда. Это явно походило на снотворное и чтобы выяснить, кто это затеял, я также свалился на пол, готовясь жёстко разобраться с обидчиками. Внимательно посматривая сквозь ресницы, я хладнокровно наблюдал, как появились несколько типчиков и, перебрасываясь шутками, занялись выворачиванием карманов, в том числе и моих собственных.
-Ух, ты! У этого лузера в кармане карточка на предъявителя с кругленькой суммой на счету оказалась! – С явным восхищением воскликнул тот, кто выгреб всё из моих карманов, с умилением рассматривая платёжный документ и не замечая ничего вокруг.
-А ну дай сюда! – Зло вскричал подельник, выхватывая карточку из рук и повертев её прямо перед глазами, тихо проговорил: -Похоже настоящая...
-Турон, что с ними делать? – Послышался в стороне чей-то вопрос.
-Как что?! По обычной схеме. Грузим в грузовик и настройку отвезём, а там бетоном зальём их там никто и, никогда не найдёт. – С хищной улыбкой ответил он, пряча карточку в карман брюк. Вот даже как... У них оказывается здесь давно налаженная криминальная схема. Ну, что ж, пора было вмешаться и показать этим беспредельщикам почём нынче большое лихо. Пока они перебирали свою добычу, я осторожно поднялся и, подхватив деревянную табуретку, бросился в атаку и занялся отработкой приёмов ведения благородной кабацкой драки с применением подручных средств. Избиение табуреткой продолжалось совсем недолго и все оказывающие мне сопротивление оказались в бессознательном положении с серьёзными и не очень повреждениями. С удовольствием оглядев учинённое побоище, я сорвал с одного из столов накрахмаленную скатерть и, разорвав её на верёвки, крепко связал бандитам руки и ноги, после этого порылся в их карманах, но улов был, откровенно говоря, никаким. Кроме связки ключей и всякой мелочёвки в них не было ничего. Повертев в руках связку, я от нечего делать, прошёлся по кабаку и в одном из кабинетов обнаружил довольно внушительного вида сейф и, покопавшись с ним некоторое время, открыл его и извлёк одну тонкую папку и пару пачек купюр. Деньги перекочевали в мой карман, и только после этого, я взглянул в содержимое папки, в которой оказались документы на кабак. Порывшись в кабинете ещё некоторое время и, больше не обнаружив ничего для себя интересного, я вызвал полицию и, вернувшись в зал, уселся на стул и стал дожидаться прибытия вызванного наряда, который прибыл на место буквально минуты через три. Ворвавшись в заведение, трое полицаев наставили на меня парализаторы и один из них, видимо старший, требовательно поинтересовался.
-Что здесь случилось?!
-Это, я вас вызывал. Тут вот какое дело... Зашли мы сюда перекусить, а нам в пиво снотворного подсыпали и после того как мои приятели вырубились стали чистить наши карманы. Только не учли, что на меня это дерьмо не действует, за что и поплатились, теперь лежат связанными и вас дожидаются. Старший наряда с немалым удивлением уставился на меня и поинтересовался: -Неужели ты один с шестерыми справился?
-Верно офицер, но давайте лучше вместе с вами пройдём в кабинет и поговорим. Думаю, вам это будет интересно. Полицейский задумчиво взглянул на меня, сделав только ему понятные выводы, согласно кивнул головой и последовал за мной. Открыв дверь, я пропустил офицера вперёд и, закрыв на замок, обернулся к нему и представился.
-Я легионер Тур, а вас простите, как величать?
-Лейтенант полиции Фаас.
-Прежде чем перейти к делу, мне бы хотелось выяснить, что будет с этим заведением, в котором промышляли разбойники?
-По постановлению суда его конфискуют, а затем выставят на продажу. Это обычная в таких случаях практика.
