Фритиоф, скандинавский богатырь. Поэма Тегнера в русском переводе Я. Грота

Белинский Виссарион Григорьевич

Жанр: Русская классическая проза  Проза  Критика  Документальная литература    Автор: Белинский Виссарион Григорьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Фритиоф, скандинавский богатырь. Поэма Тегнера в русском переводе Я. Грота ( Белинский Виссарион Григорьевич)

Мы виноваты перед скандинавским рыцарем, которому с чего-то вздумалось назваться «богатырем»: еще в прошлой книжке следовало бы нам отдать о нем отчет публике; но срочность журнальной работы часто отвлекает от хорошей книги, именно потому что она хороша и требует отзыва более обдуманного и обращает перо рецензента к куче вздоров, от которых можно скоро отделаться, только слегка заглянув в них. Тем с большим удовольствием обращаемся теперь к «Фритиофу».

«Фритиоф» – поэма шведского поэта Тегнера, созданная им из народных сказок и преданий, следовательно, по преимуществу, произведение народное, которое должно быть мало доступно и мало интересно для всякой другой публики, кроме шведской. Но «Фритиоф», несмотря на свою народность, общедоступен, понятен и в высшей степени интересен для всякой публики и на всяком языке, если передан хоть так хорошо, как передал его на русский язык г. Грот. Причина этому – общечеловеческое содержание и самый характер скандинавской народности. Чтоб эта мысль была для всех ясна, мы должны в кратком очерке изложить содержание «Фритиофа».

Фритиоф, сын Торстена Викингсона, бонда (владельца земли, вассала) и брата по оружию конунга (вождя, государя) Бела, воспитывается у Гильдинга, старого бонда, вместе с Ингеборгою, дочерью конунга Бела. Оба они любят друг друга с самой нежной юности.

Как счастлив Фритьоф! он в восторге,Что руны первые узнал;Он их толкует Ингеборге,Богаче конунга он стал.Как любит он, подняв ветрило,Носиться с ней над бездной волн!Как бьет она в ладони мило,Когда он правит легкий чёлн!Как высоко гнездо ни свито,Он ей достать его готов,И у орлицы, в тучах скрытой,Легко отнять ему птенцов.И как ни быстр поток сердитый,Он рад нести подругу вброд!Прелестной ручкою обвитый,Смеется Фритьоф шуму вод.Ей с поля первый цвет душистый,Ей земляники первый пук,Ей первый колос золотистыйПриносит резвый, верный друг.Но детство мчится мимо: вскореУж пылкий юноша цвететС мольбой, с надеждою во взоре,И дева, полная красот.Уж Фритьоф ходит на ловитву;Иному б страшен был тот лов:Он без меча, без дрота в битвуЗовет медведя в тьме лесов.Грудь с грудью бьются; но со славойСмельчак, хоть ранен, прочь идет;У ног подруги дар кровавый;Она ли им пренебрежет?Нет, женам мужество любезно,И сила стоит красоты: {1} Чело бойца и шлем железныйКраса и сила – вот четы! [1] Когда же в поздний час зимоюПред очагом читал он стихИль о Валгалле – мзде герою —Иль о богах и женах их;Он мыслил: «Светлы кудри Фреи,Как жатва зыбкая полей;Что ж? сеть златая вкруг лилеи —Вот кудри девицы моей.Идуны перси ярко блещут,Дрожа под тканью шелковой;Я знаю ткань: под ней трепещутДва альфа с пышной полнотой.У Фригги очи так же ясны,Как небо синее весной;Я знаю очи: день прекрасныйПред ними будто мрак ночной.Ланиты Герды – снег, горящийСияньем северных огней;Ланиты есть: то день, всходящийС двойною утренней зарей.Есть сердце: как у Нанны, страстно —Хоть и не славится – оно:Тебе, о Бальдер, не напрасноПохвал так много воздано!О если б я, как ты сраженный,Подругой мог оплакан быть,Как Панна нежной, неизменной, —Я был бы рад у Гелы жить».А дева, с песнью про героя,Беспечно ткала, – в свой узорПеренося картину бояИ волны синие и бор.Средь белой шерсти вырастаютЩиты златые, день за днем,И копья красные летают,И латы блещут серебром.Герой же битвы неприметноВсе с ним становится сходней;Вот он с ковра глядит приветно:Ей любо, но и стыдно ей.Меж тем в лесу мечтатель юныйВрезает всюду И да Ф;Слились их души: вот и руныРастут, сплетясь, в коре дерев.Стоит ли день на небосводе —Сей златовласый царь земли —И жизнь кипит в обычном ходе,Друг другом заняты они.Стоит ли ночь на небосводе —Мать темновласая земли —И все молчит при звездном ходе,Друг другом заняты они.«Земля! цветами молодымиСвое чело ты убрала;Отдай мне лучшие, чтоб имиЯ увенчать его могла».«Ты, море, перлами обилоСвой влажный, сумрачный чертог:Отдай мне лучшие, чтоб милойЯ ожерелье сделать мог».«Златое солнце, мира око,Звезда с Одинова чела!Будь ты моим, – твой круг широкойЕму б на щит я отдала!»«О месяц, месяц серебристый,Свеча Одиновых палат!Будь ты моим, – твой облик чистыйЯ б милой отдал на наряд».

Мы нарочно выписали такой большой отрывок, чтоб не рассуждениями, а фактом показать, что такое скандинавская любовь и каковы были взаимные чувства и отношения Фритиофа и Ингеборги. Какая чистота, глубокость, возвышенность, благородство! Какой общечеловеческий характер! Здесь видны все элементы рыцарства, впоследствии, при влиянии христианства, так роскошно развившегося.

Гильдинг говорит сыну, что Ингеборга ему неровня и что потому он должен забыть свою любовь; Фритиоф отвечает:

Нет, вольный муж не уступает;Ему весь мир в наследье дан;Судьба неровное равняет;Венцом надежды я венчан.Знатна могущества порода:Жив Тор среди своих палат;Он хочет доблести – не рода;Товарищ-меч – вернейший сват.Я б за невесту, не бледнея,И против бога грома стал.Цвети, цвети, моя лилея,А кто разрознит нас – пропал!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.