О взаимодействии осколков

Котянова Наталия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О взаимодействии осколков (Котянова Наталия)

Часть первая

Тусклый свет, надоевшее за эти бесконечные дни пищание приборов, тихое бормотание и суетливые подскакивающие шаги — вперёд-назад, вправо-влево… Всё, как всегда. Одно и то же, раз за разом… Как же он устал! Всё, хватит. Решено — этот осколок будет последним. Незачем больше предаваться пустым надеждам. Видно, судьба такая… И он встретит её так, как и жил — спокойно, без страха, с высоко поднятой головой. Иначе не пристало. Иначе — туборг он паршивый, а не хозяин земли…

— Ееесть!! — оглушительный вопль за спиной раздался настолько неожиданно, что у него чуть не подкосились ноги.

— Ошибка.

— Да нет, теперь точно!! Я уверен! Сигнал абсолютно чёткий, и исходит…

Он против воли вытаращил глаза.

— Только не говори мне, что это…

Собеседник, словно оправдываясь, пожал плечами.

— Земля. Она самая.

— Примитив — дальше просто некуда! Да за что мне это?! — позорно не сдержавшись, заорал он.

— Хочешь отменить? Но…

— Без тебя знаю!! — Яростный скрип зубов и тяжёлый, обречённый вздох. — Продолжай и… Надеюсь, я всё же это переживу.

— Куда ж ты денешься…

— Заткнись!

Он отвернулся к окну и невидящим взглядом уставился в бархатную зелень неба. Очередная насмешка судьбы… последняя ли? Ничего, он справится, должен справиться. Как-нибудь. Как всегда.

Но как же всё это мерзко, мерзко…

* * *

Уфф… Эта коробка была последней.

Рада захлопнула ногой входную дверь и со стоном повалилась на диван. Грузчики, конечно же, поставили его посреди комнаты, рядом с коряво собранной стенкой. Ну и пусть. Она всё разберёт и устроит, как надо, только сначала отдохнёт немножко… Спина уже отваливается, про ноги вообще можно не говорить — как будто из чугуна. Да, «старость — не радость», после прошлого переезда такого не было… Впрочем, тогда она мало что делала сама. Так, подай-принеси. И потом вся тяжёлая мужская работа была на Владе — а как же иначе? Зато он никогда не готовил, не стирал и не убирался, подчёркнуто не касаясь «женских игрушек». Теперь же придётся начинать всё сначала. «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик!» Рада мучительно скривилась и заставила себя встать. Итак, сначала мебель…

Часа через три её новая квартира приобрела относительно жилой, хоть ещё и не по-настоящему уютный вид. Диван, торшер, стол. Стенка, отдавленный палец, ушибленная коленка… Всё! Осталась только пара коробок с книгами и совершенно ненужный чайный сервиз, подарок на свадьбу, который Влад благородно уступил ей. А сам взял ЖК-телевизор, «ты же всё равно не смотришь». Ну, хоть ноут остался. И её любимые цветы, чудом не поломавшиеся в дороге. Оба подоконника плотно заставлены — и в комнате, и на лоджии. Кстати, завтра нужно купить карниз и новые шторы… а пока и так сойдёт.

Сойдёт. Вот лейтмотив её теперешней жизни. Не классно, не нормально, не ужасно… Сойдёт. В какой момент это стало так? Или происходило постепенно, а она ничего не замечала? Как отдаляется и становится чужим некогда любимый и любящий мужчина, с которым они загадывали поехать на очередную годовщину в Эмираты. В результате он уехал один. Или не один — какая, в общем-то, разница.

«Рада рада Владу.

Влад Раде рад.»

Их семейный девиз, похожий на детскую скороговорку, с недавнего времени обогатился — на два «не». Ну, по крайней мере, на одно… Рада сама никогда бы не решилась на развод. Типичная же, в общем-то, ситуация — шесть лет вместе, чувства притупились, стало скучно… многие так живут. Да что многие, почти все. Но окончательное решение Влад принял тогда, когда стало совершенно ясно, что детей у них быть не может — из-за неё. Какая-то редкая то ли болезнь, то ли мутация, Рада всё никак не могла запомнить это мудрёное слово…

Именно это чувство — невольной вины — и заставило Раду согласиться на развод сразу и безропотно. Тридцать лет — не возраст, у Влада ещё будут дети. А она и так как-нибудь справится. Поплачет, помучается, посокрушается… Да и заживёт себе спокойно, почти как раньше. Ничего, сойдёт.

