Тайна озера Крендошильдверц

Бахарев Константин Павлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайна озера Крендошильдверц (Бахарев Константин)

Знаменитого сыщика Джошуа Фитцкрайма, отдыхавшего после утомительного расследования кражи бриллиантов жены мексиканского президента, с самого утра побеспокоил почтовый рассыльный. Благодушный Фитцкрайм отблагодарил мальчишку бумажным фунтом, и усевшись в кресло, ножом из слоновой кости распотрошил увесистое послание.

Вместе с кучей рекламных открыток и проспектов на колени детектива вывалилось и письмо от лорда Монтсеррея. Дипломат ее величества приглашал своего старого друга провести Рождество и Новый Год в его охотничьем домике в Швейцарии, на берегу горного озера Крендошильдверц. Фитцкрайм благодушно улыбнулся, пробормотав: «Эх, старый гуляка» и стал собираться в дорогу.

Охотничий домик оказался небольшой виллой, расположенной в живописном сосновом лесу, спускавшегося по пологому склону к черным водам озера. Среди деревьев тут и там виднелись добротные строения — дома и виллы деревни Шварцвац.

— Здесь тихое, уютное место, — пояснил сыщику лорд Монтсеррей, показывая с террасы местные виды. — Года через три не протолкнуться будет от обитателей лондонских и парижских салонов, а также русских олигархов. Но пока можно наслаждаться тишиной и покоем.

Действительно, благодатный смолистый воздух, чудесный вид на озеро, окаймленное заросшими лесом отрогами Альп, настраивали на благодушный лад. На другом берегу отчетливо были видны белые домики с красными крышами, это, как узнал Фитцкрайм, еще одна озерная деревня Вацшварц. Само озеро, хотя и протянулось в длину почти на десять километров, было не очень широким. Где-то сто метров, где-то пятьсот. Прелестный вид.

Знаменитый сыщик, как человек, привыкший к комфорту, поинтересовался у лорда, не заметает ли дороги в деревни зимой? Когда он добирался до виллы на любезно высланном на вокзал «Понтиаке-рояль», то обратил внимание, что горное шоссе узкое. А перед подъездом к Крендошильдверцу оно раздваивалось. Прямо, через каменный мост путь вел в Шварцвац, а налево, по берегу — в Вацшварц.

Монтсеррей успокоил друга. В прошлом году, когда он только купил дом, снега выпало немного.

— И в конце концов, дорогой Джошуа, — засмеялся он. — Люди здесь живут сотни лет, и не жалуются.

Фитцкрайм улыбнулся в ответ и поинтересовался, куда ведет дорога, выходя из Шварцваца. Оказалось, что две деревни, расположившиеся на берегах Крендошильверца, являются конечными точками горного шоссе.

— То есть к вам, милорд, одна дорога, через каменный мост в пяти километрах отсюда, — подытожил знаменитый сыщик. — Это романтично. Хижина в горах, где кончается путь.

— Да вы поэт, мой друг, — засмеялся Монтсеррей.

Фитцкрайм вдруг поднял вверх указательный палец.

— А еще сюда можно добраться по воде на лодке из Вацшварца, — сказал он. — Честное слово, я первый раз оказался в таком месте, и знаете, у меня, видимо, клаустрофобия. Иначе ничем я свое беспокойство объяснить не могу.

— Не переживайте за свою клаустрофобию, — не смог сдержать смех дипломат. — Здесь есть вертолетные площадки, причем в обеих деревнях. А лодок здесь, как ни странно, нет. По-моему, это связано с отсутствием рыбы в озере. Здесь просто ледяная вода, и я прекрасно понимаю рыб. Кстати, в прошлом году, перед самым Рождеством, озеро замерзло, и получился великолепный каток. Так что я взял на себя смелость заказать коньки и для вас.

Фитцкрайм печально вздохнул. Ибо, кроме клаустрофобии, он страдал еще и боязнью переломов. Рождество получится веселым, подумал знаменитый сыщик, потом придется пару недель полечиться от неврозов. Но отступать поздно. Развлекаться так развлекаться.

За день до Рождества внезапно повалил снег. Снегопад был так густ, что видимость ограничилась буквально десятком метров. Заметно похолодало. На озере появились ледяные забереги. Лорд Монтсеррей довольно потирал руки и демонстрировал сыщику коньки, расхваливая какую-то особенную — «шварцеундкранке» заточку на лезвиях. Джошуа улыбался и с ужасом представлял, как он станет ковылять на этих наследниках «испанских сапог» по льду, под которым десятки метров холодной воды.

