Ненаписанный гайд, или Пара радужных крылышек в придачу

Соколова Наталья Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ненаписанный гайд, или Пара радужных крылышек в придачу (Соколова Наталья)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

Поругаться с мужем в собственный день рождения было для Миланы делом обычным. «Вот ведь, козёл душной, – сердито пнув ногой ни в чем не повинный ботинок супруга, подумала я, – пожалел для родной жены, которую обещал холить и лелеять! А так хотелось поиграть в „Ведьмы Аллинатари“. Гад такой, не дал денег на пополнение 3G-интернета, а вай фая у нас отродясь не водилось в свободном доступе. Блин, пашешь, пашешь на него круглый год двадцать четыре часа в сутки, и вот она благодарность! Ненавижу жадных скотов! Ну, я ещё отыграюсь! Такое настроение испортил, змей подколодный, кровосос недобитый»! – Я зашарила глазами в поисках того, что можно с наибольшим шумом расколотить о стену или пол. И тут моё сердце похолодело: муж, уходя на дежурство, прихватил с собой новенький планшет, купленный всего две недели назад, который честно пыталась отжать в личное пользование.

Гад подколодный работал по ночам посменно в самом крупном игровом клубе «Типичная бэфэгэшка». Мне туда вход был заказан. Этот паразит настрого запретил охране впускать меня даже в качестве клиента, после того как, абсолютно выпав из реальности, я вернулась домой с полностью опустошённой кредитной картой и со стойким запахом перегара на искусанных мною же до крови губах. Разговор после того, как слегка оклемалась, прошёл очень жёстко. Сергей, которого в нашей компании иначе как «Сырник» не величали за патологическую любовь к этому нехитрому блюду, предложил только два варианта развития событий на выбор: либо развод, либо лечение от игровой зависимости. Работать я не умела, да и, откровенно говоря, не сильно-то и стремилась.

Подумайте сами, как можно молодой красивой женщине днями сидеть в пыльном, занудном офисе, где какая-то неопрятная очкастая сучка с сальными волосами, забранными в неизменный пучок, будет изо дня в день выносить тебе мозг, тыча корявым пальцем с обгрызенным ногтем, вопить на всю Ивановскую: «Милана, с таким уровнем знаний, я не понимаю, как вы школу закончили». На что я, как по бумажке, отвечала, умильно хлопая ресничками: «Нина Петровна, так папочка исправно платил, мне и выдали приличный аттестат, а потом этот душной козёл спихнул меня с рук и больше знать не хочет, аргументируя это тем, что пусть теперь у мужа башка трещит от моих выходок и темпераментного характера».

К сожалению, разбить в нашей квартире было нечего: жалование Сырника не превышало двенадцати тысяч, а случайные приработки были даже не каждый месяц. Именно поэтому вся посуда у нас в доме была одноразовой за исключением стайки разнокалиберных пластиковых кружек, из которых мы пили всё от чая до водки. Как по мне, так никакой особой разницы, из какой миски есть, я не видела, хотя в детстве мамочка пыталась привить мне хорошие манеры, но потерпела сокрушительное фиаско. Залезть пальцем в соусник со свежей сметаной в начале обеда было делом нередким, а потом увлечённо его облизывать, хитро посматривая на мужа. Сырник обычно закатывал глаза и старался незаметно пнуть меня под столом. Его мои предки обожали и всегда ставили в пример, чем доводили меня до белого каления. Из-за чего я им однажды прямо заявила: «Вот и целуйтесь со своим Сырником сами»! На что мамочка, Эмма Владленовна, елейным голоском отпарировала: «Целоваться с ним теперь твоя прямая обязанность», – и, резко сменив тему, обратилась к зятю, – Сереженька, может быть ещё кофейку? У меня и слойки свежие есть».

