О значении древней истории

Андреевский Николай Аркадьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О значении древней истории (Андреевский Николай)

Міръ ученый и образованный ршилъ уже, что нтъ картины величественне и наставительне – картины исторической вообще. Жизнь многихъ десятковъ вковъ, съ первой минуты рожденія человческаго общества, до настоящаго его развитія, раскрывается въ ней передъ нами во всемъ поразительномъ ея разнообразіи. – При общемъ взгляд на эту чудную картину – дивишься ей, и невольно погружаешься въ глубочайшія размышленія; при взгляд на части – знакомишься съ картиною ближе, a при разсмотрніи частностей изучаешь ее. – Но и этотъ общій взглядъ, и ближайшее знакомство, и изученіе въ подробностяхъ картипы, – все взаимно обусловливается одно другимъ. При разсматриваніи частей нельзя не увлекаться въ подробности, и въ тоже время, чтобы понять эти подробности, нельзя не смотртъ на всю картину. Какъ въ цпи каждое звно связано съ другими, такъ и въ жизни міра каждый возрастъ есть поясненіе другаго, – a вс вмст составляютъ сущность, жизнь этой картины.

Этотъ взглядъ даетъ намъ возможность, не нарушая цлости исторической картины, ограничиться въ настоящемъ нашемъ разсужденіи разсмотрніемъ только одной части ея, именно міра древняго – дтства человчества, какъ называютъ его обыкновенно, – и опредлить его характеръ и значеніе въ отношеніи ко всей исторической картин.

Что прежде всего бросается намъ въ глаза при взгляд на эту картину? – То, что каждая нація міра, живя и дйствуя для цлаго человчества, иметъ еще и свою собственную физіономію. – Это какъ бы члены одного семейства, или лучше сказать одного тла, каждый съ своеобразною свободною дятельностію: но вс вмст выражающіе одну какую-либо идею, по вол Бога, общаго Промыслителя человчества.

Вс первоначальныя націи древняго міра мы находимъ около Средиземнаго моря, какъ бы около одной общей колыбели младенчествующихь племенъ. Тамъ, на восток, мы видимъ сначала племя Халдейское – съ характеромъ воинствующимъ по преимуществу: это былъ мечъ Божій для наказанія народовъ, по выраженію св. Писанія. – Передъ ними, ближе къ морю, живутъ Евреи – исключительные служители Бога истиннаго, среди разнообразнаго многобожія древняго міра. – Подл нихъ – Финикіяне, купцы и орудіе знакомства древнихъ, чуждыхъ другъ другу народовъ. – На южной сторон Средиземнаго моря – отрасль ихъ. Карагеняне – купцы и воины вмст. – Между ними и Евреями, на юго-восточномъ краю Средиземнаго моря Египтяне – земледльцы и мудрецы древняго міра. И наконецъ, дальше всхъ, за племенемъ Халдейскимъ, Персы, главнымъ народъ племени Иранскаго, соединившіе въ себ вс элементы востока, по покореніи его.

На запад древняго историческаго міра, на противоположной сторон Средиземнаго моря, мы находимъ сначала Грековъ, народъ по преимуществу поэтическій, изящный. Справедливо сказано, что древняя Еллада вся лежала въ предлахъ линіи красоты, и что этою-то линіею она отдлялась отъ варваровъ, т. е. не Грековъ. Греки были первымъ народомъ историческаго запада, и первые стали безъ сравненія выше всхъ другихъ древнихъ народовъ по своему врожденному, глубокому сочувствію ко всему гармоническому, истинному, прекрасному и по своему отвращенію отъ всего неестественнаго и преувеличеннаго. Молодому Пиндару, показывавшему расположеніе къ восточной колоссальности, сказала однажды Коринна, что нужно сять изъ руки, a не изъ полнаго мшка: эти слова были основнымъ греческимъ народнымъ вкусомъ. Во вкус греческомъ было столько красоты идеи, формы и взаимной ихъ гармоніи, что самыя фуріи представлялись y нихъ не съ ужасающимъ и отвратительнымъ лицомъ, но такъ, что чувство ужаса невольно наввалось на зрителя, выступая незамтно изъ всей постановки прекрасной статуи. Наконецъ филологія открыла намъ, что только на одномъ греческомъ язык есть слово , которое выражаетъ всегдашнее гармоническое сродство двухъ понятій: прекраснаго и добраго, т. е. Греки полагали, что въ прекрасномъ тл должна быть непремнно и прекрасная душа. – На сверъ отъ Греціи лежала Македонія. Это была та же Греція, только съ примсью варварства; потому что народонаселеніе Македоніи составили Греки и туземцы. Греки принесли къ нимъ свое позднйшее образованіе, смшались съ ними, и изъ этого смшенія образовалась та чудная жизнь Македонянъ, которой полнымъ выраженіемъ былъ Александръ. Это былъ и необыкновенный полководецъ, и поэтъ, и великій государь, но только въ отношеніи Македонянъ и Грековъ, но и въ отношеніи всхъ побжденныхъ имъ народовъ: его политическій умъ впервые соединилъ востокъ и западъ такими узами политическими и нравственными, что невольно признаешь въ Александр Македонскомъ человка великаго, и въ то же время въ этомъ человк было слишкомъ много недостатковъ, свойственныхъ еще народамъ необразованнымъ, каковы были туземные Македоняне, до поселенія между ними Грековъ. – Наконецъ, еще западне міра греко-македонскаго жили Римляне, – народъ, y котораго развилось такое сильное преобладаніе ума и воли, какъ y Грековъ чувства и вкуса. Римскій умъ весь обращенъ былъ къ практической польз, т. е. къ пріобртеніямъ и къ устройству пріобртеннаго. Поэтому-то Римляне были отличными воинами и строителями. Они завоевали себ весь древній міръ и устроили свою имперію такъ, что формы этого устройства сохранились до нын. Въ Римскомъ мір соединились вс элементы древняго міра. Таковъ былъ отличительный характеръ каждаго народа въ великой семь древняго историческаго міра.