-В таком случае лейтенант, я бы хотел вам сделать весьма выгодное предложение, от которого будет довольно трудно отказаться. Только представьте, мы с вами здесь и сейчас вызовем сговорчивого нотариуса умеющего держать язык за зубами и оформим дарственную или генеральную доверенность на меня, а я в свою очередь пообещаю делиться с вами половиной выручки. Вы в свою очередь займётесь подбором кадров, а за мной будут клиенты с учебного центра четырнадцатого Легиона.
-Весьма соблазнительно звучит... – Протянул Фаас, – но как уговорить подписать доверенность самого хозяина?
-Лейтенант, позвольте мне самому заняться решением этой проблемы, а вы пока вызовите нотариуса и к его приезду он будет просто счастлив, подписать любые бумаги и только после этого заберёте их в участок и возбудите на них уголовное дело. Лейтенант думал недолго и, дав своё согласие, тут же позвонил нотариусу и потребовал прибыть как можно скорее, после чего многозначительно посмотрел в мою сторону, намекая немедленно заняться хозяином этого заведения с криминальным душком. Вернувшись в зал, я за шкирку поднял того у кого в кармане были ключи от сейфа и приволок его в подсобку и привел его в чувство, вылив на его голову ведро холодной воды.
-Ну, здравствуй родной... – с хищным оскалом, ласково проговорил я, разминая кисти рук. – Ты и твоя компания давно перешла дорогу очень серьёзным людям, вот мне и было поручено тебя найти и разобраться. Надеюсь, ты знаешь, кому перешёл дорогу? Хозяин питейного заведения, услышав мою речь, закатив глаза, вновь чуть не потерял сознание, но такой радости, я ему предоставлять не собирался и, надавав по щекам.
-Я не виноват! Мои люди бойцов Карлона случайно завалили! Я ничего не знал! – Давясь слюной, завопил он, с ужасом глядя на меня.
-Знал, не знал, какая разница? Это твои люди и тебе за них ответ держать.
-Я заплачу Карлону компенсацию!
-Дурень ты, дурень! Это вопрос не денег, это вопрос чести и репутации. Понял меня убогий? – Сурово зыркнув, чуть ли не в самое ухо прорычал, я не спуская глаз с урода. – Правда, у тебя есть одна возможность избежать мести Карлона. Подпиши дарственную на кабак и вместе со своими людьми отправляйся в тюрьму. Только такой вариант тебя спасёт от долгой и мучительной смерти. На раздумье даю минуту. Время пошло... Наблюдая, как у деятеля лихорадочно мечутся глаза, я усмехнулся про себя и задумался. Что-то у меня разводилово лихо получается, хотя раньше, я ничем подобным никогда не занимался, да и вообще всегда был вполне законопослушным гражданином, конечно учитывая специфические российские условия...
-Хорошо, я согласен подписать дарственную. Надеюсь, мне это зачтётся?
-Подпишешь и с полицейскими в участок поедешь, только при таких условиях Карлон не будет настаивать на мести. – Проговорил я, желая поскорее поинтересоваться у лейтенанта, кто такой Карлон на самом деле. Получив согласие, я обратно отволок отморозка в зал и попросил Фааса вновь пройти в кабинет для приватной беседы.
-Карлон говоришь... – Нахмурившись, протянул лейтенант. – Это один из самых влиятельных криминальных авторитетов города, которому платят дань, чуть ли не треть нашего славного города Крилл. Услышав эту информацию, я окончательно понял причину испуга главаря отморозков, но не стал посвящать полицейского, что именно эта банда прибила нескольких бойцов криминального авторитета. Пусть они лучше сами с этим делом разбираются. Меня это никаким боком не касается. Придя к такому заключению, я продолжил с ним обсуждать принципы нашего сотрудничества до тех пор, пока не появился нотариус и не оформил надлежащим образом дарственную. Как и договаривались, я оплатил услуги нотариуса и как только он с весьма довольной физиономией покинул кабак полицейские загнали пришедших в себя беспредельщиков и, взяв наши показания, хотели было укатить в свой участок но, я их остановил и, отозвав лейтенанта, поинтересовался у него, как мне с ним в случае необходимости можно было связаться. Фаас с досадой хлопнул себя по лбу и, покопавшись в бардачке машины, достал коммуникатор и протянул его мне.
