Буран

Фоллетт Кен

Жанр:   2006 год   Автор: Фоллетт Кен   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Буран ( Фоллетт Кен)

ЭТОТ ВИРУС СМЕРТЕЛЬНЕЕ ЭБОЛЫ. И ТОЛЬКО СЛЕПЯЩИЙ БУРАН НЕ ДАЕТ ЕМУ ПОПАСТЬ В РУКИ ПРЕСТУПНИКОВ.

КАНУН РОЖДЕСТВА

1:00

Двое усталых мужчин угрюмо и зло смотрели на Антонию Галло. Им хотелось домой, но она их не отпускала. Они знали, что она права, и от этого злились еще больше.

Все трое сидели в помещении отдела кадров компании «Оксенфорд медикал». Антония, которую все звали Тони, была техническим директором компании и отвечала за работу службы безопасности. «Оксенфорд медикал» проводила исследования смертоносных вирусов, и к безопасности здесь относились крайне серьезно.

Тони провела внеплановую проверку и обнаружила в одной из лабораторий пропажу двух доз экспериментального лекарственного препарата. Препарат — противовирусное средство — был строго засекречен, а его формула — бесценна. Конечно, его могли украсть, чтобы продать конкурирующей фирме. Но лицо Тони омрачилось тревогой из-за другой, куда более пугающей перспективы. Вор мог украсть препарат для личного пользования, а этому могла быть единственная причина — кто-то заразился одним из смертельных вирусов, имеющихся в лабораториях Оксенфорда.

Лаборатории размещались в просторном особняке XIX века — бывшей летней резиденции какого-то миллионера. За двойной забор, колючую проволоку, охранников в форме и суперсовременную электронную систему безопасности особняк прозвали Кремлем, несмотря на то, что стрельчатые арки, башня и ряды горгулий по карнизу делали его более похожим на церковь.

Тони и двое мужчин обзванивали всех, кто имел допуск в лабораторию самой высокой секретности. Существовало четыре уровня биологической безопасности. При самом высоком, УББ4, сотрудники работали в скафандрах, поскольку имели дело с вирусами, против которых не существовало вакцин. Образцы экспериментального препарата хранились в лаборатории УББ4 — самом защищенном месте в здании.

Допуск в УББ4 был строго ограничен. Чтобы попасть туда, было необходимо сдать зачет по технике безопасности. Сама Тони могла входить в лабораторию в любое время.

Только двадцать семь сотрудников компании из восьмидесяти имели туда доступ, и многие уже уехали на рождественские каникулы. Пока трое ответственных за безопасность упорно их разыскивали, понедельник уступил место вторнику.

Тони дозвонилась до отеля на Барбадосе и уговорила администратора разыскать молодую лаборантку Дженни Кроуфорд. Дожидаясь ответа, она посмотрела на свое отражение в оконном стекле. Несмотря на поздний час, она выглядела хорошо — коричневый в узкую белую полоску костюм еще не утратил приличествующий офису вид, а лицо не выдавало усталости. Ее отец был испанцем, но белая кожа, зеленые глаза и светло-рыжие волосы достались ей от матери-шотландки.

— У вас там, должно быть, полночь, — сказала Дженни, наконец подойдя к телефону.

Она немного выпила.

— Мы обнаружили неувязку в журнале регистрации посещений УББ4, — отчеканила Тони. — Когда вы в последний раз входили в лабораторию?

— Во вторник, по-моему. Разве нельзя посмотреть в компьютере?

Можно, но Тони хотела знать, совпадет ли ответ Дженни с записью в компьютере.

— А когда в последний раз открывали сейф?

Сейфом называли холодильник с замком в УББ4.

В тоне Дженни зазвучало недовольство:

— Я и правда не помню, но все записано на видеопленку.

Сенсорный цифровой замок сейфа при открывании подключал видеокамеру, записывавшую все, пока дверца оставалась открытой.

— Вы помните, когда в последний раз использовали Мадобу-2?

Так назывался вирус, с которым сейчас проводили исследования в УББ4.

Дженни была потрясена:

— Черт побери, так это его недосчитались?

