Сочинения Державина (2)

Белинский Виссарион Григорьевич

Жанр: Критика  Документальная литература    Автор: Белинский Виссарион Григорьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сочинения Державина (2) ( Белинский Виссарион Григорьевич)

Это, должно быть, третье издание полного собрания сочинений Державина. Оно полнее всех – даже смирдинского; {1} снабжено биографическим очерком жизни поэта и «списком сочинений Державина в хронологическом порядке»; но, несмотря на то, оно все-таки не совсем полно: не приложено прозы Державина, его писем, рассуждения о лирической поэзии и проч.; портрет хорош, но он есть повторение портрета, приложенного к «Образцовым сочинениям», изданным в 1811 году {2} . И однако ж это издание совсем не так дурно, как утверждают некоторые печатно: {3} оно не только опрятно, даже красиво; есть несколько опечаток, но они выставлены, хотя, конечно, лучше было бы, если б не было ни одной опечатки.

К изданию г. Глазунова «Сочинений Державина» приложена статья «Жизнь Г. Р. Державина», написанная г. Савельевым, который смотрит на Державина не как на поэта, а как на человека, и с исторической точки зрения. Статья эта написана хорошо и содержит в себе много любопытных подробностей, но взгляд г. Савельева не везде верен. Г-н Савельев думает, что писать о Державине и его веке значит всем безусловно восторгаться, быть не историком, а панегиристом. Это самая ошибочная точка зрения! Она-то заставила сочинителя статьи необдуманно осудить весьма умную и верную характеристику поэзии Державина, сделанную г. Шевыревым в следующих словах: «Поэзия Державина – это сама Россия Екатеринина века, с чувством исполинского своего могущества, с своими торжествами и замыслами на Востоке, с нововведениями европейскими и с остатками старых предрассудков и поверий, – это Россия пышная, роскошная, великолепная, убранная в азиатские жемчуги и камни и еще полудикая, полуварварская, полуграмотная, – такова поэзия Державина во всех ее красотах и недостатках» {4} . Эти слова приводят г. Савельева даже в суеверный ужас; он говорит, что «ни у кого из русских поэтов чувство человечности и сознание достоинства человека не преобладает в такой сильной степени, как у Державина»… Ну, это едва ли так, потому что в век «милостивцев», «отцов и благодетелей», в век «меценатства» и «патронажества» могут быть только фразы о человеческом достоинстве, а не чувство человеческого достоинства…

Кстати о Державине: недавно в одном московском журнале были напечатаны стихи – нечто вроде рифмованного exordium [1] на какого-то «безыменного критика», который, в числе разных литературных преступлений, как-то: непризнавание Ломоносова поэтом, ужаление Карамзина, обвиняется еще и в том, что «тронул Державина дерзкою рукою» {5} . Оно смешно, конечно, а ведь это уже не первая история… Сколько раз нападали, например, на нас за наши отзывы о поэзии Державина, и вот теперь наша мысль принята «Северной пчелою» (зри № 279 прошлого года) – и никто не поет заклинаний ни стихами, ни прозою… Фельетонист этой газеты говорит, что «Державин дойдет к потомству с весьма легкою ношею, то есть с малым числом избранных стихотворений, а остальное погибнет в Лете», но что «имя Державина навеки останется незабвенным в истории русской литературы». Здесь наша мысль немного искажена: не с легкою ношею, а весь дойдет Державин до позднейшего потомства, как явление великой поэтической силы, которая, по недостатку элементов в обществе его времени, ни во что не определилась, – и потому Державин весь будет всегда, как он уже есть и теперь, интересным фактом истории русской литературы. У Державина нет избранных стихотворений, которые могли бы пережить его неизбранные стихотворения, и всегда будут помнить, как помнят и теперь, не избранные стихотворения, а поэзию Державина… Далее, «Северная пчела» повторяет нашу мысль, уже не искажая ее: «Прошло только двадцать пять лет со смерти Державина, а уж его стихотворения точно как дорогие антики – кабинетная редкость. Исключая отдельных фраз и стихов, большую часть стихотворений Державина теперь уже трудно читать… теперь уже так не пишут… Это язык, чуждый нам!..» Это истина, и потому скоро все будут повторять нашу мысль, и даже и те, которые пишут стихотворные «денонциации» {6} .

Но между тем, надо сказать правду: все подобные приговоры хотя и справедливы, однако еще не доказательны; это еще только критические афоризмы, а не критика. И «Северная пчела» берет наше мнение еще на веру, слепо, не дождавшись наших доказательств, что, с ее стороны, не совсем благоразумно… Мы начали дело – мы должны и кончить его: в следующей книжке «Отечественных записок» постараемся изложить подробно наше мнение о поэтической деятельности Державина и ее историческом значении. За этою статьею последует ряд обещанных нами статей о Пушкине, Гоголе и Лермонтове. Статья о Пушкине начнется у нас обзором исторического движения русской поэзии в промежутке времени между Державиным и Пушкиным, и таким образом ряд этих статей, начиная с статьи о Державине, составит целый историко-эстетико-критический курс русской поэзии, – разумеется, с нашей точки зрения {7} .

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.