-Этот номер напрямую связан с моим так, что ты всегда можешь связаться со мной. По-дружески расставшись с лейтенантом, я вновь вернулся в питейное заведение и присев на первый попавшийся табурет, суровым взглядом оглядел своих помятых бойцов понуро опустивших головы и старавшихся не смотреть в мою сторону, поинтересовался.
-Ну, что голубчики усвоили урок?
-Да уж! Чуть богу душу не отдали. – Хрипло ответил Лось и, повертев головой по сторонам, поинтересовался: -Тур, как ты смог договориться с полицейским и оттяпать себе такое шикарное местечко?
-Видишь ли, Лосяра, если ты хочешь в этой жизни добиться чего-либо стоящего, нужно уметь договариваться с людьми и соблюдать эти самые договорённости в противном случае с тобой никто не будет иметь никаких дел. – Спокойно глядя на него, ответил я, глядя ему прямо в глаза.
-С этим не поспоришь но, не это я имел в виду. Мне интересно как ты с полицаем смог договориться, ведь он сам мог себе кабак забрать, оставив тебя с носом.
-Лось ты меня удивляешь! Полицейские тоже люди, но не в этом дело. Ты же в прошлом сам налётчиком был и должен знать, ты можешь быть в разы умнее охотившегося за тобой полицейского, но если он имеет внутренний стержень, то он тебя рано или поздно поймает и посадит в тюрьму.
-Что это за стержень такой? – С недоумением спросил один из бойцов по прозвищу Ржавый.
-Стержень-это в первую очередь внутренние убеждения человека, опирающиеся на такие понятия как честь и совесть. Кстати таких людей купить нереально, продать можно, но не купить. Этот лейтенант Фаас как раз из этой породы, именно поэтому, я ему предложил вариант, не нарушающий его внутренних убеждений, вот он и согласился принять моё предложение. Бойцы задумались над моими словами, правда, смысл сказанного понял далеко не каждый, но это уже было неважно, главное мой авторитет в их глазах поднялся ещё на одну ступеньку. Решив больше не напрягать своих людей высокими материями, я поднялся и весело подмигнув, громко поинтересовался.
-Так как теперь питейное заведение принадлежит мне, предлагаю это дело отметить. Согласны?
-Ура!!! – Нестройным хором заорали они и, вскочив на ноги, бросились на продуктовый склад. Проводив их задумчивым взглядом, я вновь задумался о своём разговоре с главарём отморозков упомянувший некоего криминального авторитета Карлона с которым рано или поздно придётся столкнуться, раз его бойцы уже сюда приходили. Лейтенант Фаас конечно неплохая ‘крыша’, но тот, кто держит под контролем чуть ли не треть города, просто обязан иметь покровителей на самом верху, иначе бы он никогда не дорос до такого уровня. Глава-3 Спустя три месяца, во время которых мы только и делали, что занимались изнурительной физической подготовкой, наши инструкторы-садисты изменили схему нашего обучения и основной упор перенесли на освоение того вооружения, которое полагается штурмовику. Вот именно тогда, я в полной мере осознал, куда меня занесла нелёгкая. В сущности, штурмовики выполняли функции десанта забрасываемого в тыл противника, с целью захвата плацдарма для наступающих войск, а также для уничтожения стратегически важных объектов. Одним словом если действительно шла война, как об этом упоминал боров, то перспектива вырисовывался далеко не самая радостная, так как штрафной батальон