Вс они, развиваясь свободно и сообразно личному своему характеру, выражали въ тоже время одну великую идею. Эта идея состояла въ естественномъ развитіи человчества падшаго и предоставленнаго собственнымъ силамъ, чтобы съ помощію ихъ приблизиться къ тмъ великимъ истинамъ, которыя снова принесъ на землю, для обновленія человчества, Христосъ, Сынъ Божій. – Вотъ та идея, которою проникнута вся картина жизни древняго міра: эта идея не лишаетъ націи свободы развитія, и не исключаетъ въ то же время изъ исторической картины міроправленія Божія.

Зная характеръ каждаго народа и ту идею, которая дана была въ основаніе дятельности его, посмотримъ теперь ближе, въ чемъ же выразили древніе народы свою дятельность для осуществленія этой идеи.

Мнніе, что въ древней исторіи, особенно, чмъ дале къ началу, т. е. въ исторіи востока, не возможны ни хронологія, ни разумное изложеніе фактовъ, существуетъ почти съ тхъ самыхъ поръ, какъ только началось настоящія историческія занятія, именно съ половины XVIII вка; и оно справедливо только въ одномъ случа, именно, что мы до сихъ норъ не имемъ еще полной прагматической исторіи востока въ томъ вид, въ какомъ мы привыкли видть исторію временъ новйшихъ. Исторія востока до сихъ поръ еще мало извстна, какъ по недостатку источниковъ и худому знакомству съ тми, которые существуютъ, такъ въ особенности потому, что сказанія восточныя суть чистая поэзія. Поэтическіе миы восточные, изъ которыхъ состоитъ вся исторія востока, дйствительно слишкомъ колоссальны, фантастичны, какъ и вс памятники востока, – тмъ не мене вс они имютъ какое-нибудь основаніе, чисто историческое. Это доказываютъ вс новйшіе изслдователи древностей восточныхъ, занимавшіеся этимъ предметомъ исключительно.

Ученая критика нашла въ поэтическихъ миахъ Востока разршеніе основныхъ историческихъ вопросовъ, именно: о первоначальномъ развитіи общества человческаго, съ первыхъ ступеней его – съ кастъ и отдльныхъ семействъ, до государствъ монархическихъ. Индійскіе миы говорятъ, что касты учреждены были богомъ Брамою еще при сотвореніи человка, и что брамины или жрецы произошли изъ головы Брамы, кшетрія или воины – изъ груди, вайшія или ремесленники – изъ живота и лядвей, a судра или рабы – изъ ногъ. Въ этомъ здсь видно во 1-хъ, врованіе востока въ происхожденіе всего отъ одного начала, именно отъ Бога, и проникновеніе религіею всхъ проявленій жизни; во 2-хь, то, что на восток первоначально имла значеніе только каста, или масса людей, a не человкъ въ отдльности, такъ что вншняя природа совершенно подавляла тамъ духовную природу человка. Поэтому-то мы и называемъ касты низшею ступенью обществъ политическихъ. – Взаимнымъ отчужденіемъ кастъ объясняется и та уединенность, которая составляетъ отличительную черту политической жизни государствъ восточныхъ; такъ что т государства, y которыхъ касты доле существовали – доле другихъ сохранили и свой уединенный характеръ; таковы были, Индія, Мероэ и Египетъ.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.