Знаменитый сыщик прогуливался по берегу Крендошильдверца, покуривая свою не менее, чем он сам, известную керамическую трубочку, как вдруг наткнулся на двух молодых людей в гидрокостюмах. Они загружали в большую надувную лодку акваланги, буйки и приборы странного вида.

Фитцкрайм поинтересовался у них, чем они занимаются, и выразил недоумение, так как его заверили, что лодок здесь нет. Молодые люди рассказали сыщику, что они ищут сокровища третьего рейха, поскольку известно, что в каждом альпийском озере эсэсовцы затопили множество ценностей. А с лодками на берегах Крендошильдверца действительно проблемы, свою моторку, единственную здесь, им пришлось везти из Италии. Сейчас молодые люди собираются переправиться в Вацшварц, где они обосновались. Покачав головой, Фитцкрайм пожелал юношам успеха и продолжил прогулку.

А снег продолжал падать. Буквально за несколько часов выросли огромные сугробы, и на суше, и на озере. Попивая глинтвейн на террасе виллы, сыщик наблюдал, как поверхность озера из черной медленно становилась белой. К вечеру и сосновый лес, и деревни, и Крендошильдверц были покрыты толстым слоем снега.

— Вот это снегопад! — восхищенно сказал Монтсеррей, входя на террасу. — Хорошо, что гости успели приехать, дороги наверняка занесло. Сейчас пойдем кататься на коньках. Снег перестал падать и чувствуете, подмораживает?

Фитцкрайм, улыбаясь, покачал головой.

— Так ведь уже темно, — он поставил опустевший бокал на стол. — Может быть, завтра, с утра и покатимся?

Лорд запротестовал.

— Сейчас подгоним автомобили на берег, включим фары, — он указал рукой на какую-то невидимую сыщику точку. — И прекрасно покатаемся. Пойдемте, Джошуа, переоденемся.

Вскоре веселая толпа гостей во главе с лордом Монтсерреем высыпала на берег. Четыре автомашины освещали огромные белые сугробы, под которыми скрывался лед озера Крендошильдверц.

Однако, катания не получилось. Первым, с лопатой и на коньках, с берега спустился хозяин виллы. И чуть не утоп. Оказывается, под снежными заносами льда не оказалось вовсе. Даже утренние забереги пропали. Температура упала до минус пятнадцати по Цельсию, но черная вода, плескавшаяся в месте неудачного захода лорда, и не думала замерзать.

Версию произошедшего высказал один из гостей, профессор математики Лунц. Он предположил, что обильный снегопад помешал образоваться льду. Вода просто не успела замерзнуть. Поверхность озера не застыла, а от падающих снежинок образовалось что-то вроде наста, на который плавно укладывались новые порции снега. Получившиеся сугробы превышали человеческий рост. Красиво, но опасно. Если кто-нибудь бы понадеялся на лед под снегом, и попытался пройтись по сугробам, его бы ждала жуткая смерть в ледяной воде.

— Чудеса природы, — сказал Фитцкрайм, в душе радуясь. — А как же коньки? Мой дебют откладывается?

Лорд печально вздохнул и признал, что теперь придется ждать, пока снег не растает, и озеро не замерзнет, как полагается.

Гости, весело смеясь, пошли на виллу. Фитцкрайм, неся в руках непригодившиеся коньки, оглянулся. Автомобили уже уехали, и огромные снежные сугробы, освещенные ярким лунным светом, производили на него впечатление ловушки.

— Как болото, — подумал сыщик. — Только там яркая зеленая травка, а под нею бездна. А здесь такие пушистые, добрые, милые сугробы, а под ними черные холодные глубины.

Он на миг представил себе, что оказался в такой воде. Грудь сдавило, по рукам и ногам пробежала дрожь. Фитцкрайм помотал головой, отгоняя неприятные ощущения.

Дома начали веселиться. Оказалось, как сообщил лорд, дороги полностью завалены снегом и жители обеих деревень оказались на положении горных робинзонов. Это придало пикантности празднику.

Ближе к полуночи веселье в доме лорда Монтсеррея разошлось вовсю. Возле украшенной фонариками, гирляндами и цветными шарами елки, стоявшей в просторном фойе, гости горланили песни. Огромная чаша для пунша не успевала наполниться доверху. Ее содержимое моментально расходилось по бокалам. То и дело гости то сами кому-то звонили, то принимали поздравительные звонки. Мобильные телефоны не успевали надолго обосноваться в карманах, как их снова извлекали и бормотали веселую чушь, разносимую на сотни и тысячи километров бесстрастными радиоволнами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.