обязательно будут посылать на самые горячие участки фронта, где шансов выжить будет прискорбно мало. Своими мыслями, я ни с кем не делился, да они остальных легионеров особо не интересовали, так как для большинства из них Легион дал такой уровень денежного довольствия, о котором они в прошлой своей жизни, даже и мечтать не смели, находясь на самом дне социальной пирамиды. Теперь же они с немалым воодушевлением спускали их у меня в кабаке, ставший очень популярным среди легионеров и персонала учебной базы. Если по началу, пользуясь своим авторитетом, я их туда посылал, то теперь этого не требовалось, так как заведение пришлось по душе, предоставляя неплохие скидки. В отличие от абсолютного большинства, я деньги не тратил, а всё скирдовал на один счёт, надеясь насобирать необходимую сумму и выкупить свой контракт, который должен был мне обойтись в полтора миллиона гривен и, судя по его наполнению, к моменту окончания учебки у меня уже будет необходимая для этого сумма. До этого знаменательного события оставалось ещё целых пять месяцев, а пока мне, как и всем остальным приходилось месить грязь на полигоне отрабатывая до автоматизма ведение огня из различных видов вооружение входящего в стандартный комплект штурмовика. Резко проснувшись посреди ночи от душераздерающего воя сирены обозначающую учебную тревогу, я подскочил со своей койки и, натянув на себя броню, бросился в оружейную комнату и, вооружившись, выбежал на плац, где их уже ждали инструкторы. Когда суета прекратилась, и выстроившейся строй замер, на середину плаца вышел заместитель борова по боевой подготовке и зычным голосом отдал команду.
-Равняйсь! Смирно! На право, бегом марш! И мы побежали... Бежали мы необычно долго и многие уже стали уставать, но команды остановиться или перейти на шаг всё не было и это начинало беспокоить. Пробежав ещё километров шесть нас, в конце концов, остановили и дали перевести дух пять минут, по прошествии которых нас вновь поставили в строй и все тот же заместитель по боевой подготовке бежавший вместе со всеми, задумчиво прошёлся вдоль строя и остановившись на одном из пригорков, обратился к легионерам.
-Бойцы, за тем небольшим лесом располагается городок, который вам необходимо захватить. Имейте в виду, его обороняют восемьсот легионеров пятилетней службы, но так как вас три с половиной тысячи, вы можете это сделать. Каждый взвод наступает отдельно. На подготовку пять минут. В течение отведённого времени мы получили обоймы с учебными зарядами для штурмовых лучемётов и, собравшись своим взводом, приготовились к атаке. Получив отмашку, мы пошли вперёд, но наши инструкторы остались на месте и мы остались без командного состава. Мне ничего не оставалось, как взять командование на себя, хотя мне этого жутко не хотелось, так как моё предчувствие подсказывало, что в том городке нас ожидали очень большие трудности, а учитывая отсутствие опытных инструкторов, усложняло выполнение поставленной задачи как минимум в несколько раз... Пройдя чуть больше километра, я остановил взвод и, подозвав Лося, забрался с его помощью на ветвистое дерево и, устроившись на ветке, достал бинокль и внимательно всмотрелся на виднеющийся в четырёх километрах учебный городок. Домов здесь было около шестидесяти и что удивительно, в них присутствовали