— Нет. Тем не менее…

— Никогда не имела дела с вирусами. Я работаю в лаборатории тканевых культур.

Это совпадало с имевшейся у Тони информацией.

— Спасибо, Дженни. Вероятно, в журнале регистрации просто ошибочная запись, но мы должны все проверить.

Тони повесила трубку и сообщила:

— Дженни Кроуфорд отпадает.

Руководитель лаборатории Говард Макалпин откинулся на спинку стула:

— Почти наверняка кто-то использовал недостающий материал абсолютно законно и просто забыл внести запись в журнал.

— Надеюсь, вы правы, — сказала Тони.

Она встала и подошла к окну. Окна отдела кадров выходили на пристройку, где находилась лаборатория УББ4. В новом здании имелось три уровня. Лаборатории размещались на первом. Над ними была установлена аппаратура подачи воздуха, а под ними — сложное оборудование для обеззараживания отходов. Лаборатории живыми покидали только люди.

Тони обратилась ко второму мужчине — заведующему отдела кадров:

— Сколько еще человек осталось в вашем списке, Джеймс?

Джеймс Эллиот поднял глаза от компьютерного экрана:

— Мы переговорили со всеми сотрудниками, имеющими доступ в УББ4, кроме одного.

— Кого именно?

— Майкла Росса, лаборанта. Он работает здесь восемь лет.

Макалпин пробежал пальцем по распечатке:

— Последний раз он входил в лабораторию в позапрошлое воскресенье, проводил текущую проверку животных.

— Что он делал после этого?

— Ушел в отпуск. Должен был выйти на работу сегодня. — Эллиот посмотрел на часы. — Вернее, вчера. Но не появился и не позвонил.

Тони подняла брови:

— И мы не можем его найти?

— Он не отвечает ни по домашнему телефону, ни по мобильному.

— Вам это не кажется странным? — спросила Тони Макалпина.

Руководитель лаборатории встревожился:

— Он человек в высшей степени обязательный.

— Кто был с Майклом, когда он входил в лабораторию? — спросила Тони.

Из соображений безопасности в УББ4 входили по двое.

Макалпин сверился со списком.

— Моника Ансари, биохимик.

Тони подняла трубку:

— Какой у нее номер?

Судя по голосу, Моника Ансари крепко спала.

— Знаете, Говард Макалпин уже звонил мне.

— Извините за беспокойство. Я звоню по поводу Майкла Росса. Мы не можем его найти. Насколько я знаю, две недели назад, в воскресенье, вы были с ним в УББ4.

— Да. Подождите минуточку, включу свет. — Повисла пауза. — Боже, уже так поздно?

Тони не отступала:

— На следующий день Майкл уходил в отпуск.

— Он говорил мне, что поедет к матери в Девон.

— Это может нам помочь, — заметила Тони. — Подождите секундочку. — Она обратилась к Джеймсу: — У нас в файле есть координаты его матери?

Эллиот щелкнул мышкой:

— Есть, как ближайшей родственницы.

Тони снова заговорила с Моникой:

— В тот день Майкл был таким же, как всегда?

— Абсолютно.

— Вы вошли в УББ4 вместе?

— Да. Потом разошлись по разным раздевалкам, он переоделся быстрее, чем я. Когда я вошла в лабораторию, он был уже там.

— Вы работали рядом с ним?

— Нет, я была в соседней лаборатории, занималась тканевыми культурами. А он проверял животных.

— Вы ушли вместе?

— Он вышел на несколько минут раньше меня.

— Значит, он мог открыть сейф, пока вас не было рядом?

— Спокойно.

Эллиот говорил с кем-то по телефону, просил позвать Майкла Росса или его мать.

Тони закончила разговор:

— Еще раз спасибо, Моника.

Она положила трубку и сказала, глядя на Эллиота:

— У Майкла Росса было полно времени, чтобы открыть сейф. Вы дозвонились до его матери?

— Это дом престарелых, — сообщил Эллиот с испуганным видом. — А миссис Росс умерла прошлой зимой.

В три часа ночи из ворот Кремля выехали два фургона. На обоих был международный знак биологической опасности — четыре разорванных черных круга на желтом фоне.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.