Учебная книга русской истории

Добролюбов Николай Александрович

Жанр: Критика  Документальная литература    Автор: Добролюбов Николай Александрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Учебная книга русской истории ( Добролюбов Николай Александрович)

Имя профессора Соловьева уже ручается, что в его учебнике не может быть тех недостатков, какие мы нашли в «Кратком изложении» г. Тимаева. [1] И действительно, события русской истории рассказаны у г. Соловьева ясно, правильно и последовательно; изложение отличается живостью и выразительностью. Следовательно, к книге г. Соловьева мы можем обратиться с другим вопросом, касающимся практического ее употребления; мы спросим: для кого назначается «Учебная книга» г. Соловьева? Для первоначального ли изучения русской истории, для гимназического ли курса или для облегчения студентов при повторении лекций профессора?

Первые строки и даже страницы первого выпуска заставили нас думать, что «Учебная книга» назначается автором для первоначального изучения русской истории. Вот начало первого выпуска:

Взглянем на карту России: вот, начиная от того места, где оканчиваются Уральские горы, до Каспийского моря находится большое, ровное степное пространство, как будто широкие ворота из Азии в Европу. На этом месте и на восток от него живут и теперь еще народы грубые, кочевые, охотники грабить, брать в плен соседей; но теперь этим народам час от часу становится труднее вести такую жизнь, потому что сильное государство Русское не допускает их разбойничать… и пр.

Способ выражения очевидно применяется к детскому понятию. Так идет несколько страниц с начала. Но раскроем книгу несколько дальше. Вот страница 49:

До нас дошли в целости и в отрывках летописи, написанные в Киеве, Новгороде, на Волыни, в Полоцке, в области Черниговской, в области Ростовской или Суздальской; влияние этих местностей отразилось в характере летописного рассказа: так, летописи южные, киевская и волынская, отличаются живостию, полнотою рассказа, в них описываются не только действия исторических лиц, но и приводятся речи их, отчего эти лица и являются людьми живыми. Новгородская летопись отличается краткостию и силою. Рассказ суздальского летописца сух, не имея силы новгородской речи, и вместе многоглаголив, без художественности речи южной.