окна и двери, хотя стены зданий имели довольно многочисленные следы попаданий штурмовых лучемётов и это не могло не вызвать подозрений, но больше всего смутило не это, а то обстоятельство, что какого либо присутствия легионеров выявить не удалось. Мне это жутко не понравилось и по этой причине, я достал тактический планшет и, выведя на экран карту, изучил посёлок и достаточно быстро сообразил, что в лоб атаковать этот объект больше похоже на безумие. Куда разумнее было обойти его стороной и выйти в тыл и уже оттуда развивать наступление. Спустившись с дерева, я объяснил ситуацию и, выстроив боевой порядок, повёл свой взвод в обход, делая крюк значительно больше, чем это было необходимо, так как надеялся, что некоторые особо одарённые действительно кинуться в лоб и отвлекут на себя внимание, и мы незамеченными доберёмся до намеченной цели. Пройдя чуть больше трети пути, мы услышали разгорающуюся перестрелку, в которой принимало не менее двухсот стволов. Это заставило нас ускорить шаг и спустя сорок минут мы добрались до опушки леса упирающейся в учебный городок, но прежде чем пойти дальше, я присмотрелся к зарослям и заметил засаду, в которой находилось пятеро легионеров, у которых имелся станковый лучемёт и переносная ракетная установка стреляющая шрапнелью. Они спрятались хорошо, но их подвело любопытство, так как они постоянно посматривали в сторону, откуда доносились разрывы ракет и суровое рычание штурмовых лучемётов. Жестами, подозвав к себе Лося и Ржавого, мы ползком направились в их сторону и спустя десять минут спокойно вывели из строя устроенную засаду, а затем развернули переносную ракетную установку и, обнаружив противника, беглый открыли огонь. Когда боезапас к ней закончился, подхватили станковый лучемёт и рванули к ближайшим к нам строениям. Без какого либо сопротивления мы взяли три дома, но дальше нам продвинуться не дали и мы были вынуждены занять оборону и держаться, что мы с успехом и сделали, не дав нас выбить из занимаемых помещений целые сутки, пока учебная войнушка не была остановлена наблюдателями. Возвращались мы в свою казарму хоть и сильно вымотанными, но очень довольными собой, так как только нашему взводу удалось закрепиться и нанести условному противнику максимальный урон.
-Слушай Тур, а откуда ты знаешь как нужно вести сражение в городе? Нас вроде этому ещё не учили... – Задумчиво поинтересовался Лось, неся не своём плече тяжёлую станину трофейного лучемёта.
-А, я и не знаю, просто прикидывал, как лучше всего это сделать, вот и всё.
-Пусть так, но всё ж у тебя очень ловко командовать получается, глядишь и в офицеры выбьешься!
-Типун тебе на язык Лосяра! Если ни дай бог накаркаешь, я с тебя спрошу по-взрослому.
-Ты, что не хочешь карьерного роста в Легионе? – С явным недоумением поинтересовался он, смотря на меня подозрительно задумчивым взглядом.
-Мне этот геморрой и даром не нужен, даже за повышенный оклад. Отобью контракт и сваю, куда подальше... Хотя нет, лучше куда-нибудь на курорт отправиться. Стройные и загорелые девушки в миниатюрных бикини и без. Море, пляж, солнце светит, и шум ласкового прибоя ласкает твой слух. Красота!!!
-М-да-а... И в правду красота. – Вынужден был признать Лось, прищурив глаза, видимо представляя в своём воображении эту картину.
