«Северные цветы на 1825 год», собранные бароном Дельвигом

Полевой Николай Алексеевич

Жанр: Критика  Документальная литература    1996 год   Автор: Полевой Николай Алексеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
«Северные цветы на 1825 год», собранные бароном Дельвигом ( Полевой Николай Алексеевич)
Автор: Полевой Николай Алексеевич 
Жанр: Критика  Документальная литература   
Серия:  
Страниц: 
Год: 1996 

<…> В «Северных цветах» помещено более 60 небольших стихотворений: не все они хороши, бесспорно; но если бы рецензента спросили, что кажется ему всего лучше, он затруднился бы в выборе. Кажется, первое место должно отдать следующим пьесам: «Демон» (А. С. Пушкина) – у нас только Пушкин может высказывать такие истины и в таких стихах: они невольно врезываются в память. Мы поместим разбор сей пьесы впоследствии, ибо она есть одно из лучших его сочинений и стоит отдельного разбора. «Песнь о вещем Олеге» (его же) принадлежит к тем стихотворениям, которые ныне называются думами. Поэт изображает смерть Олега живописными стихами: вы видите пред собою картину! «Мотылек и цветы» (В. А. Жуковского) причисляем к прелестнейшим стихотворениям, какими одолжены мы Жуковскому. «Таинственный посетитель» и «Привидение» (его же) – прекрасны, как те неведомые существа, которых описывает поэт. Ни самому Пушкину не сказалась тайная прелесть поэзии Жуковского, которой нельзя описать, которой нельзя подражать другим. «Череп» (Е. А. Баратынского) – мысль разительная и хорошо выраженная; нам не понравилось окончание: кажется, оно слабее начала. «Звездочка» (его же) – стихи, которые с чувством прочитаешь не раз. Два псальма (Ф. Н. Глинки), три «Греческие простонародные песни» (Н. И. Гнедича), три «Сербские песни» (А. Х. Востокова) – можно назвать приобретением русской словесности: никто лучше Ф. Н. Глинки не передавал нам доныне псальмов русскими стихами. Греческие песни возбудили внимание всей просвещенной Европы и с подлинника переложены Н. И. Гнедичем с отличною верностью и красотою. На сербские и других славянских народов песни давно надлежало бы обратить внимание. Напрасно г. Востоков переложил их размером песен русских: это заставило его употреблять в глаголах окончание ти и во многих местах подвергло неприятному стечению слов. Из «Русских простонародных песен», переделываемых бароном Дельвигом, в песни «Пела, пела пташечка» мы особенно узнаем свое родное, всякому знакомое с детства. Вообще барон Дельвиг прекрасно передает нам русские простонародные песни, и после Мерзлякова, которого несколько русских песен поют от Петербурга до Кяхты, никто еще не умел так мило переделывать их. Идиллия «Купальницы» и «Романс» – его же, бар. Дельвига. В первой находим верные картины природы и правильный русский гекзаметр; едва ли после «Рыбаков» (Н. И. Гнедича) это не первая настоящая идиллия на русском языке. Романс мил своим добродушием и какою-то непритворною задумчивостью веселости. «Младой певец», «Недовольный», «К княжне***», сочин. кн. Вяземского, заметны чувством и остротой мыслей. Крылова И. А. помещено пять басен: это пять доказательств, что Крылов не стареет; басня «Прихожанин» принадлежит к образцовым басням; слабее других показалась нам «Богач и поэт». – Неизвестным хорошо переведена баллада Гете «Царь Фулесский» [2] .

Алфавит

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.