Сорок 2 дня

Ле Карр Джорджия

Серия: Банкир миллиардер [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сорок 2 дня (Ле Карр)

Сорок 2 дня

(Банкир миллиардер #2)

Джорджия Ле Карр

1.

Я подхожу к стойке, мои руки липкие от волнения, а желудок сжался в тугой узел. Сотрудница улыбается приветливой эффектной улыбкой. На ней одета форма банка, полосатая рубашка, темно-синий пиджак и такая же юбка. Ее имя, Сьюзен Брэдли, отпечатано черными буквами на белом бейджике.

— Спасибо за ожидание, — произносит она ледяным, но решительным голосом. — Чем я могу вам помочь?

Мои руки скользят по юбке серого костюма, наверное, оставляя влажные разводы.

— У меня назначена встреча с сотрудником вашего банка, занимающимся одобрением кредита. Мое имя Лана Блум.

Она сверяется с экраном компьютера.

— Ах! Мисс Блум, — ее глаза поднимаются вверх, встречаются с моими. На ее лице уже нет улыбки, одно лишь чистое любопытство. — Присядьте, я сообщу, что вы пришли.

— Спасибо, — я иду в сторону ряда серо-голубые стульев, на которые она указала, присаживаюсь на краю одного и наблюдаю за ней.

— Она здесь, — говорит сотрудница в телефонную трубку, и выслушав ответ, возвращает на рычаг. Затем ведет себя как-то странно, открыто не смотрит в мою сторону, но косится уголком глаза, как бы наблюдая за мной, и как только встречается с моими глазами, тут же быстро отводит взгляд в сторону, словно в чем-то виновата.

Я чувствую, как узел в моем животе закручивается еще крепче. Что-то не так. Возможно, менеджер посмотрел на мой бизнес-план и решил отказать в кредите. Это не будет слишком большой неожиданностью. У меня нет опыта работы и нечего оставить под залог и, как любит говаривать моя мать, банки могут только одолжить тебе зонтик, и то, только тогда, когда нет дождя.

Я хватаюсь за сумку потной рукой, делаю глубокий вдох и твердо приказываю себе успокоиться. Всегда есть план Б, Билли и я просто начнем с малого и построим свой бизнес по кирпичику. Наш прогресс будет очень медленным, но мы переживем, и, возможно, если будем работать даже больше, чем усердно, намного больше, в один прекрасный день мы начнем процветать. С выданным кредитом или без него, мы выпутаемся. Мой подбородок поднимается выше.

Леди азиатской внешности в темном костюме выходит из закрытой двери. Она смотрит на меня улыбаясь, но улыбка не затрагивает ее глаза.

— Мисс Блум?

Я встаю и нервно разглаживаю юбку. Ну, была не была! Я целенаправленно дотрагиваюсь до моих волос. Надеясь, что ветер на улице не слишком растрепал их. В попытке выглядеть старше и более профессионально Билли уложила мои волосы сзади в тяжелый пучок и покрасила мне губы темно-сливовой помадой. Она сказала, что это произведет эффект, делая меня похожей, на умудренных опытом танцоров фламенко, но я думаю, что в таком виде выгляжу более бледной и изможденной.

— Сюда, пожалуйста, — женщина указывает рукой в сторону лестницы и начинает двигаться к ней. Я сильно хмурюсь. Все остальные люди, ожидающие передо мной, направлялись в одну из кабинок на первом этаже. Я не видела ни одного, кто бы, из ожидающих одобрения заявки, поднимался наверх. Почему именно мне следует идти наверх? Громоздкие каблуки женщины глухо стучат по непокрытой ковром лестнице. Звук отдается в моей груди. Чувство страха где-то глубоко в моем желудке увеличивается.

Мы проходим через дверь, которая открывается с помощью кода, и я понимаю, что мы вступили в помещение, предназначенное исключительно для персонала. Другие сотрудники проходят мимо нас и посматривают на меня с любопытством. Мы идем по коридору офиса. Ближе к концу, женщина оборачивается и смотрит на меня в упор, на ее лице появляется испытывающее выражение.

— Готовы? — спрашивает она.

Мне кажется, странным, то, что она так спрашивает.

Ошеломленно, я киваю.