-Вот именно, что красота, а ты мне предлагаешь, эту красоту променять на офицерскую должность и постоянно месить грязь на полигонах, да стрелять по надоевшим мишеням на стрельбищах. Нет, спасибо. Лучше всё-таки на курорт к девушкам. Там куда как веселее будет. После длинного пути мы вернулись в казарму и, сдав вооружение, занялись приведением себя в порядок, так как мы были с ног до головы измазаны грязью и штукатурной пылью. В последующие месяцы наши учения больше походившие на мучения только всё сильнее усложнялись и их количество постоянно увеличивалось. Меня успокаивало только то, что мой счёт стремительно рос и до того дня когда, я смогу выкупить свой контракт оставалось совсем немного, но пока мне приходилось командовать взводом всецело отдаваясь этому далеко непростому делу, за что, мне в конце концов официально и вручили сержантские нашивки. И вот, наконец, я дождался дня своей свободы, вернее он должен был наступить завтра, но за этот день, я продал лейтенанту кабак и полностью уладил все вопросы с боровом, обговорив с ним регламент выкупа своего контракта. Боров был доволен, так как ему мною была предложена некая сумма сверх положенного и поэтому, я чувствовал себя вполне уверенно. Конечно, мне было немного грустно расставаться с парнями, с которыми более или менее сдружился за последние месяцы, но и в штрафном батальоне четырнадцатого Легиона служить ещё более пяти лет мне совсем не улыбалось. Лучше было провести эти года с большей пользой где-нибудь в другом более приятном месте. Вернувшись в казарму после вечерней поверки, я завалился спать, но почему-то сон совсем не шёл. Проворочавшись с одного бока на другой где-то с час, я поднялся и, натянув резиновые шлёпанцы, вышел на улицу и случайно бросил свой взгляд на здание штаба. Присмотревшись внимательно, я заметил непонятную суету вокруг него. Видно было плохо, так как далеко не все лампы на фонарных столбах были включены, но и того, что было видно, вызвало во мне нехорошее предчувствие и как оказалось, оно меня не подвело. Спустя пять минут моего наблюдения за зданием штаба взвыла серена учебной тревоги. Матюгнувшись сквозь зубы, я влетел обратно в казарму и, наспех натянув броню, заскочил в оружейную комнату и, схватив своё оружие, бросился на плац.
-Опять учения! – Зло прошипел Ржавый, поправляя свою амуницию и подтягивая ремень с подсумками. – Честное слово надоело.
-Вот тебе и последний день пребывания в штрафном батальоне четырнадцатого Легиона... – Подумалось мне. – Это наверное для того чтобы этот день до конца моих дней запомнился. В этот момент на посадку стали заходить тяжёлые десантные боты и когда они все оказались на посадочной площадке, заместитель по учебно-боевой части отдал команду и всех нас поротно погнали на погрузку. Мне это не понравилось ещё сильнее, но деваться было некуда, поэтому вместе с парнями погрузился на бот и когда все оказались на местах, он взлетел и спустя полчаса мы оказались на борту большого десантного корабля. Все попытки выяснить что-либо у офицеров ничего не дали, так как они и сами терялись в догадках, что на самом деле происходит. Наш полёт продолжался уже три недели и все эти дни мы были словно на иголках, так как это всё меньше и меньше походило на учения, скорее на дорогу, ведущую на войну. Народ нервничал и если бы офицерский состав не озадачивал личный состав различными занятиями, проблем в десантных секциях было бы не избежать. Даже в моём взводе напряжение выливалось в конфликты, правда, пока удавалось не доводить дело до драк, но судя по всему до них было недалеко... В один из дней, сразу после завтрака нас построили на десантной палубе и выдали двойной боекомплект с сухими пайками на три дня. Когда всё суета прекратилась, и мы вновь образовали воинский строй. На площадки середину вышел заместитель по учебно-боевой части ставший командиром нашего батальона и, сурово оглядев нас, командным голосом заговорил: -Бойцы, противник в районе Большого рога совершил мощный прорыв и всеми силами движется прямым ходом на систему Ардана. Мы единственные кто может остановить это вторжение. К сожалению, в этом секторе других частей больше нет. Ваша задача укрепиться на планете Ферси и держать оборону до тех пор, пока не подойдут основные силы наших войск. За боеприпасы и продовольствие можете не волноваться, на планете всё это имеется в достатке. Имеёте в виду, помимо нашего штрафного батальона в обороне будут участвовать две десантно-штурмовых дивизии, а также две танковых бригады. Слушая майора Фаусса Крина, я чуть ли не вслух выругался, но вынужден был сдерживать себя, в полной мере осознавая, какая птица обломинго со мною приключилась и всего лишь за день до выкупа своего контракта. Вместо райского курорта мне предстоял ‘курорт’ совсем иного рода, на который отправляться совсем не хотелось.
