Русская любовная лирика

Коллектив авторов

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русская любовная лирика (Коллектив авторов)

Алексей Константинович Толстой

1817–1875

«Средь шумного бала, случайно…»

Средь шумного бала, случайно, В тревоге мирской суеты, Тебя я увидел, но тайна Твои покрывала черты; Лишь очи печально глядели, А голос так дивно звучал, Как звон отдаленной свирели, Как моря играющий вал. Мне стан твой понравился тонкий И весь твой задумчивый вид, А смех твой, и грустный и звонкий, С тех пор в моем сердце звучит. В часы одинокие ночи Люблю я, усталый, прилечь — Я вижу печальные очи, Я слышу веселую речь, И грустно я так засыпаю, И в грезах неведомых сплю… Люблю ли тебя – я не знаю, Но кажется мне, что люблю!

1851

«Не ветер, вея с высоты…»

Не ветер, вея с высоты, Листов коснулся ночью лунной — Моей души коснулась ты: Она тревожна, как листы, Она, как гусли, многострунна! Житейский вихрь ее терзал И сокрушительным набегом, Свистя и воя, струны рвал И заносил холодным снегом; Твоя же речь ласкает слух, Твое легко прикосновенье, Как от цветов летящий пух, Как майской ночи дуновенье…

<1851 или 1852 (?)>

«Слеза дрожит в твоем ревнивом взоре…»

Слеза дрожит в твоем ревнивом взоре — О, не грусти, ты все мне дорога! Но я любить могу лишь на просторе — Мою любовь, широкую, как море, Вместить не могут жизни берега. Когда Глагола творческая сила Толпы миров воззвала из ночи, Любовь их все, как солнце, озарила, И лишь на землю к нам ее светила Нисходят порознь редкие лучи. И, порознь их отыскивая жадно, Мы ловим отблеск вечной красоты; Нам вестью лес о ней шумит отрадной, О ней поток гремит струею хладной И говорят, качаяся, цветы. И любим мы любовью раздробленной И тихий шепот вербы над ручьем, И милой девы взор, на нас склоненный, И звездный блеск, и все красы вселенной, И ничего мы вместе не сольем. Но не грусти, земное минет горе, Пожди еще – неволя недолга, — В одну любовь мы все сольемся вскоре, В одну любовь, широкую как море, Что не вместят земные берега!

<1858>

«С тех пор как я один, с тех пор как ты далеко…»

С тех пор как я один, с тех пор как ты далеко, В тревожном полусне когда забудусь я, Светлей моей души недремлющее око И близость явственней духовная твоя. Сестра моей души, с улыбкою участья Твой тихий, кроткий лик склоняется ко мне, И я, исполненный мучительного счастья, Любящий чую взор в тревожном полусне. О, если в этот час ты также им объята, Мы думою, скажи, проникнуты ль одной И видится ль тебе туманный образ брата, С улыбкой грустною склоненный над тобой?

<1858>

«Осень. Обсыпается весь наш бедный сад…»

Осень. Обсыпается весь наш бедный сад, Листья пожелтелые по ветру летят; Лишь вдали красуются, там на дне долин, Кисти ярко-красные вянущих рябин. Весело и горестно сердцу моему, Молча твои рученьки грею я и жму, В очи тебе глядючи, молча слезы лью, Не умея высказать, как тебя люблю!

<1858>

«На нивы желтые нисходит тишина…»

На нивы желтые нисходит тишина, В остывшем воздухе от меркнущих селений, Дрожа, несется звон… Душа моя полна Разлукою с тобой и горьких сожалений. И каждый мой упрек я вспоминаю вновь, И каждое твержу приветливое слово, Что мог бы я сказать тебе, моя любовь, Но что внутри себя я схоронил сурово.

<1862>

«То было раннею весной…»

То было раннею весной, Трава едва всходила, Ручьи текли, не парил зной, И зелень рощ сквозила; Труба пастушья поутру Еще не пела звонко, И в завитках еще в бору Был папоротник тонкий; То было раннею весной, В тени берез то было, Когда с улыбкой предо мной Ты очи опустила… То на любовь мою в ответ Ты опустила вежды — О жизнь! О лес! О солнца свет! О юность! О надежды! И плакал я перед тобой, На лик твой глядя милый, — То было раннею весной, В тени берез то было! То было в утро наших лет — О счастие! О слезы! О лес! О жизнь! О солнца свет! О свежий дух березы!
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.