Мечты и реальности

Котянова Наталия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мечты и реальности (Котянова Наталия)

— Лер, ты опять?

— Угу.

Я машинально сунула рисунок в конец папки и под ехидную мамину улыбку пошла на кухню. Да, она вроде бы уже два раза звала ужинать… На третий раз меня просто аккуратно взяли за шиворот и стали символически тянуть из-за стола. Символически — потому что мне давно уже не три года, и маме всё равно не удалось бы сдвинуть меня с места. Только глобально переключить внимание и на время прервать пресловутую связь творца и его очередного шедевра. Впрочем, какой там шедевр…

На кухне за накрытым столом с абсолютно такой же ласковой улыбочкой восседал отец.

— А, ваше высочество, наконец, пожаловало! Какая радость, мы с королевой-матерью чрезвычайно польщены!

Поборов желание показать ему язык, я молча присела в неглубоком реверансе и уже не столь изящно плюхнулась на своё место. М-да, если бы я знала, что сегодня макароны, поторопилась бы. Наверное…

Мама взяла мою тарелку и поставила на минутку в микроволновку.

— Над чем сейчас трудимся? — невинно поинтересовался отец.

— Ничего особенного. Средневековый замок.

— А прекрасный принц к нему прилагается?

— Представь себе, нет.

— А бесстрашный рыцарь? — не отставал он. — Или хотя бы…

— Твои макароны.

— Спасибо, мама.

Я с почти не наигранным энтузиазмом принялась за еду.

— Отстань ты от неё, Олег. Твои шутки стары, как моя борода.

— О, у меня, оказывается, бородатая жена?! Не замечал!

Пока родители шутливо пикировались, я быстренько доела, налила в кружку чай и предприняла стратегическое отступление в свою комнату. Точнее, попыталась — папочка тоже любил, чтобы последнее слово оставалось за ним.

— Ты уже нас покидаешь?

— Спасибо за ужин!

— Лера!

— Мне надо доделать, правда…

— Замуж тебе надо!

— Опять… — мы с мамой синхронно возвели глаза к потолку.

— Да, опять и опять! Я хочу, чтобы моя дочь жила с нами, в этом мире, как все нормальные люди, а не витала чёрт знает где! Учти, вот устрою смотрины, как царь в твоих сказочках, и выдам тебя замуж за какого-нибудь третьего слева…

Я не выдержала и хихикнула. Да, отец мне уже плешь проел этой своей грандиозной идеей, но, как бывший комический актёр, он и возмущался очень забавно, и каждый раз злился, что я не воспринимаю его увещевания всерьёз.

— Пап, а кого ты строить-то будешь? У меня что, поклонников целый мешок?

— Ничего, придумаю что-нибудь, — отмахнулся он. — Пообещаю богатое приданое…

— Интересно, и где ты его возьмёшь?

— Это моё дело, женщина! Банк ограблю или навру поубедительнее, а после свадьбы поздно будет.

Да уж, моего деятельного папочку, если уж он вбил что-нибудь себе в голову, никакие силы не остановят! Кроме, мамы, пожалуй. Она у меня человек чуткий, понимает, что на единственное дитя давить бесполезно, а там, глядишь, и отец отвлечётся на что-нибудь ещё, и ситуация, как это часто бывает, разрешится сама собой. Вот только, наверное, не эта…

Я медленно пила остывающий чай и пялилась на разложенные по столу рисунки. Старинные замки, хитромордые драконы, рыцари в исторически неправильных доспехах, девушки с распущенными волосами до пят… И типа принцы, куда ж без них! Один особенно хорошо получился, прямо не парень, а мечта. Угу, идиотки.

Я со вздохом убрала рисунки в папку и критически уставилась в настольное зеркало. В общем-то, большинство героинь я срисовывала с себя, так удобнее, да и внешностью, честно говоря, родительские гены не обидели. И всё же конечный результат отличался от оригинала как картина маслом и незатейливый карандашный набросок. Глаза — ярче и с километровыми ресницами, волосы водопадом, роскошное платье и загадочная полуулыбка… К такой и прекрасный принц подкатить не побрезгует.

