Сказки для взрослых [СИ]

Гаджина Полина Алексеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказки для взрослых [СИ] (Гаджина Полина)

Полина Алексеевна Ганжина

Сказки для взрослых

Очень добрая сказка

Она родилась давно. Тогда, когда, завершая парад планет, сошлись воедино в танце, непостижимые богам и людям, солнце и луна. Родилась, чтобы открыть своим появлением на свет новую веху в истории. Эру искренних чувств, всего истово светлого, что сокрыто в человеке, вне зависимости от проявлений сущего мироздания. Родилась где-то между иллюзией и реальностью. Там, где живут чудеса и добро. Где всегда открыты двери в сказку, только нужно обязательно в неё верить.

Совсем не важно — как её зовут и как она выглядела. Знаю одно — она была прекрасна. Но не фарфоровым ликом или точёной фигурой, а трепетно — ласковой и искренней душой. Это, почти божественное создание, излучало неподдельную нежность ко всему тому, к чему прикасалось. Дерево, тронутое лютостью зимы, от её дыхания — оживало. Безмолвные цветы, заслышав её шаги, начинали петь песни. Да и простые смертные, лишь мельком узрев её улыбку, получали истовую надежду на то, что невозможное — возможно, нужно лишь искренне этого желать. И тогда — самое немыслимое станет реальным. Она не была волшебницей или, сошедшей со ступеней Олимпа, богиней. Нет. Она была простой смертной, со всеми, предсказанными бытиём, проблемами и заботами. И, может быть, лишь истовая вера в чудеса, делала её похожей на фею.

Эта девушка всегда была мила и добра, черпая иллюзорное счастье юдоли и в улыбках солнца, и в унылости дождя, и в морозности красавицы — зимы. Это неземная девушка очень любила море. Изо дня в день, из года в год, она приходила на пустынный берег. Девушка садилась в тени величественного утёса, и жадно пыталась постичь, неведанную доселе никому, искомую суть дольнего мира иль бытия. Растворяясь в шуме таинственных волн, она загадочно смотрела вдаль. Там, в безбрежной синеве, лишь для неё светила пели песни. Магические волны, покорные Нептуну, показывали свои чарующие танцы. В любую погоду — будь то вьюжная зима или унылая ранняя весна, девушка приходила на пустынный брег. Рачительные боги, глядя на кроху, покрывали её тело звёздным кружевом, даруя исключительную неприкосновенность. Дотронувшись до звёздного покрывала, снежные льдинки или крупки дождевых капель превращались в дивные цветы.

Если бы Вы однажды пришли на то далёкое побережье, то обязательно увидели это неземное создание под сенью величественного утёса. Хранимая горным и дольним миром, она была овеяна ореолом магической тайны, в которой было больше смысла, чем в любом из проявлений реального бытия. Если бы Вы спросили у неё: «Что ты тут делаешь?» Она бы с милой улыбкой ответила: «Слушаю шёпот волн…».

Однажды, когда к тёплому дыханию ветра был так мастерски подмешан Создателем аромат нежных полевых цветов. Когда пушистые облака, играя в свою беспечную забаву «догони меня», пытались спрятать солнце. Когда лучистое было полноправным хозяином, она опять пришла на брег сапфирового моря. Подле величественного утёса девушка увидела светловолосого парня. Он задумчиво смотрел вдаль, пытаясь узреть то, что нужно было, воистину, только ему.

— Что ты здесь делаешь? — молвила девушка.

Юноша, подняв лазоревые глаза, тихо сказал:

— Я пришёл, чтобы услышать шёпот волн…

Магия бытия наполнилась несравненными красками и чародейственными звуками, доселе невиданными и неслыханными никем из бытующих ни в мире богов, ни в мире людей. А из пены волшебных вод на сушу вышла прекрасная и желанная всякому Любовь.

Душа не камень

Море пугает и волнует испокон веков. Столь же манит лазурь небес, зовя в бесконечность. Пленит душа, дарующая искренность чувств, ничего не требуя взамен. Море всегда разное, такое же изменчивое и небо. Душа светла и прекрасна, и столь же необъяснима и загадочна, как заповедные дали моря или неба. Безусловное величие каждого человека ничто пред природой, которую невозможно подчинить. Только море может любить так, как никогда не сможет полюбить человек. Только у моря есть столь дивный язык символов, доступный всякому, но непонятный никому.

