Парижская красавица… Роман К. Поль де Кока

Белинский Виссарион Григорьевич

Жанр: Критика  Документальная литература    Автор: Белинский Виссарион Григорьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Парижская красавица… Роман К. Поль де Кока ( Белинский Виссарион Григорьевич)

Несмотря на ожесточенные вопли идеальных критиков и моральных людей, которые вслух громко бранят Поль де Кока, а про себя прилежно читают его, – добрый, милый и талантливый Поль де Кок не перестает писать, а переводчики не перестают взапуски переводить его на все языки Европы. И Поль де Кок вполне достоин этой чести. Он не берется за идеалы, которые ему не по силам; а в том, что не выходит из круга его созерцания и его способностей, он несравнен и превосходен. Знание людей и общества, добродушие, веселость, верность истине, местами душа и чувство, шаловливость легкой французской фантазии в подробностях и нравственное чувство в целом, уменье хорошо концепировать {1} и ровно выдержать характеры, завязать и развязать просто, естественно и без натяжек узел возможного, взятого из современного общества, каково бы оно ни было, узел рассказа, – изложить его легко, увлекательно, живо, насмешить до слез, а иногда и тронуть, – вот неотъемлемые достоинства Поль де Кока и неотъемлемые права его на скромную и тихую славу. В «Парижской красавице» он остался верен себе, и этот роман читается скоро, легко. Характер героини и ее судьба возбуждают живое участие своим благородством и женским достоинством; прекрасно очерчен характер Елены де Бреван, кокетки, испорченной богатством и пансионским воспитанием; прочие лица морят со смеху своею оригинальностию. Особенно хорошо обрисованы соблазнительные парижские гризетки.

Мы не раз уже говорили, что Поль де Кока можно читать только по-французски {2} . Этому две причины: первая та, что Поль де Кок по преимуществу французский писатель; живость и оригинальность его рассказа неразрывно связана с духом разговорного французского языка; вторая та, что наши российские перелагатели нещадно уродуют Поль де Кока. Стирая с его рассказа колорит добродушия и грациозности, они заставляют русских читателей видеть в нем одни сальности и плоские, грубые картины цинизма. Переводчик «Парижской красавицы» не отстал в этом похвальном обыкновении от своих многочисленных товарищей по ремеслу и варварски опошлил, огрубил и обессмыслил «La jolie fille du Fauborg» [1] . С этим обстоятельством, относящимся ко вкусу, соединяется еще и грубое незнание отечественного языка. Вот несколько образчиков, показывающих, что переводчику не худо было бы поучиться русской грамматике: «Едва вступив в юношеский возраст, горести должны быть не тяжелые и, скользнув по сердцу, не проникать в его глубину» (ч. 1, стр. 22): горести вступают в юношеский возраст! очень хорошо! «Я лучше люблю замок и экипажи» (стр. 67): галлицизм! по-русски говорится: мне лучше нравятся. Таких выражений не оберешься в переводе «Парижской красавицы». Прибавьте к этому незнание орфографии, неуменье распоряжаться знаками препинания, бездну типографских ошибок и, наконец, варварскую манеру писать русскими буквами то мосье, то судырь; то Амандин и Маргарит, то Амандина и Маргарита; Фобур дю Темпль и т. п.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.