Колдун

Завгородняя Анна

Серия: Северяне [0]
Жанр: Фэнтези  Фантастика    2015 год   Автор: Завгородняя Анна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Колдун (Завгородняя Анна)

Глава 1

Все вокруг было белым бело от свежевыпавшего снега. Метель кружила падающие с серого, затянутого косматыми облаками неба, сбитые в хлопья, снежинки. Укладывала их ровным слоем на лапы сосен и елей, притаившихся у едва различимого тракта. Небольшой обоз, состоящий из нескольких телег, окруженный всадниками, преодолевая ветер и снег, медленно продвигался вперед, пока не закончился лес и впереди не показался ровный простор полей, за которыми где-то вдали показались высокие шапки, укрывавшие крыши жилых домов какой-то деревеньки. Ехавший во главе обоза Серко внезапно приподнялся в стременах и, показал рукой на темнеющее впереди пятно на белом полотне снега.

— Что это может быть? — спросил он следующего за ним всадника. Отороченный волчьим мехом капюшон скрывал его лицо. Мужчина только повел плечами, явно несклонный отвечать.

— Я поеду, посмотрю? — спросил Серко оживленно. Ему и его коню уже давно надоело плестись неспешным шагом. Жеребец воинственно раздувал ноздри и бил копытом, готовый сорваться в галоп при одном единственном движении колена хозяина, прижатого к покатому боку.

— Езжай, — сказал тот, чье лицо было скрыто под капюшоном.

Мальчишка широко улыбнулся и направил коня в сторону поля. Через несколько минут он осадил своего скакуна и ловко спрыгнул на снег, провалившись при этом по колено. Серко сделал два шага и остановился у видневшегося из-под снега клочка ткани. Едва он различил то, что скрывал снег, как тут же с сорвавшимся с губ изумленным вскриком, упал на колени и стал поспешно разгребать руками сугроб. Потом обернулся назад в сторону обоза. Его глаза выдавали удивление и какой-то страх. Он отчаянно замахал руками, привлекая к себе внимание.

— Тут люди! — закричал он, — Замерзшие!

От обоза тот час отделилось несколько верховых, через минуту они уже подъехали к Серко. Спешившись, они вместе расчистили снег и достали из-под него девушку и маленького мальчика.

— Живы? — спросил кто-то.

— Девчонка дышит, — сказал один, — Правда слабо. Мальчишка получше. Она видно до последнего согревала его… еле вырвали из ее рук!

Серко изумленно оглядел мужчин.

— Как же так, прямо около деревни… — произнес он тихо и поглядел на старших, но ответа не дождался.

Мужчина в капюшоне склонился в седле, подхватил на руки девушку, переданную ему одним из мужчин. Ребенка взял еще один из всадников.

— Надо торопиться, — сказал он, и повернул лицо к мальчишке, — Серко, поезжай обратно к обозу, пусть едут в деревню, мы поскачем вперед.

Мальчишка кивнул и вихрем взлетел в седло. Ветер швырнул ему в лицо хлопья снега, когда обернувшись, он увидел, что всадники уже достигли границ поселения и въезжают в ворота. Обоз продолжил свой путь.

Боль по всему телу…такая нестерпимая боль, режущая, впивающаяся острыми иглами в кожу, убивающая, ранящая, приносящая мучение и невероятное желание забыться. Я выныриваю из тепла во тьму. Открываю глаза, хотя уже не надеялась, что когда-нибудь снова сделаю это. Пытаюсь привстать, но внезапно чьи-то без труда руки удерживают меня на подушках.

— Ярослав, — шепчу я и не узнаю свой голос в этом скрипе, который только что издала потрескавшимися до крови губами.

— Лежи, — отвечают мне.

— Мой брат? — пытаюсь спросить.

— С мальчиком все в порядке, — слышу ответ, и надо мной склоняется женское лицо. Обычное, круглое, ничем не примечательное. Тронутые сединой волосы спрятаны под платком, морщинки вокруг голубых глаз. Крупный нос и толстые губы. Я вздыхаю и снова проваливаюсь во тьму.

Когда я очнулась вновь, комната, в которой я лежала, была залита ярким солнечным светом. Я повернула голову в сторону окна, прищурила глаза, резавшие от солнечного света, заливавшего комнату, потом отвернулась. От очага напротив постели тянуло теплом. Я пошевелила рукой, потом ногами, попыталась встать, и внезапная слабость охватила меня, заставив снова упасть на подушки.

