Сочинения Гете. Выпуск II

Белинский Виссарион Григорьевич

Жанр: Критика  Документальная литература    Автор: Белинский Виссарион Григорьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сочинения Гете. Выпуск II ( Белинский Виссарион Григорьевич)

Еще при самом объявлении о выходе этого прозаического перевода сочинений Гете ходили слухи, что он затеян обществом молодых людей. Мысль подобного смелого предприятия уже сама по себе оправдывала слухи, а первый выпуск вполне утвердил их достоверность {1} . Наконец, по случаю второго выпуска, в одной газете было объявлено имя г. Бочарова, как одного из главных переводчиков и участников предприятия {2} . Г-н Бочаров недавно издал книжку довольно плохих стихотворений {3} – обстоятельство, которое, вместе с молодостью переводчиков Гете, не могло не иметь влияния на перевод! В самом деле, безусловное уважение к авторитетам – весьма похвальная черта в юношах, еще не успевших развиться до самостоятельного и самобытного суждения о важных предметах; но в то же время смешно и жалко видеть, когда юноши, из своего слепого уважения к авторитетам, силятся сделать какой-то авторитет для людей, которые уже давно пережили свою школьную эпоху и приобрели себе право смотреть на вещи глазами размышляющего ума, а не безотчетного удивления к громким именам. Забавно читать ученические выходки против литераторов {4} , которые достигли столь высокой точки воззрения на Гете, что думают о нем, как о поэте, написавшем много пустяков, считают его пьесу «Заклад» ничтожною вещью, и т. п. Не знаем, право, кто такие эти дерзкие литераторы; но что касается до нас, – повторим, не в обиду юным прелагателям сочинений Гете, что великий и гениальный Гете действительно написал много пустяков, в сравнении с которыми даже и сочинения какого-нибудь Клаурена могут показаться чем-то порядочным; пьесы «Брат и сестра», «Заклад» и «Стелла» именно принадлежат к самым пустым и вздорным произведениям великого германского поэта. Царь внутреннего мира души, поэт по преимуществу субъективный и лирический, Гете вполне выразил собою созерцательную, аскетическую сторону национального духа Германии, а вместе с нею необходимо должен был вполне выразить и все крайности этой стороны. Чуждый всякого исторического движения, всяких исторических интересов, обожатель душевного комфорта до бесстрастия ко всему, что могло смущать его спокойствие, – даже к горю своего ближнего, немец вполне, которому везде хорошо и который со всем в ладу, Гете невыносимо велик в большей части своих лирических произведений, в своем «Фаусте» – этой лирической поэме в драматической форме, в своем «Прометее», в котором он сам является похитителем небесного огня, в своей «Коринфской невесте» и множестве других преимущественно лирических произведений; но Гете слаб в драме (за исключением первого и превосходного опыта «Гёц фон Берлихинген»), вообще сладок, приторен во многих из своих драм. Он любил делать героями своих драм характеры слабые, ничтожные, изнеженные, женоподобные, каковы: Франц Вейслинген (в «Гёце»), Клавиго, Фернандо и проч. В лице Эгмонта он осуществил свой идеал «изящной личности», а этот идеал есть не что иное, как идеал «изящного эгоизма», которому, кроме самого себя, все трын-трава… Это чисто субъективное, антиисторическое направление необходимо должно было, переходя в крайность, доводить Гете до сочинения таких ничтожных, жалких, приторных, сентиментальных пьес, каковы – повторяем смело – «Брат и сестра», «Клавиго», «Добрые женщины», «Заклад», «Стелла» и т. п. И как жаль, что юные переводчики начали передавать русской публике Гете именно с его плохих и пустых произведений! Пока переводчики дойдут до истинно великих его созданий, наша публика – чего доброго! – решит, что Гете был плохой писака, и предприятие, само во себе полезное и похвальное, пропадет таким образом в самом начале своем. Второй выпуск «Сочинений Гете» еще более наполнен пустяками, чем первый: за исключением статьи о Шекспире {5} , в которой есть несколько глубоких замечаний, все остальное – балласт… В третьем выпуске переводчики сулят нам «Вертера», который уже известен русской публике по прекрасному переведу Рожалина {6} . Господа! давайте скорее «Вильгельма Мейстера», «Wahrverwandtschaften» [1] , «Гёца фон Берлихингена», «Эгмонта», «Восточный диван» {7} и т. п.

Забавны следующие строки в приложенной ко второму выпуску декларации к публике от переводчиков: «О стихотворениях (разумеется, таких, которые не могут быть переведены прозою) мы пока не говорим ничего (жаль!); от публики зависит дать нам возможность представить ей стихотворения Гете, переданные известнейшими из русских поэтов». Другими словами: мы наймем известнейших русских поэтов переводить стихами стихотворения Гете!.. Sic! [2] Да где же эти известнейшие поэты русские? И зачем нам ваши стихотворные переводы? Вы обещали перевести всего Гете прозою – так и давайте же нам ваш прозаический перевод всего, что написал Гете, разумеется, сперва лучшее, а потом уже слабейшее. Переводы в прозе необходимы, ибо если они много теряют со стороны поэтического выражения, зато много выигрывают со стороны верности {8} .

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.