Комментарии к русскому переводу романа Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка»

Солоух Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Комментарии к русскому переводу романа Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» (Солоух Сергей)

Комментарии к русскому переводу романа Ярослава Гашека «ПОХОЖДЕНИЯ БРАВОГО СОЛДАТА ШВЕЙКА»

Моим полковым товарищам

Ярославу Шераку (Jaroslav Ser'ak)

и Йомару Хонси (Jomar Honsi)

ГОРИЗОНТАЛЬНАЯ РАДОСТЬ

Совершенно невообразимый, невозможный и невероятный чех Ярослав Гашек (Jaroslav Matej Frantisek Hasek, 30 апреля 1883 – 3 января 1923) всю свою жизнь хотел стать русским. Он видел себя в мечтах Максимом Горьким западных славян. Об этом оставила воспоминания первая жена будущего автора «Швейка» Ярмила Майерова. Об этом пишет и друг Гашека, товарищ по юношескому бродяжничеству, соавтор первой совместной книги, сборника стихов, Ладислав Гаек. Двадцатилетний Гашек не просто хотел выглядеть как волжский писатель и его босяки, он жаждал жить именно так, как эти, им воображаемые, литературные русские люди. Настаивал «будем как русские».

Его мечта сбылась. Сын Йозефа и Катержины Хашковых на середине своего сложного и запутанного жизненного пути стал Ярославом Романовичем Гашеком, большевиком и комиссаром. Женатым на большой и белой русской пролетарке с именем Шура. Шура Львова. Александра. Он был счастлив в нашей стране. Особенно в ее большой, лесистой и речной части. Сибири. И это, несомненно, потому что только одно – завидное и бесконечно душевное спокойствие – может в одночасье сделать чудо. Превратить неисправимого и безнадежного, казалось всем, пьянчужку в зануднейшего трезвенника, капли не бравшего в рот долгие три года. И дальше, возможно, так бы и шло, катилось по нарастающей, еще три года, и еще, до самого обычного советского конца для счастливого комиссара из западных славян – в подвале московской или иркутской чрезвычайки. Но не вышло. Не позволил Коминтерн. Командировал, направил, мобилизовал, и вот зимою 1921 Гашек снова превратился в Ярду, сына Йозефа и Катержины, Ярослава Хашка. Опять стал чехом. Увы. А впрочем, как уж водится, именно эта личная, простая человеческая драма, катастрофа (katastrofa), и обогатила не только мировую, но и чешскую литературу. Подарила нам книгу, роман, написанный на чешском языке – «Похождения бравого солдата Швейка», невероятным, невообразимым, невозможным человеком, который до самых последних дней своей жизни ходил в привезенных из России валенках. Все-таки «был» хоть в чем-то, хоть в самой мелочи, но до самого конца «как русский».

И тем не менее едва ли Ярослав Гашек, навеки разлученный коммунизмом с большой страной лесов, полей и рек, мог себе представить, умирая под горкой в Липницах, в том месте, где Богемия перетекает в Моравию и обратно, что уже не его самого, смертного, но его собственное бессмертное продолжение – книгу ждет, все-таки ждет несомненная и стопроцентная натурализация в стране его мечты. В России. В Советском Союзе. Полная и абсолютная русификация. А между тем, случилось именно это. Сотрудник советского полпредства в Праге, филолог и друг филолога, Петр Григорьевич Богатырев вновь поменял местами Европу с Азией. Освободив текст от всего национального и специфического, непонятного и неприятного, сделал роман о западных славянах своим, родным там, где и мечталось автору оригинала. На родине картинных босяков и их высокогонорарного создателя Максима Горького.

Подвиг, совершенный Петром Григорьевичем Богатыревым, чудесен и трогателен и сравним ну разве только с аналогичным рукотворным чудом мастеров Звездочкина и Малютина, сумевших переработать японских буддийских кукол Дхарма в исконную «наше все» – русскую матрешку. Остается только поклониться. Но не согласиться. Потому что нет в этом невероятном, невообразимом, невозможном превращении чешской книги в русскую исторической справедливости. Все-таки человек, всю жизнь подписывавшийся Митя (M'ita), постольку, поскольку считал это имя сокращением от Михаила (Michaila), как у М. А. Бакунина – второго русского кумира тревожной юности, был и оставался самим собой. Чехом. Настоящим, подлинным. И роман его – не русский, а чешский, в высшей, самой последней степени. По духу и по фактуре. Хотя и полон чудесных русизмов вроде словосочетания «горизонтальная радость».