Сегодня море негодовало. Волны с оглушительным треском обрушивались на прибрежные скалы. Всесильный шторм грозил всякому неминуемой гибелью, но бывалые рыбаки загодя затянули лодки на берег. Непогода бушевала всю ночь, насыщая воду кислородом и выбрасывая на берег не нужный хлам. Порывы ветра играли солёной водой, а та беспрекословно подчинялась небывалой мощи.

Иногда детворе удавалось отыскать после очередного шторма остовы затонувших кораблей. И тогда дети придумывали новые игры, в которых на словах оживали пираты, вожделеющие о несметных сокровищах.

Ночной шторм не оправдал чаянья детворы, скупо выбросив на берег лишь водоросли и несколько коряг.

— Смотри, не повезло сегодня ребятне, — глядя на удаляющую группу мальцов, — молвил рыбак старцу. — Ничего не преподнес Нептун. Зато с каменюкой опять поиграл.

— Ты о чём?

— Да вон опять пропал чёрный камень, — махнув рукой вдаль, ответил юноша.

Седовласый рыбак посмотрел туда, где ещё давеча высился загадочный камень, о котором вспомнил юноша.

— Неужели ты веришь в россказни, на которые уже и дети не обращают внимания?! Люди любят выдумывать, додумывая.

— Может ты тогда объяснишь, куда девается каменюка?!

— Единственное, что меня сейчас волнует — так это рыба. Давай, за работу! — ответил старик поправляя снасти на рыбацкой шлюпке.

Левая сторона бухты подле небольшого рыбацкого селения было устлана белоснежным песком. А правую часть песчаной отмели природа щедро украсила камнями. Средь морской каменистой мозаики иногда, как предвестник надвигающего шторма, из воды появлялся каменный монумент. Аборигены придумывали небылицы, пытаясь найти объяснение загадочному явлению. Камень напоминал миниатюрную фигуру человека, задумчиво смотрящего вдаль. Лишь только на бухту надвигался шторм, каменный мираж появлялся над водой, но погода восстанавливалась, и каменное изваяние исчезало.

А на рассвете после шторма в селении появился черноволосый юноша. Глаза незнакомца также были тёмного цвета, а белоснежная кожа выдавала в нём чужестранца. Ибо все жители селения, обогретые лучами южного солнца, имели ровный бронзовый загар.

Юноша побродил по широким улочкам, щедро даруя искреннюю улыбку прохожим, а потом пошёл в услужение в господский дом.

Время не сохранило данных о том, кто построил шикарный господский дом и имя первого владельца. Но красивый дом в селении внушал жителям благоговение и страх. Частенько в господском доме устраивались шикарные празднества. А сами жители считали подарком судьбы, если пойманная рыба приходилась по вкусу хозяину.

В господском доме жила своенравная красавица, единственная дочь хозяина. Прислуга старалась предупредить желания господ, но девушка, выросшая без материнской ласки, обладала вздорным нравом, наказывая всякого.

Черноволосый юноша оказался прилежным работником. Но чтобы он не делал, всё не устраивало своенравную и капризную девушку. То букеты цветов не пленили взор красавицы, то приготовленные блюда были невкусны. Юноша не унывал, а по ночам он выходил в господский сад и смотрел на море.

В одну из звёздных ночей, уединение юноши случайно нарушила господская дочка.

— Что ты тут делаешь? — спросила она.

— Слушаю как море шепчет о любви.

— Море не умеет говорить. Море не умеет любить.

— Так может говорить только тот, кто сам ничего не знает о любви.

— К чему любовь, если есть деньги. Имея пустые карманы, любовь не обретёшь.

Ничего не ответил юноша. Но девушка, пленённая мелодией голоса юноши, всё чаще стала приходить в сад, послушать тишину ночи, в которой море поёт о любви.

В одну из ночей девушка сказала:

— Я долго пыталась постичь тишину, в которой живёт любовь. Но не поняла ничего. Впрочем, теперь в этом нет смысла. Я выхожу замуж. Я стану богаче, а, значит, счастливее.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.