Изображение военных действий 1812 года

Барклай-де-Толли Михаил Богданович

Серия: Великие полководцы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Изображение военных действий 1812 года (Барклай-де-Толли Михаил)

Кутузов – да, Багратион – да, Платов – да, Давыдов – да, все герои, все спасли Россию в 1812 году от маленького француза, великого императора Наполеона Бонапарта.

А Барклай де Толли? Тоже вроде бы да… но как-то неуверенно, на втором плане. Удивительная (и, к сожалению, далеко не единичная для нашей истории) ситуация: человек, гениальное стратегическое предвидение которого позволило сохранить армию и дать победное решающее сражение врагу, среди соотечественников считался чуть ли не предателем.

О том, что Кутузов – победитель Наполеона, каждый знает со школьной скамьи, и умалять его заслуги неблагодарно. Но что бы сделал Михаил Илларионович, если бы при Бородине у него не было армии? А ведь армию сохранил Барклай. И именно Барклай де Толли впервые в войнах такого масштаба применил тактику «выжженной земли», когда противник отрезается от тыла и снабжения. Потому-то французы пришли к Бородино не на пике боевого духа, а измотанные «ничейными» сражениями и партизанской войной.

Барклаю де Толли не повезло стать «пророком» в своем Отечестве. И происхождение у него было «неправильное»: ну какой патриот России из человека, с рождения звавшегося Михаэлем Андреасом Барклаем де Толли? И по служебной лестнице он взлетел стремительно, обойдя многих «достойных».

Да и военные подвиги его были в основном… арьергардные. Так что в 1812 г. его осуждали. Кто молча, а кто и открыто. И Барклай, чувствуя за собой вину, которой не было, пытался ее искупить, намеренно подставляясь под пули в Бородинском сражении. Но смерть обошла его стороной, а в Заграничном походе, за взятие Парижа, Михаил Богданович получил фельдмаршальский жезл.

Одним из первых об истинной роли Барклая де Толли в Отечественной войне 1812 года заговорил А. С. Пушкин. Его стихотворение «Полководец» посвящено нашему герою, а в «ненаписанной» 10-й главе «Евгения Онегина» есть такие строки:

Гроза Двенадцатого годаНастала – кто тут нам помог?Остервенение народа,Барклай, зима иль русский бог?

Так пусть же время – самый справедливый судья – все расставит по своим местам и полной мерой воздаст великому русскому полководцу, незаслуженно обойденному благодарностью современников.

Князь Барклай де Толли. Биографический очерк [1]

Князь Михаил Богданович происходил из старинной шотландской фамилии, которой многие члены приобрели себе известность в истории. Один из них, Александр Барклай, поэт, издал несколько замечательных сочинений в начале XVI века; другой, Виллиям Барклай, был отличным правоведом в конце XVI и в начале XVII столетия; третий, Георг Барклай, был одним из главнейших приверженцев короля Иакова II Стюарта; четвертый, Джон, сын вышеупомянутого Виллияма Барклая, философ, поэт и сатирик, принадлежал к отличнейшим писателям своего времени; пятый, Роберт Барклай, также писатель, был одним из ревностнейших квакеров и сподвижников знаменитого Виллиама Пенна; шестой, также Роберт Барклай, один из лучших офицеров Британской армии, служил с отличием в разных войнах, особенно в Португалии, под начальством генералов Мура и Веллингтона, и скончался от ран, в 1811 году, имея чин полковника и будучи только 37 лет от рождения. Между прочим он участвовал, в 1808 и 1809 годах, в войне шведов против России; в то самое время, как против шведов, с русской стороны, действовал его однофамилец Михаил Богданович.

В XVII и в начале XVIII столетия некоторые лица из фамилии Барклай, по политическим обстоятельствам, более всего за приверженность к дому Стюартов, принуждены были удалиться из отечества и переселились частью в Мекленбургию, а частью в Лифляндию. Дед князя Михаила Богдановича был бургомистром в Риге, а отец находился в военной службе, вышел в отставку армейским поручиком и умер в 1775 году, оставив после себя трех сыновей.

