В погоне за «Босфором»

Романова Татьяна Геннадьевна

Серия: Капитан Щеглов [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В погоне за «Босфором» (Романова Татьяна)

Пролог

Константинополь.

Октябрь 1825 года.

Душный вечер уже накрыл древнюю столицу великолепной Порты, в окнах прибрежных домов давно горели огни, а шустрая лодка с двумя парами гребцов, скользившая по лиловым закатным водам Босфора, все еще не достигла своей цели. Сидящий на корме человек в европейском сюртуке и турецкой малиновой феске в нетерпении прищелкнул пальцами. Он не любил опаздывать, а еще больше он не любил путешествия, тем более такие некомфортные, как нынешнее. Его узкое лицо с тонким крючковатым носом и влажными черными глазами могло принадлежать и греку, и уроженцу любой из балканских стран, но красивая густая борода скорее подходила турку.

– Долго еще? – спросил он у старшего из гребцов.

– Нет, господин, вон уже мыс показался. Рыбацкая деревушка – левее, сразу за мысом, а новые дома – правее, – почтительно доложил моряк.

Пассажир кивнул и замолчал. Ему пришлось нанять лодку в предместье, чтобы этот его визит остался втайне. Сегодня он должен был завершить работу самого ценного из своих осведомителей в тайной греческой организации «Филики этерия», и организовать переброску в Одессу нового агента. У османской разведки не хватало шпионов в России, к тому же среди них не было ни одного имперского подданного. Тот же, к кому сейчас направлялся пассажир, имел настоящие российские документы, а это сулило отличнейшие перспективы.

– Куда прикажете, господин? – уточнил старший из гребцов, – к рыбакам?

– К новым домам, и подождете меня с полчаса, а потом отвезете обратно.

Лодка взяла правее и через четверть часа приблизилась к берегу. Узкая полоска гальки вперемежку с крупными валунами окаймляла крутой скалистый подъем. С высоты берега вниз сбегала тропинка, а по воде ей навстречу стремились узкие мостки.

– Здесь причалим, – объяснил пассажиру гребец. – Вы по тропинке подниметесь и увидите новые дома, там всего одна улица.

Пассажир молча кивнул, и как только лодка ткнулась бортом в доски импровизированной пристани, перескочил на мостки.

– Ждите, – распорядился он и сбежал на тропинку.

Также стремительно он поднялся на кручу и огляделся по сторонам. Два ряда похожих друг на друга каменных домов под четырехскатными черепичными крышами лепились к склону горы. Пассажир направился ко второму дому с левой стороны, толкнул незапертую калитку и взошел на крыльцо. Дверь сразу же отворилась, и высокий смуглый толстяк, одетый по-европейски, придержав дверь, отступил вглубь коридора.

– Добрый вечер, а я уже думал, что вы не придете, Муртаза-Ага, – сказал он по-турецки, но с грубым акцентом.

– Вы ошиблись, – не считая нужным оправдываться, ответил гость. – У меня мало времени, давайте перейдем к делу.

– Да-да, конечно, прошу вас, – заторопился иностранец и повел своего визитера в большую полупустую комнату, выходящую окнами на Босфор. – Вы ведь в первый раз у меня дома?

– И в последний, – отрезал Муртаза-Ага. – Я вынужден отказаться от ваших услуг. Этеристы больше не примут вас – ясно же, что они вас вычислили, а раз так, то это только вопрос времени – узнать ваше местонахождение. Мое начальство не хочет, чтобы дом, предназначенный для проживания наших агентов, был рассекречен и к тому же обагрен кровью. Я вынужден предложить вам покинуть его.

– Но как же так?.. – растерялся толстяк, лицо его под жесткой щеткой бараньих кудрей бледнело на глазах. – Куда я пойду? Я столько сделал для нашего дела, а теперь вы гоните меня на ножи заговорщиков?

Казалось, что его страх заполнил всю комнату. Запах пота, особенно мерзкий в духоте перегретого за день воздуха, резанул чуткий нюх гостя, но турок подавил брезгливый позыв и равнодушно процедил:

– Мы оба с вами находимся в безвыходной ситуации: я не обсуждаю приказы своего начальства, а вам некуда идти. Но поскольку я не привык бросать преданных лично мне людей, то взял на себя смелость порекомендовать вашу кандидатуру на роль нашего агента в России. Материально это дело необыкновенно выгодно. Тому, кого берут на такую ответственную службу, сразу дарят один из этих домов и выдают аванс в десять тысяч пиастров.