Нет, это уж не для начинающих; это – для гимназистов высших классов. О характере летописей говорят уже тому, кто хорошо знает факты, в них содержащиеся. Это уже критическое изучение истории, которое у нас и в гимназиях-то чуть-чуть под силу ученикам, но к которому приучать их очень полезно. И в этом смысле нельзя не одобрить методы почтенного профессора, который, не ограничиваясь изложением фактов, отделяет в своем учебнике значительное место объяснению этих фактов посредством указания на внутреннее состояние страны в данный период времени. Без всякого сомнения, для всякого неглупого мальчика интереснее и полезнее будет знать, как жили, чему верили, что умели наши предки, – нежели заучивать бесчисленные имена князей и воевод да годы войн, миров, вступлений на престол великокняжеский и т. п. Подробности внутренней жизни народа, введенные в «Учебную книгу» г. Соловьева, дают ей большое значение и ставят ее решительно выше всех доселе бывших у нас учебников русской истории. Вместе с тем важен также и самый прагматизм изложения, принятого г. Соловьевым. У нас до сих пор думали большею частью, что строгая последовательность в показании связи событий, равно как и критика фактов, – неуместны в гимназическом учебнике. «Это надо уже предоставить университетской кафедре», – говорили обыкновенно и вследствие такого рассуждения давали гимназистам голый перечень имен и таблицы годов: в этом и заключалась история. Таким образом, изучение исторических событий было почти исключительно делом памяти: ни соображения рассудка, ни сердечные сочувствия нисколько тут не участвовали, хотя почтенные авторы и вставляли по временам красноречивые возгласы в свои учебники, для возбуждения патриотизма в учениках. Профессор Соловьев ведет дело совершенно иначе: он в самом рассказе фактов истории проводит свои идеи, он заставляет ученика останавливаться над событиями и соображать их причины и последствия, уяснять себе их отношения к другим событиям. Все это очень благодетельно может действовать на самое развитие учащихся, не говоря уже о том, что исторические факты при таком способе изложения запомнятся ими несравненно легче и лучше, нежели как было при старых учебниках. Но, смотря на «Учебную книгу» г. Соловьева как на гимназическое руководство, нельзя не пожалеть о ее излишней и даже местами вовсе не нужной подробности. В двух изданных теперь выпусках события доведены до избрания на царство Михаила Федоровича, а между тем объем их далеко уже превзошел полный объем «Начертания» г. Устрялова, употребляющегося в гимназиях. [2] И все-таки в книге г. Соловьева много осталось фактов необъясненных, много лиц не характеризованных, а только упомянутых. Особенно нужно это сказать о первом выпуске. К чему, например, в гимназическом учебнике перечисление всех лиц, не имевших значительного влияния на общий ход событий? Ни к чему иному, как только к затруднению памяти учащихся. Возьмем, например, хоть такую тираду, еще не из самых страшных: «Сильные владениями Мономаховичи, при Мстиславе, были сильны братским единодушием, тогда как между Святославичами Черниговскими происходили усобицы: по смерти Олега и Давида Святославичей оставался третий брат, Ярослав Святославич, который по обычаю, как старший в племени, и должен был княжить в Чернигове; но племянник его, Всеволод Ольгович, выгнал его из Чернигова, и Ярослав должен был удовольствоваться северо-восточными владениями своего племени – Рязанью и Муромом; от него пошли князья Рязанские и Муромские» (стр. 22). Спрашивается, много ли потеряет ученик гимназии в знании русской истории, если и не будет помнить всей этой путаницы удельных междоусобий? И не лучше ли было бы избежать подробностей, не дающих никакой характеристической черты для общих исторических выводов? А мы еще взяли очень сносную тираду; на этой же странице у г. Соловьева есть простое перечисление князей: Мстислав в Киеве, Всеволод в Новгороде, Ростислав в Смоленске, Ярополк в Переяславле, Вячеслав в Турове и пр. … Или, например, во втором выпуске: «Александра Никитича Романова сослали к Белому морю, Михаила Никитича – в Пермскую область, Ивана Никитича – в Пелым, Василья Никитича – в Яренск; мужа сестры их, князя Бориса Черкасского, с женою и с племянником ее, сыном Федора Никитича, маленьким Михаилом, – на Белоозеро» (стр. 199). Что за дело – подумаешь – гимназисту до всех этих Александров Никитичей и Иванов Никитичей? Неужто нельзя было обойтись без них?

Может быть, г. Соловьев хотел сделать не более как сокращение своей полной истории, и в таком случае назначение «Учебной книги» может быть иное: оно может служить для студентов конспектом при повторении лекций профессора. В этом смысле, конечно, книга г. Соловьева тоже не бесполезна; но тогда зачем опять эта подробность и плавность изложения, зачем этот упрощенный тон, наконец, зачем бедность в хронологических цифрах? Все указанные качества, служа достоинством в гимназическом курсе, совершенно не нужны в конспекте, назначенном для студентов.

Таким образом, главный недостаток «Учебной книги» г. Соловьева состоит в смешении учебника с конспектом, вследствие чего книга эта не вполне удовлетворяет ни гимназиста, ни студента. Впрочем, все-таки хороший преподаватель может воспользоваться ею как учебником гимназическим несравненно лучше, чем всеми нашими прежними учебниками,

Примечания

Впервые – «Журнал для воспитания», 1859, № 8, отд. VI, стр. 105–109, без подписи.

«Учебная книга русской истории» (в пяти выпусках) издавалась в 1859–1870 годах.

Рецензия Добролюбова на выпуск 1-й книги опубликована в «Современнике», 1859, № 5 (см. т. 4 наст. изд.).

С. М. Соловьев (1820–1879) – основоположник буржуазного направления в исторической науке в России. Признание закономерности исторического развития, накопление фактического материала, научно-критический подход к историческим источникам – его положительный вклад в историческую науку. Однако к объяснению исторического процесса Соловьев подходил с идеалистических позиций. В его работах на первый план выступала политическая история, и государственная власть рассматривалась как главный фактор развития. Он не признавал роли народа и классовой борьбы в историческом процессе, был сторонником буржуазных реформ. Крупнейшая работа Соловьева «История России с древнейших времен» доведена до третьей четверти XVIII века (тома 1–29, издавались с 1851 по 1879 год). К 1859 году были изданы восемь томов «Истории», два выпуска «Учебной книги», работы: «Об отношениях Новгорода к великим князьям» (М., 1845), «История отношений между русскими князьями Рюрикова дома» (М., 1847) и др.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.