— Ослабела совсем, — услышала я уже знакомый женский голос, — Шутка ли, три дня пролежать без сознания.

Я увидела, как к кровати подошла та самая женщина, лицо которой я видела, очнувшись в первый раз. Ее лицо было некрасиво, да и сложена женщина была нескладно. Слишком крупная, покатые как у мужчины плечи, большая грудь, отсутствующая талия и невероятно широкие бедра, на которых сейчас покоились массивные руки. Дорогая одежда и широкий пояс, украшенный серебряными бляхами, выдавал в ней хозяйку дома.

— Где Ярослав, — спросила я первое, что волновало меня — это мой брат.

— На кухне с Серко, позже я позову его к тебе, — женщина пристально рассматривала меня. Голубые глаза прошлись по лицу и подозрительно сощурились.

— Где я? — спрашиваю тихо. Имя Серко мне ни о чем не говорит. Мой голос все еще скрипит ржавыми нотками.

— В Хотене, — ответила женщина, — Я Ульяна, хозяйка этого дома.

— Как я здесь оказалась? — я смутно припомнила, как шла по лесу, вокруг только снег, холод и ветер и впереди — белая пустота. Ярослав уже еле переступает и отстает, падает в сугроб. Я поворачиваюсь к нему и, хотя сил уже нет даже идти, нагибаюсь и поднимаю брата на руки. Еще какое-то время я несу его на руках. Снег вокруг меня поет мне сладкие песни, обещает тепло и покой. Я оступаюсь, падаю и больше не могу подняться. Понимаю, что все это время мы кружили на одном месте. Кажется, снова вернулись к деревне, но из-за этой ужасной метели ничего не видно на расстоянии вытянутой руки. В деревню нам возвращаться нельзя. Нам ясно дали понять, что никто из ее обитателей не пустит нас на свой порог. Лучше уже здесь. Замерзнуть и тихо умереть, думаю я. Ноги подкашиваются, и я медленно оседаю в сугроб. Прижимаю к себе Ярослава, пытаясь согреть его остатками своего тепла, и странная дрема охватывает меня. Сначала чувствую только холод и больше ничего. Постепенно, вместе со сном приходит долгожданное тепло… Смертельное тепло. Я понимаю это, но уже нет сил противится. Я с облегчением закрываю глаза и валюсь в снег, понимая, что больше никогда не поднимусь на ноги. Может это и к лучшему, говорит мой внутренний голос и все затихает внутри.

— Мимо ехал обоз, вас нашли в поле, принесли сюда, — сказала Ульяна, и мои воспоминания разлетаются клочками дыма, словно кто-то развеял их рукой, а женщина тем временем продолжает, — Я не смогла отказать человеку, который это сделал. Если бы не он, ты никогда бы не переступила порог этого дома.

Я закрыла глаза. Голос Ульяны был пронизан страхом и ненавистью, но мне сейчас было как-то все равно. Главное, что мы с братом все-таки остались живы, остальное уже не важно, хотя зародившееся было во мне чувство благодарности к этой женщине за уход и приют, рассыпалось прахом после этих слов.

— Я пойду, приведу твоего брата и принесу горячего бульона. Чем раньше ты оклемаешься, тем раньше покинешь мой дом, — скрипнула дверь, и женщина покинула комнату. Прошло несколько минут, и дверь повторно заскрипела. С громким криком в комнату влетел Ярослав, следом за ним вошел какой-то высокий мальчик лет тринадцати. Шествие замыкала Ульяна, несущая в руках деревянную чашу, из которой доносился невообразимый аромат куриного бульона. Вдохнув его, я почувствовала, как мой желудок требовательно заурчал.

Ярослав сразу же запрыгнул ко мне на кровать, прижался щекой к моему лицу. Я подняла руку, погладила растрепанные кудри цвета пепла. Брат отстранился, пристально посмотрел мне в лицо не по детски серьезным взглядом.

— Я хотел прийти вчера, но меня к тебе не пустили, — сказал он.

Я с пониманием кивнула.

— Теперь все будет хорошо, — сказала я.

Ярослав повернул голову и кивнул на мальчика, с которым пришел.

— Это Серко, — сказал он, но я уже и так поняла без слов кто это.

Ульяна подала мне чашу с бульоном и присела на край кровати. Ярослав слез на пол и молча смотрел, как я пью. От горячего вкусного бульона на моем лице расплылась довольная счастливая улыбка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.