Я потом с мужем две недели не разговаривала, пока он мне не принёс пышную розу на длинном-длинном стебле. Бордовые лепестки были полураскрыты и украшены мелкими капельками воды. Меня тут же потянуло на романтический лад, а в результате очнулась уже поздним утром, с неудовольствием ощущая некий дискомфорт в утомлённом бурной ночью теле. Почувствовав незамедлительную потребность посетить одно уютное заведение, с удивлением заметила, что мои длинные красивые ноги слегка дрожат в коленях, а на левой лодыжке красуется живописный засос. Каштановые с рыжиной волосы больше походили на разорённое воронье гнездо. «Вот как теперь с такой отметиной я пойду в салон красоты»? – Сердито подумала, начиная заводиться.

Тут организм властно напомнил о себе, и мне пришлось стрелой мчаться по проторённому маршруту, сметая всё на своём пути. Усевшись на белоснежный трон, счастливо вздохнула и расслабилась. Увы, состояние нирваны продлилось недолго. В голову пришла одна подлая мыслишка, от которой мой желудок ухнул куда-то в район пяток. У моего благоверного имелось стойкое предубеждение против использования разного рода силиконовых изделий. «Только бы не залететь»! Я запоздало вспомнила, что таблетки так и остались лежать в сумочке на трюмо в коридоре. Вчерашний приём был благополучно пропущен.

Неожиданно до ушей донёсся пиликающий звук старенького таксета, который мне когда-то давно подарили родители на окончание школы, прерывая мой поток сознания. Звонил Сырник.

– Ланка! – Донеслось из динамика. – Я забыл в прихожей ключи от подсобки. Ты не могла бы мне их занести?

– Нашёл носильщицу! – Сердито фыркнула я. – А чем мотивировать жену будете, дражайший Сергей Николаевич?

– Лана, ну не вредничай, пожалуйста. У нас один из компов накрылся, а запчасти в подсобке. Будь добра, принеси ключи, пожалуйста! – И он положил трубку.

Недовольно сбросив халатик, я несколько минут полюбовалась своим отражением в большом зеркале, поворачиваясь к нему то одним, то другим боком. С губ помимо моей воли сорвалось:

– Господи, ну вот почему такое сокровище досталось какому-то Сырнику. Ну, взять, хотя бы, в качестве примера Сашку. Мужчина при деньгах, хорош собой к тому же, спортивен, а не эта ботаническая вытяжка в очках! – И я скорчила рожу своему отражению. – Почему он выбрал не меня, а эту долговязую бледную моль? Она совершенно ему не подходит! – Я сделала по комнате несколько шагов, умильно прижимая ручки к груди и семеня ногами «от ушей». – Длинная, старая, тощая, ну прямо тебе вылитая мумия. Ещё и балбес подросток в нагрузку! Вот женился бы на мне, горя бы не знал! Бурная любовь двадцать четыре часа в сутки, а не то, что с этой, на которую под страхом смертной казни не полезешь! Да вдобавок, небось, не следит за собой, – забила я последний гвоздь в крышку гроба соперницы.

– Ну, вот представьте себе, – обратилась к невидимой аудитории. – Александр, едущий в ночной клуб на тёмно-вишнёвом БМВ пятой серии, а рядом с ним Я в шикарном клубном прикиде. Да тут у статуи Феликса Эдмундовича встанет! – Продолжала расхваливать себя, чем обожала заниматься. – И чего он в эту Юльку вцепился?! – В очередной раз помянула соперницу, от всей души надеясь, что она сейчас икает и начинает синеть. – Да и в работе бы ему помогла. Разве я плохая кандидатура на роль секретарши даже в таком чисто мужском деле, как деревообрабатывающий цех? – Хихикнув, направилась в душ.

Вышла я оттуда минут через пятнадцать, на ходу растирая пушистым махровым полотенцем порозовевшую кожу. Когда полностью высохла, то натянула джинсы и футболку с многообещающей надписью «Блэк Фолл». Вещица была с пикантным намёком, понять который мог далеко не каждый мужчина, а только тот, кто прожил некоторое время в Большом Яблоке в США, где мы с мамочкой и папашей пробыли как-то около полугода, ожидая, когда закончится его заграничная командировка. Он у меня работает чиновником по согласованию каких-то там стандартов. Точнее не спрашивайте, потому что не знаю. Не понимаю, как можно вообще трудиться в такой нудной области.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.