Она стучит один раз, открывает дверь и держит ее приоткрытой, ожидая, когда я войду.

Я делаю шаг внутрь, с солнечной приклеенной во все лицо улыбкой, и цепенею. Моя челюсть падает, желудок просто вжимается к позвоночнику. Я попадаю в кошмар. Ах, но разве я не хотела этого в течение долгого времени? Мое сердце всегда чувствовало, что тогда был не конец и что в какой-нибудь день я увижу его снова. Я не знаю, как, когда или почему, просто знала, что так будет.

И я прокручивала в голове сценарий нашей встречи бесчисленное количество раз, менялась только обстановка - то я соблазнительно одета и столкнулась с ним в ночном клубе, или я якобы случайно слоняюсь в окрестностях Гайд Парка, где он живет, как он сказал мне давно. Но никогда, никогда ни в одном своем сценарии я не могла представить его здесь, в моем местном банке. Ни в жизнь. От этого прибываю в таком шоке, что мой ум отказывается здраво мыслить, и непроизвольно я моргаю, может мне привиделось.

Ох, нет! Быть пойманной таким образом, к этому я не готовилась никогда!

— Подождите, — хочу я крикнуть азиатской леди, — здесь какая-то ошибка, — но мой рот не в состоянии произнести ни звука, и даже мой заторможенный мозг знает, что никакой ошибки нет. Я не случайно была препровождена в эту комнату. Я здесь, потому что этот мужчина хочет, чтобы я была здесь.

Дверь тихо закрывается за моей спиной.

2.

— Привет, Лана, — говорит Блейк, сидя за столом. Его голос все тот же, холодный и терпкий, как виски, и вкрадчивый. Леденящий холод спрятан где-то в глубинах его янтарных глаз.

Озноб пробегает по моему позвоночнику.

Он смотрит на меня ничего не выражающим взглядом, плотно сжав челюсти, выглядя еще более прекрасным и ожесточенным, нежели тогда, словно совершенное великолепное, обезличенное божество. Но в нем появилось и еще что-то, совсем другое. Некая жесткость, на грани жестокости, которой раньше не было, сейчас просвечивается в чуть прикрытых, напряженных красивых глазах, и вокруг сжатого рта появились жесткие линии.

Шок, вызванный встречей с ним, таким изменившимся и таким великолепным, не позволяет мне ни сказать что-либо, ни сделать. У меня выветриваются все отрепетированные сценарии, я просто стою здесь, разинув рот, как полная идиотка, жадно впитывающая его взгляд. В знойных ночах пустыни я потратила бесчисленное количество часов этих длинных-предлинных ночей, облазив весь интернет и пытаясь найти любое упоминание об этом мужчине.

Месяцами я не находила ничего.

Потом в один прекрасный день на пиратском сайта, маленькая краткая статья, что он обручился с Викторией Монтгомери, дочерью четвертого графа Хардвика. Я откинулась на спинку стула, и не знаю сколько невидящим взглядом смотрела на эту фотографию. Безумная ревность, накрыла все мое тело, словно раскаленная лава, вливаясь в кишки, принося с собой ужасное ощущение невосполнимой потери.

Там же, на этом сайте, была маленькая фотография, запечатлевшая их, сидящими в ресторане за столиком. Она была настолько зернистой и нечеткой, что на ней можно было с трудом что-либо разобрать, но я уставилась на нее и смотрела очень долго, и потом возвращалась к ней снова и снова. Как если бы эта фотография давала некий ключ к разгадке его тайны, которую я не понимала и не понимаю. Медленно, очень медленно я начала замечать некоторые особенности, чашки кофе, его рука на столе рядом, но не касается ее. Лицо Виктории, повернутое к нему, трудно сказать, о ее выражении, но создавалось такое впечатление, что оно было полно величайшей преданности и решимости. Я медленно поглаживала живот, находясь на седьмом месяце беременности, и эти круговые движения по своему животу постепенно утешали меня. «Ты не принадлежишь его стилю жизни, и он не твой мужчина. И никогда им не был. Но этот ребенок всегда твой». И расплавленная лава внутри постепенно стала охлаждаться, образуя черные запекшиеся корочки. Вентилятор жужжал над потолком. В соседней комнате блаженно спала мама, не ведая моей глубокой печали.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.