И это словосочетание «горизонтальная радость» мне кажется самым лучшим определением того чувства, которое сопровождало меня в работе по возвращению роману Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» его чешских корней и чешской кроны. Утраченной сути самого явления. Невероятного, невозможного, но существующего как неоспоримый факт в нашей общей с западными славянами истории и литературе.

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Эта скромная попытка комментария к русскому переводу романа Ярослава Гашека «Osudy dobr'eho voj'aka Svejka za svetov'e v'alky», сделанному Петром Григорьевичем Богатыревым (в дальнейшем ПГБ) и ставшему каноническим де-факто. Существует три радикально отличающихся одна от другой прижизненных редакции перевода. Довоенная первопубликация, включавшая только части первую и вторую:

ПГБ 1929: Гашек, Ярослав. Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны / Пер. П. Богатырева. Вступит, статья В. Антонова-Овсеенко. С илл. Г. Гросса. Ч. 1. М.; Л.: Госиздат, 1929. (Дешевая б-ка Госиздата. № 101–104); Ч. 2. М.; Л.: Госиздат, 1930. (Дешевая б-ка Госиздата. № 202–205).

Первое и второе полное «хрущевское» издание:

ПГБ 1956: Гашек, Ярослав. Похождения бравого солдата Швейка / Пер. с чешек. М.: Гослитиздат, 1956. 752 с.

ПГБ 1958: Гашек, Ярослав. Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны / Пер. П. Богатырева. Ч. 1–2, 3–4. Библиотека «Огонек». — М.: Правда, 1958.440 -1- 464 с.

И наконец последний пересмотренный вариант, подготовленный ПГБ, по всей видимости, после очень жесткой цеховой критики (Юр. Молочковский. Легче или труднее? (Об особенностях перевода чешской прозы.) // Мастерство перевода. Вып. 2. М.: Сов. писатель, 1962. С. 203–226):

ПГБ 1963: Гашек Ярослав. Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны. В 2 т. Т. 1 и 2. М.: Худож. лит., 1963. 506 + 341 с.

Именно эта редакция перевода стала окончательной и еще дважды без существенных изменений издавалась при жизни переводчика, ушедшего от нас в 1971 году.

ПГБ 1966: Гашек, Ярослав. Собрание сочинений в 5 т. Т. 1 (ч. 1–2), т. 2 (ч. 3–4). Библиотека «Огонек» / Под ред. П. Богатырева. М.: Правда, 1966. 450 + 413 с.

ПГБ 1967: Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. Библиотека всемирной литературы. Сер. 3. Т. 144. М.: Худож. лит., 1967. 671 с.

Тиражируется она и поныне, хотя с равным успехом можно встретить и современные переиздания ПГБ 1956. При ближайшем рассмотрении все три варианта перевода романа Гашека в исполнении ПГБ отличаются по большей части косметически, чем по существу и сути:

1929: – Здесь прежде висел портрет государя императора, — минуту спустя, опять заговорил Бретшнейдер.

1956: – Здесь прежде висел портрет государя императора, — минуту спустя, опять заговорил он.

1963: – А когда-то здесь висел портрет государя императора, — помолчав, опять заговорил он.

Оригинал, явно ничего не потерявший и не выигравший от всех этих перемен:

«Tady kdysi visel obraz c'isare p'ana», ozval se opet po chv'ili.

Чтобы как-то заякориться в этом не демонстрирующем никакого видимого принципа, системы или особой цели разнобое, за базовую для комментирования естественным образом была принята последняя и, как кажется, наиболее распространенная в современных переизданиях редакция. А именно: ПГБ 1963. Соответственно, пагинация комментируемых фрагментов связана именно с этим двухтомным изданием.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.