Семь чудес и гробница теней

Леранжис Питер

Серия: Семь чудес [3]
Жанр: Детская фантастика  Детские    2015 год   Автор: Леранжис Питер   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Семь чудес и гробница теней (Леранжис Питер)

Seven Wonders: Book 3. The Tomb of Shadows

Copyright 2013 by Peter Lerangis

Illustrations copyright 2013 © Torstein Norstrand Published by arrangement with HarperCollins Children's Books, a division of HarperCollins Publishers

Глава 1

Долина Царей

Для мертвой моя мама выглядела потрясающе.

В ее волосах прибавилось седых волос, а на лице – морщин, что, полагаю, естественно, ведь прошло шесть лет. Но ее глаза и улыбка остались точь-в-точь такими же. Даже на фото в телефоне подобное замечаешь в первую очередь.

– Джек, ты в порядке? – спросила Эли Блек, сидящая на соседнем со мной сиденье взятого напрокат автомобиля.

– Нормально, – ответил я. Что, если честно, стало величайшей ложью за всю мою жизнь. – В смысле нормально для того, кто совсем недавно узнал, что его мать шесть лет назад инсценировала собственную смерть.

Касс Уильямс, занимавший еще одно место в машине, сдвинул на кончик носа очки с коричневатыми солнцезащитными стеклами и бросил на меня сочувственный взгляд. Как и всем нам, ему изменили внешность.

– Может, она ничего не инсценировала, – предположил он. – Может, она просто выжила. И у нее случилась амнезия. А сейчас она прошла.

– Выжила после падения в расщелину в Антарктиде? – спросил я.

И захлопнул «раскладушку». С самого нашего побега из штаба Масса у пирамид в Гизе я только и делал, что смотрел на это фото. По возвращении в Институт Караи я показал его всем, кому только было можно, включая профессора Бегада, но оставаться там было выше моих сил. Только не сейчас, пока она была здесь. И мы вернулись в Египет на ее поиски.

В полной тишине наш автомобиль ехал по трассе Каир – Александрия. Мне очень хотелось радоваться тому, что мама была жива. И очень не хотелось заострять внимание на том, что все это время она была членом тайного культа. Но радоваться и не заострять внимание не получалось. В семь лет моя жизнь разделилась на «до» и «после». «До» было прекрасно. «После» включало в себя вечно пропадающего в командировках отца, моих сменяющихся одна за другой бесполезных нянек и перешептывающейся за моей спиной ребятни. Мне хватит одного пальца, чтобы посчитать, сколько раз я приходил на родительские встречи с учителями с настоящим родителем.

Так что я вовсе не пребывал на седьмом небе от счастья, узнав, что все это время моя мама провела в пирамиде в компании Королей Последних Гадов. Среди людей, которые украли нашего друга Марко и промыли ему мозги. Людей, уничтоживших целую цивилизацию. Моральных Уродов, Которые Не Стоят Того, Чтобы о Них Упоминать, Но Придется. Масса.

Я отвернулся к окну, за которым проносился раскаленный серый городской пейзаж Гизы.

– Почти на месте, – буркнул Торквин. Он резко свернул с кольцевой дороги, при этом правые шины оторвались от покрытия, а левые натужно заскрипели. Эли и Касс завалились на меня, а я едва не выронил телефон.

– Ох… – застонал Касс.

– Э-э, Торквин, – повысила голос Эли. – Ты в курсе, что там есть еще и левая педаль? Если что, это тормоз.

Торквин, довольный маневром, мотнул головой:

– Очень мягкая подвеска. Очень дорогая машина.

– Очень желающий вырвать пассажир, – пробормотал Касс.

Торквин был единственным человеком на планете, с которым поездка в «Линкольн Таун Кар» походила на самоубийственный аттракцион в автомобиле Флинтстоунов. И он же был единственным среди моих знакомых, кто был выше семи футов ростом и никогда не носил обуви.

– Ты как, Касс? – спросила Эли. – Тошнит?

– Не говори так, – попросил Касс. – Меня тошнит уже от одного этого слова.

– Но ты только что сам сказал «тошнить», – справедливо заметила Эли.

– Глп! – сглотнул Касс.

Я быстро опустил стекло.

– Я в порядке, – сказал Касс, глубоко и часто задышав. – В полном… п-п-порядке.

Торквин сбавил скорость. Я почувствовал прикосновение руки Эли к своей.

