Не убежишь...

Котянова Наталия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не убежишь... (Котянова Наталия)

Глава 1 'Неприятности: причины и последствия'

Вода в озере чистая — дно до самого маленького камушка видать. И ветра сегодня нет. Тепло, хорошо… А было бы ещё лучше, если бы мама…

Зачерпнуть воды в горсть, смывая со щёк солёную влагу. Отражение дрогнуло и замутилось. Правильно, нечего рассиживаться и себя разглядывать. Работы у неё, что ли, нет?

Лиита наполнила вёдра — не доверху, иначе не донесёт — и пошла обратно к дому. В кои-то веки можно не торопиться: Мадяна наказала ни в коем случае не попадаться на глаза гостю. Вернее, 'дорогому гостю', а ещё вернее — очередному жениху. Поскольку вот уже месяц они со сводной сестрой жили сами по себе, роль сватьи исполняла не в меру шустрая соседка Удавиха. Язык у неё подвешен — ух! Говорят, однажды самого лешака заболтала, когда он по неосторожности вздумал её 'в трёх соснах' водить. Полчаса только и выдержал, по самой короткой тропке к деревне вывел…

Лиита невольно улыбнулась, представив, что сейчас происходит в их доме. Мадяна ещё с утра плотно забелила свои многочисленные веснушки и с её помощью заплела в косы самые яркие ленты. Сам дом вылизан до блеска, блюдо с праздничной уткой в печке стоит — подогревается. Стол Мадяна сама накроет, хоть с этим-то справится, наверное… Все старания должны окупиться сторицей, ведь сегодняшний гость — немолодой, но состоятельный купец из соседнего городка. Остаётся только гадать, как он узнал про 'первую красавицу и умелицу деревни' и что напела ему Удавиха, но сегодня он с роднёй приезжает свататься официально.

Мадяна всю голову сломала, придумывая, куда бы на это время сплавить младшую сестру. Чтоб как в прошлые разы не получилось… Лиита сама подсказала: пойдёт на своё любимое место, к озеру, как раз работу закончит — кузнецовой жене нарядный платок вышивать. Воды заодно принести? Хорошо, принесёт. Зачем только, если у них для этого соседский мальчишка подряжен? Ну, так ведь тот за продукты, а она даром…

Спорить с сестрой Лиита не стала. Не любила, когда кричат, а Мадяна на это дело больно скорая. Конечно, её можно понять: за три неполных месяца пришлось похоронить и отца, и мачеху, и взять на себя заботы о хозяйстве, а оно у них немаленькое. Да ещё и некровная малуха под ногами путается… Много работать Мадяна не привыкла и придумала срочно выйти замуж за состоятельного мужика, чтоб с прислугой, а Литка пусть в их лачуге сидит, коль ей нравится такая 'дурная доля'. Хотя чего ж тут дурного? И дом у них никакая не лачуга, просторный и крепкий. Теперь даже слишком просторный… А Мадяне всё мало.

Первый 'блин' вышел комом. Да и второй, откровенно говоря, тоже. В деревне всё про всех знают, и на предложение Удавихи старостин сынок лишь покрутил пальцем у виска. Зачем ему эта склочная неумеха? Вот если бы Лииту сватали… Папаша, конечно, против будет — суеверный донельзя — а он-то уже давно понял, никакая Литка не сглазница. Коли сам, к примеру, зазеваешься, идёшь, под ноги не глядя, и наступишь в коровью лепёшку, что, её сразу винить? Глупости всё это. Тем более, девка она добрая, приветливая, руки золотые — её вышивки и кружева даже в городе охотно покупают. Птички — цветочки на них словно живые кажутся… И сама она пригожая, не то, что Мадька.

Слова эти сестре, конечно, передали. Ух, и развопилась она, даже побить грозилась! Лиита с перепугу к подружке убежала и ночевать у неё осталась. А у Мадяны, как назло, любимые бусы порвались и рассыпались. Давно их пора было на новую нитку перенизать, да она всё откладывала. Конечно, теперь во всём сестра — сглазница виновата…

Во второй раз пуще того было. Привезли жениха из дальнего села, сестрицу ему расписали в самых ярких красках — претендентов, мол, много, хватай и женись, а то поздно будет… Мужчина заочно был настроен решительно. И — так же решительно предложил свою руку застенчиво краснеющей Лиите. Опять пришлось бежать к подружке. Правда, утром пару оплеух она всё же получила. И пообещала больше на глаза возможным женихам не попадаться.