Михаил Богданович Барклай де Толли родился в 1761 году; воспитывался в доме дяди своего по матери, бригадира Вермелена, и, по тогдашнему обыкновению, еще малолетним (1 мая 1767 года) был записан в военную службу, гефрепт-капралом в Новотроицкий кирасирский полк, впоследствии названный Екатеринославским кирасирским, а с 1837 года именующийся кирасирским ее императорского высочества великой княгини Марии Николаевны.

Этот полк был, так сказать, колыбелью службы Барклая де Толли, одного из знаменитейших полководцев XIX века. Числясь в Новотроицком полку, но находясь еще в доме Вермелена, Барклай де Толли был произведен, 17 августа 1769 года, в вахмистры, а в 1776 году, вскоре по поступлении своем на действительную службу, был переведен в Псковской карабинерный полк, ныне называющийся кирасирским ее императорского высочества цесаревны Марии Александровны. Через два года, 21 апреля 1778 года, Барклай был произведен в корнеты.

Почти все биографы князя Барклая де Толли говорят, что он получил в доме своего дяди отличное образование. В свидетельстве, представленном им по прибытии в Новотроицкий полк, было сказано: «По-российски и по-немецки читать и писать умеет и фортификацию знает». Это заставляет предполагать, что дальнейшие сведения Барклай де Толли приобрел уже будучи офицером.

До 1783 года Барклай де Толли служил наряду с прочими субалтерн-офицерами, не отличенный особенным вниманием начальства. Первый, заметивший в нем отличные способности, и первый, оценивший строгое исполнение им служебных обязанностей, был начальствовавший в то время войсками Лифляндской дивизии, генерал-майор Рейнгольд фон Паткуль, потомок известного современника Петра Великого и Карла XII, отец нынешнего ревельского коменданта, генерала от инфантерии Владимира Григорьевича Паткуля.

Узнав близко и полюбя молодого Барклая, он взял его к себе в адъютанты и уже самым этим доставил ему повышение, потому что в то время званию адъютанта был присвоен чин подпоручика. По прошествии трех лет Паткуль оставил службу и, заботясь о судьбе своего адъютанта, рекомендовал его с самой выгодной стороны знаменитому графу Ангальту, бывшему в то время шефом Финляндского егерского, а впоследствии и главным начальником Сухопутного кадетского корпуса.

Граф Ангальт перевел Барклая, 1 января 1786 года, поручиком в 1-м батальон Финляндского егерского корпуса и через два года доставил ему место генерал-адъютанта капитанского чина при родственнике императрицы Екатерины II, генерал-поручике нашей службы, принце Ангальт-Бернбургском, собравшимся тогда ехать в действовавшую против турок армию князя Потемкина.

По прибытии с новым своим начальником в армию, Барклай отправился под Очаков и находился под этою, некогда знаменитою, крепостью, во все время ее осады, продолжавшейся до 6 декабря, когда она была взята приступом. В этот ковопролитный день принц Ангальт-Бернбургский начальствовал одной из штурмовавших колонн и употреблял Барклая де Толли в опаснейших местах.

Награжденный, по ходатайству принца, Владимирским крестом 1-й степени и секунд-майорским чином, с переводом из Финляндского корпуса в Изюмский Легкоконный полк (ныне гусарский эрцгерцога Фердинанда), Барклай остался при своем начальнике в звании дежурного майора. Проведя большую половину следующего, 1789 года, с принцем, в Бессарабии и Молдавии, он находился при нем, 13 сентября, в авангарде князя Потемкина, разбившем под Каушанами значительный турецкий корпус; через две недели, 30 сентября, был при взятии крепости Аккерман, а 3 ноября при занятии Бендер.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.