Квартиру они продали, деньги поделили. Влад, хоть и вкладывал в неё больше, потому что больше зарабатывал, разделил по-честному, строго пополам. В конце концов, он возвращался к матери, у неё вполне приличная двушка, а вот бывшей жене предстояло решать квартирный вопрос в глобальном масштабе. Она и решила — на что денег хватило, и с сегодняшнего дня окончательно перебралась в маленькую студию на окраине города. Зато семнадцатый этаж, чуть не весь залив видно! Рада старалась не думать о том, что на работу теперь придётся добираться в два раза дольше, и прилежно занималась «вычерпыванием плюсов»… да так незаметно и заснула.

Хорошо, что завтра было воскресенье. На новом месте Рада, как ни странно, неплохо выспалась и энергично продолжила обустройство: распихала книги, развесила одежду, «заселила» ящики и полки дешёвой икеевской кухоньки. Злосчастный сервиз так и оставила в коробке: надо будет кинуть в сеть объявление, может, кто и позарится…

Теперь только картинку свою любимую на стену повесить и можно топать за шторами. Яркое, позитивное поле с одуванчиками — необходимый штрих, который сделает квартиру по-настоящему живой и уютной. Рада придирчиво выбрала место и вооружилась молотком: стена тонкая, деревянная, можно обойтись без дрели. По факту это вообще задняя стенка кухонного шкафчика… Ну и что. Зато не пришлось тратиться на гипсокартон.

Девушка повесила картину, отошла к окну — полюбоваться на свою работу… И внезапно задохнулась от резкой боли в груди. Словно в сердце разом впились сотни обжигающе-ледяных иголок… Мир стремительно закружился и померк, на миг задержав в памяти очертания весёлых жёлто-белых одуванчиков.

* * *

Рада осторожно прислушалась к себе и вздохнула с облегчением. Вроде отпустило… Она, что же, грохнулась в обморок?! Ага, не иначе, от счастья…

Открыла глаза. Поморгала на слишком яркий свет… и завизжала!! Что было сил! Не так уж их и мало оказалось… Это возымело немедленный эффект: два склонившихся над ней чудовища резко шарахнулись в разные стороны, зажимая чудовищными руками свои чудовищные уши. Что происходит?! Она мимоходом сошла с ума?? Только этого не хватало!

Рада на всякий случай зажмурилась и помотала головой. Не помогло. Снова распахнув глаза, она обнаружила вокруг всё те же декорации: просторную светлую комнату с широкой жёсткой кроватью посередине, на которой она сейчас и возлежала, и двух странных существ, настороженно зыркающих на неё каждый из своего угла. То, что это не люди, девушка поняла сразу. Вернее, не совсем люди, а какая-то странная помесь человека и… тигра?

«В нашем дурдоме сегодня маскарад…» Рада покрепче прижала к себе молоток, каким-то чудом оказавшийся у неё в руках, и со всё возрастающей паникой наблюдала, как «зверушки», переглянувшись, медленно и верно приближаются снова. «Убьют? Съедят? Вколют успокоительное, и я проснусь?»

— Уважаемая…

— Не подходите!!

— Почему?

Рада неуверенно выставила вперёд молоток. Оружие, блин…

— Потому что… я вас боюсь.

«Тигры» недоумённо переглянулись.

— Нас??

— Угу. «А кого тут ещё можно бояться? Не себя же…»

— А… эм… Неужели мы такие страшные?

— Ну… «Да». Немного.

— Ты для нас тоже не очень-то привычно выглядишь, — язвительно буркнул тот, что повыше и потемнее, но второй, со смешной растрёпанной шевелюрой (гривой? нет, гривы — у львов), сделал в сторону товарища недвусмысленный жест, и тот скривился и замолчал.

— Не бойся нас, уважаемая гостья. Мы не причиним тебе вреда.

— Гостья? А что я…

— Позволь, объясню по-порядку, — охотно ответил лохматый. — Не знаю, поймёшь ли ты, но так уж случилось, что ты оказалась в доме здешнего хозяина земли, и он был столь любезен, что согласился предоставить тебе на время свой дом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.