Зато у меня-реальной сейчас сразу два ухажёра: недавно вернувшийся из армии сосед Игорь по кличке Валенок (такой же простой — до зубовного скрежета) и однокурсник Вовка, с точностью до наоборот, ботан и жуткий зануда. Пока более-менее успешно бегаю от обоих…

Неужели папа всерьёз хотел бы одного из них себе в зятья? Ни за что не поверю. В конце концов, мне только двадцать один, это по средневековым меркам уже «старушка», а сейчас хоть до сорока можно будет резину тянуть. Пацаны, между прочим, ещё менее склонны обременять себя в столь нежном возрасте, так что с реальными женихами папе грозит безоговорочный облом. Сам он женился в девятнадцать, как ни странно, на маме — то есть у них оказался ранний, но на редкость удачный брак. Так что я вот уже два года «наслаждаюсь» чуть не ежедневными советами последовать их примеру и обрести, наконец, натуральное женское счастье взамен нарисованного. Как ещё с ума не сошла, не знаю…

На самом деле отец весьма гордится моим художественным талантом, сам в своё время отдал меня в детскую школу живописи, но не настаивал на последующей Академии. Вместо этого я поступила на исторический, выбрав рисование в качестве жизненно важного хобби. Потому что любила рисовать не то, что скажут (от гипсовых голов и ваз меня уже давно трясло), а то, что нравится мне самой. А нравились мне в основном сентиментальные «девчачьи» сюжеты. Кстати, не мне одной. Я посылала свои работы на разные интернет-выставки, конкурсы рисунков в стиле фэнтези, на лучшую иллюстрацию к книге и тому подобное — и даже снискала себе определённую славу. Там же, в и-нете, меня заметили сразу два издательства, и теперь время от времени я поставляла на их обложки всё тех же драконов и принцесс. Платили, между прочим, неплохо, и я почти всё отдавала родителям, дабы не уподобляться сидящей на их шее великовозрастной корове. А они ещё и недовольны!

Представляю, если бы я завтра заявила папе, что и в самом деле выхожу замуж, неужели он распрыгался бы от радости? Уверена, он подверг бы жениха суровому допросу с пристрастием и доказал, что этот индивидуум категорически недостоин его единственной дочери. Так что можно смело считать его матримониальные планы надоедливой, но безобидной «пластинкой» и спокойно продолжать витать в своих любимых, оторванных от реальности, облаках…

Я сидела на кровати, заплетала на ночь косу и рассеянно думала о завтрашнем экзамене, к которому из-за срочного заказа совершенно не успела подготовиться. Ну и что, не впервой, выкручусь как-нибудь… Прежде, чем окончательно погасить свет, метнулась к своей заветной папочке, вытащила портрет самого любимого «принца» и решительно засунула под подушку. Сама себе покрутила пальцем у виска, сама себе показала в ответ язык. Ну и пусть ребячество, Святки ведь! Если не этот красавчик, так хоть кто-нибудь путный приснится, почин задан. Только бы не Валенок с ботаном и не Филипп Киркоров, как в прошлом году, я этого не заслужила!

Скороговоркой пробубнив «Суженый-ряженый…», я поворочалась-поворочалась, да и заснула.

И проснулась от того, что что-то маленькое и щекотное поползло по моей ноге. Первой мыслью было «таракан!!», второй «дура, их у нас нет!», а третьей «надо хотя бы глаза продрать, а потом уж панику разводить…» К ней-то я и прислушалась.

Открыла глаза и обнаружила сидящую на ноге… мышь. Обычную маленькую полёвку, которая оказалась не очень-то довольна таким вниманием к своей персоне. Я дёрнулась, пуская наглого грызуна в незапланированный полёт, и он, мелькнув светлым брюшком, с возмущённым писком шлёпнулся куда-то в траву.

В… траву? В какую ещё траву?!

Я огляделась и поняла, что повод завизжать у меня всё-таки есть.

Нет, ну а как бы поступила любая уважающая себя девушка, внезапно проснувшись посреди какого-то леса, хотя ложилась спать в городе и зимой. Правда, надолго меня не хватило, зато начался «весёленький» нервный колотун. Я поплотнее запахнулась в толстую серую накидку с капюшоном и обнаружила к ней в довесок длиннющее платье и немилосердно расшитые камушками светлые туфли. Блин, ну что за дурацкий сон, в таком виде только по лесу и шляться! То, что это всё-таки сон, я решила принять для себя априори, просто чтобы не начать прыгать по травке с воплями «а я сошла с ума, какая досада!»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.