-Взводным сержантам, немедленно подойти в штаб для получения боевой задачи. – Неожиданно послышалась новая команда, отданная майором. Тяжело вздохнув, я строевым шагом покинул свой взвод и вместе с другими сержантами прошёл к огороженному уголку, где находились штабные офицеры батальона.
-Командир первого взвода пятой роты сержант Тур. – Представился я, вытянувшись по стойке ‘смирно’, прилежно придерживая за ремень свой тяжёлый штурмовой лучемёт.
-Где ваш тактический планшет сержант? – Поинтересовался у меня лейтенант Кауди, глядя на меня усталыми глазами. Закинув оружие за спину, я извлёк планшет из металлического бокса и передал ему. Лейтенант быстро подключил планшет к компьютеру и скинул на него топографические карты планеты Ферси вместе с заданием, предназначенным для моего взвода. После ознакомления с ним, я вернулся к своим людям и вместе с ними погрузился на десантный бот. В ожидании, когда мы понесёмся к планете, мне захотелось более внимательно ознакомиться с выделенным для нас сектором обороны. Как оказалось, наш оборонительный комплекс находился в нескольких километрах от довольно большого города и прикрывал энергетическую станцию, снабжающую электрической энергией этот самый город. Одним словом нам досталась далеко не самая приятная перспектива, так как это был стратегически важный объект, который не оставят без внимания атакующая сторона... Застегнув страховочные ремни, я откинулся в удобном кресле и глубоко задумался. Всё проведённое время в учебке четырнадцатого Легиона, меня особо не интересовало, что происходит за пределами стен военной базы и кабака, но всё равно кое-какая информация до меня доходила и, теперь мне было просто жизненно необходимо понять, что меня ожидает в ближайшей перспективе. Ещё в самом начале, я выяснил, что мне ‘посчастливилось’ попасть в Империю Орла, ведущую уже который год тяжёлую и кровопролитную войну с союзом нескольких государств объединённых Орденом крестоносцев, именуемых не иначе, как Священным союзом. Главной целью этого союза было полное уничтожение и расчленение Империи Орла, так как она постоянно мешала мировому господству крестоносцев. Эти войны регулярно случались уже не одно столетие, но на этот раз Священный союз в войне стал одерживать вверх, пока незначительный, но всё же... Именно по этой причине в ускоренном темпе и создавался четырнадцатый Легион, для того чтобы хоть как-то переломить ситуацию. Вполне возможно создавались и другие Легионы, но об этом никто ничего не знал, хотя меня не это беспокоило а, то какой переплёт конкретно меня ожидает. Пока наш десантный бот продолжал находиться на месте, я вновь вгляделся на карту нашего участка обороны, но на этот раз решил осмотреть планету с орбиты, а затем и вообще всю систему Ардана. Конечно, на моей карте не были обозначены места базирования войск так как, я был всего лишь сержантом, но даже одного взгляда было вполне достаточно, чтобы понять задумку командования. Именно в этой системе планировалось организовать ловушку, где наступающие войска должны были надолго увязнуть, тем самым лишившись наступательного порыва. По всей вероятности войска, защищающие обитаемые планеты были смертниками. Мало того, в такой ситуации главному командованию было совсем невыгодно освобождать захваченные территории, оставив для противника плацдарм для будущего наступления, а затем их обойти по флангам и полностью окружив уничтожить. В общем и целом их штрафной батальон послали туда куда обычно и посылают штрафбат...
-Ну, это мы ещё посмотрим, кто из нас смертник...
-Тур, ты это о чём?!
-C удивлением глядя на меня, поинтересовался Лось, приподняв левую бровь.
-Похоже, нас посылают туда, откуда живыми не возвращаются.
-Да, ладно! Не может этого быть. – Убеждённо заявил его заместитель, недоверчиво посматривая на сержанта.
-Посмотрим, но на всякий случай надо будет придумать какой-то план на случай большой задницы. Например, мы русские против оккупантов на протяжении веков в партизаны подавались, громя тылы наших врагов.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.