– Но ведь в России за это – смерть!

– Не попадайтесь, – пожал плечами Муртаза-Ага, – по риску и оплата. Ну, что скажете?

– А мне нужно сразу дать ответ? – заюлил его собеседник. – Дайте хотя бы подумать.

– Некогда! Мой агент должен завтра на рассвете отправиться на задание. Либо я передам все документы вам, либо другому человеку. Так что у вас – ровно пять минут на раздумье, – сообщил турок и отошел к окну.

Он встал так, чтобы его не видели с улицы, с облегчением подставил лицо под легкий ветерок с Босфора, а потом осмотрел берег и спуск к воде. Хотя уже стемнело, он еще различал лодку, ожидавшую его возвращения.

– А документы на дом сразу дадите? – прозвучало за его спиной.

Муртаза-Ага обернулся и с удовольствием отметил, что толстяк полностью деморализован. Получилось именно то, чего он и добивался.

– Купчая со мной. Кстати, вас поэтому и выселяют, что дом отходит нашему новому агенту. Мы ценим храбрых людей.

– Да что же я должен делать?! – взвизгнул толстяк. – Надеюсь, не генералов в Санкт-Петербурге убивать?

– Мы не ставим невыполнимых задач. Нас интересуют только документы, прежде всего те, что касаются портов и крепостей, а также флота и армии, ну и любые сведения из министерства иностранных дел, задевающие интересы Османской империи.

– Ничего себе… – протянул иностранец, – кем же нужно быть, чтобы добраться до этих бумаг?

– Незаметным чиновником, писарем или адъютантом военного начальника – нам все равно, главное, чтобы результат был.

Краски постепенно вернулись на щеки толстяка, но тот все еще не мог принять решение. Наконец он воскликнул:

– А если начнется война?! Вы понимаете, как я рискую?

– В военное время оплата удваивается. Здесь – аванс за первое донесение. Все – в золоте. Берете?

Муртаза-Ага кинул на стол увесистый кожаный кошель. Пухлая рука с короткими пальцами тут же сгребла его.

– Беру, – подтвердил толстяк. – А что мне теперь делать?

– Все указания найдете в этом конверте, – объяснил турок. – Завтра в пять часов утра будьте вон на тех мостках, подойдет лодка и отвезет вас на корабль, идущий в Анапу, а там уже комендант крепости по своим каналам переправит вас в Одессу.

Он положил на стол купчую на дом, паспорт нового шпиона и толстый запечатанный конверт. Увидев, как, не выпуская из рук кошель с деньгами, иностранец ухватил и купчую, Муртаза-Ага явственно хмыкнул. А вот это зря!.. Он вышел из образа строгого, но справедливого начальника. Вновь войдя в роль, турок поспешно добавил:

– Теперь о том, что будем знать только я и вы. Нужно выбрать псевдоним, которым вы станете подписывать свои донесения. Я предлагаю «Босфор». Как вам?

– Красиво…

Муртаза-Ага вгляделся в лицо своего собеседника, растерянность толстяка уже прошла, и тот взирал на начальника с угодливой заинтересованностью. Да, ничего не скажешь! Этот человек – настоящая находка: его патологическая жадность и полное отсутствие принципов открывали для османской разведки увлекательные перспективы. Объяснив своему новому шпиону, каким будет пароль между ним и связным в Одессе, турок простился и поспешил к лодке.

Босфор остался один. Он бросил на стол кошель. Даже золото не радовало – его изводили страх и ненависть. Он ненавидел Муртазу-Агу, греков-этеристов, собственную родню и всю прошлую жизнь. Он ненавидел этот душный город, а еще больше – огромную ледяную империю, Родину, куда ему предстояло вернуться. Страх сжигал нутро, хотелось выть… Как жить дальше? И как все это можно вытерпеть?..

Глава 1

Москва.

Август 1826 г.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.