Хоть Мадяна на неё и злилась, но всё же терпела — помимо хозяйства, именно её рукоделия приносили им неплохой доход. Отцов друг несколько раз за месяц вместе со своим товаром возил готовые изделия в город, и не было ещё ни одного раза, чтобы какое-то вернулось обратно. Даже заказы начали присылать.

Лиита была только рада. Плести кружева, шить, вышивать она очень любила, с детства отличалась усидчивостью и могла хоть весь день провести за работой. Зимой дома, а в тёплое время — в своём любимом укромном месте у озера. Это другие девушки предпочитали собираться шумными кружками и, вышивая, хихикали и перешучивались с крутящимися поблизости парнями. Лиита предпочитала одиночество, так ей лучше работалось. Когда была жива мама, они часто сидели и вдвоём: тоже в основном молча, только изредка пели. Отец называл их 'мои любимые молчухи'. Такие они, что ж поделаешь!

Теперь 'молчуха' осталась одна. В отличие от своего родителя, Мадяна так и не стала для младшей сестры по — настоящему близким человеком. Тем более сейчас, когда из-за неё рушатся все её планы. Лиита ещё больше замкнулась в себе и дома почти всё время молчала.

'Сначала воду отнести или платок, чтоб потом два раза не бегать?'

— Лит, ты чего это надрываешься, делать нечего?! — раздался сзади возмущённый голос, и вёдра у неё решительно отобрали. — Давай помогу.

'Интересно, Вырик опять скажет, что просто мимо проходил?' — про себя улыбнулась девушка. Глянула на помощника — всё того же старостиного сына — и улыбнулась уже ему. Парень засиял и приосанился.

— Спасибо.

— Да не за что! Я тут просто мимо проходил, гляжу — ты. Что, сестрица заставила? Вот дурная девка!

— Да ничего, я ж потихоньку, с остановками…

— Это к ней с утра на тройке прикатили? Я в окно видел — добрые кони. Неужто новый жених пожаловал?

Лиита кивнула, и они невольно хихикнули.

— Между прочим, у папаши моего лошадки не хуже, — многозначительно заметил Выркаш. — Хочешь, и я к тебе так приеду?

— Не надо. Сам же знаешь, что отец на это скажет: нашей семье ведьмы не нужны…

— Да какая ты ведьма!? Я ему уже сто раз говорил, но он только руками машет. Вот ведь дремучий! То чужие домыслы повторяет, то бутыль с самогоном разбитую поминает. А это не ты, он сам подскользнулся…

— Ну и что. Зато случай с конокрадами — точно моя 'работа'. Я их случайно застала, испугалась, и в результате один свалился и ногу сломал, а второго лошадь сама лягнула.

— Я бы на месте лошади тоже вора лягнул! Так что не выдумывай, ни при чём ты. А даже если бы и так — я лично тебя не боюсь. И никто из наших всерьёз не боится, иначе бы давно отсюда выжили… Мелкие неприятности с перепугу — это тебе не сильный сглаз или порча ни за что ни про что. А ты вон даже Мадьку свою терпишь, хотя могла бы каждый день ей пакости делать!

Парень поставил вёдра у калитки и нарочитым жестом вытер лоб.

— Может, хоть платочек свой подаришь, а, Лит? А я тебя на будущей неделе сам в город свезу, на ярмарку. Куплю тебе конфет заграничных, знаешь, какие вкусные! И бусы. Я такие недавно видел: один ряд из синих камней, другой — из зелёных, и внутри каждой бусинки золотые искры… Я ещё сразу подумал — точь — в-точь как твои глаза. Да вот досада — денег не хватило. Ну, в этот-то раз хватит! Только б не купили их до меня…

Поблагодарила, отказалась — как он и ожидал. Ну ничего, несколько дней в запасе есть, авось уговорит! И своего недалёкого папашу заодно… А то не ровен час — к Лиите ещё кто-нибудь посватается. Даже несмотря на её сомнительную славу сглазницы. Зато в остальном девушка получше многих будет: характером скромная да тихая, рукодельница искусная, родители покойные приличные люди были, приданое неплохое. Но он бы её и без приданого посватал. Потому что красивая, не то, что Мадяна… Кто-то, может, и по — другому считает, как дружки его — не красивая, а так, миленькая, и ещё глаза эти странные… Испугались, дураки. И ладно, ему только лучше. Не Литина вина, что родилась она с 'ведьминой' приметой. И глаза у неё ничуть не странные. Подумаешь, один синий, другой зелёный. Выркаш до сих пор не определился, какой ему больше нравится. А какие в них искорки рассыпаны! Словно звёздочки на небе…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.