– Ты нервничаешь, Джек. Не стоит. Я рада, что мы здесь. Ты был прав, уговорив профессора Бегада отпустить нас, Джек.

Ее голос был тих и мягок. На ней было светло-оранжевое легкое платье, голову прикрывал платок, а контактные линзы окрасили голубые глаза в карие. Меня дико раздражала эта маскировка, особенно моя собственная, включающая дурацкую бейсболку, из которой сзади свисал конский хвост. Но после того как пару дней назад мы сбежали от Масса и устроили знатную заварушку в городе, нельзя было допустить, чтобы нас узнали.

– Я не Джек Маккинли, – напомнил я. – Я Фейсал.

Эли улыбнулась:

– У нас все получится, Фейсал. Бывало и хуже.

Хуже? Может, она имела в виду тот факт, что нас похитили из наших домов и привезли на никому не известный остров? Или что мы унаследовали ген, наделивший нас суперспособностями, но при этом грозивший нам смертью в возрасте четырнадцати лет? Или что нам было сказано, будто единственный способ спастись предполагает нахождение семи магических сфер из Атлантиды, спрятанных в Семи чудесах света, шести из которых больше не существует? Или что нам пришлось сражаться с древним грифоном, или что нас предал наш друг Марко, или что мы стали свидетелями гибели параллельного мира?

Даже не знаю, могло ли что-то из перечисленного считаться «хуже» того, что мы собирались сделать.

Касс глубоко и ритмично дышал. Белая панамка закрывала его уши, а очки полностью скрывали глаза. В их стеклах я видел собственное «чужое» отражение – бейсболка, хвост и ненастоящее родимое пятно на левой щеке, похожее на маленького таракана. Торквина заставили выкрасить волосы в черный. Они тоже были забраны в хвост – такой толстый, что было похоже, будто у него на шее сидит опоссум. Обувь он так и не надел, поэтому профессор Бегад попросил кого-то нарисовать на его ступнях ремешки сандалий. Вы бы поразились, как натурально они выглядели.

– Как думаешь, у твоей мамы найдется что-нибудь от укачивания? – спросил Касс.

– Давайте сначала убедимся, что это правда она, – сказал я. – А потом можно будет подумать обо всем остальном.

– Это правда она, – вклинилась Эли. – Пять экспертов по графике, четыре шифровальщика Караи и я – мы все изучили это фото вдоль и поперек. Никаких размытых концов, несоответствий в свете и тени или цветовой подстройки пикселей. Никакого фотошопа.

Окончательно сбитый с толку, я тряхнул головой:

– То есть она дала нам телефон, который привел нас к двум украденным локули, допустила, чтобы мы узнали, кто она, и помогла нам сбежать. Зачем?

– Может, она шпион? – спросил Касс.

Эли вздохнула, покачав головой:

– Будь она шпионом «ИК», они бы об этом знали. Но они не знают. Правда же, Торквин?

Торквин мотнул головой, отчего его хвост-опоссум заколыхался. Автомобиль повело из стороны в сторону. Позади начали сигналить.

Эли посмотрела через плечо здоровяка:

– Торквин, ты что, пишешь эсэмэс за рулем?

– Мама Джека не шпион, – сказал он, убирая телефон.

– Ты мог нас убить! – возмутилась Эли.

– Погоди, – удивился я. – У тебя большой палец размером с булку. Как ты им набираешь?

– С ошибками, – буркнул Торквин. – Но это срочно. Вы меня поблагодарите.

Он вывернул руль вправо, в последний момент уходя в поворот.

– Нет, – вздохнул Касс. – Я – нет.

* * *

Полуденное солнце замерло над Долиной царей, до которой оставалось еще с четверть мили. Но даже с такого расстояния можно было различить толпы туристов, набивающие автобусы. Пирамиды отбрасывали длинные тени к Сфинксу, а тот просто лежал там, устремив взор вдаль. Казалось, происходящее вокруг успело изрядно ему опостылеть.

Вот бы мне его спокойствие.

Стал виден последний отрезок пути – ведущая к штабу Масса пыльная дорога, до нее оставалось еще ярдов сто. Торквин резко свернул на покрытую гравием дорогу. Машина запрыгала на рытвинах, и мне пришлось поднять руки над головой, чтобы смягчить удары о крышу. Торквин нажал на тормоза, и мы остановились в облаке пустынной пыли.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.