В стране невыученных уроков-3

Гераскина Лия Борисовна

Жанр: Сказки  Детские    2006 год   Автор: Гераскина Лия Борисовна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В стране невыученных уроков-3 ( Гераскина Лия Борисовна)

В стране невыученных уроков — 3

Я часто слышу, как мама и папа вспоминают разные случаи из своего детства, юности и совместной жизни и при этом вздыхают и заканчивают свой разговор фразой: «Боже мой! Как быстро летит время!»

Время летит! Почему я не чувствую, что оно «летит»?

— Ты еще слишком мал, чтобы понимать это, — говорит папа. — В детстве никто не чувствует, как летит время, а вот когда становишься старше…

Наверно, мое детство кончилось, потому что для меня время, в котором я учился в пятом классе, пролетело очень быстро. Наверно, потому, что особых приключений, кроме второго путешествия в страну невыученных уроков, у меня не было.

Женчик, простите, Женя и Люська стали нормально учиться. Но не все в нашем классе шло по-прежнему. Случилось то, чего никак нельзя было ожидать.

Катя Пятеркина, которую учителя ставили нам в пример, Катя, у которой в дневнике были одни пятерки, к удивлению учеников и огорчению учителей почему-то стала пропускать занятия, не выполнять домашние задания и нахватала двоек.

А началось все с того, что она увлеклась рок-музыкой. Зачем ей это было надо? Непонятно. Думаю, на нее повлияло то, что друзей у нее в классе не было, но в этом она сама виновата. А главное, на мой взгляд, не только в этом. На нее повлияли уроки пения. Странно? Да, но это факт. Наш новый учитель пения Федор Иванович решил подготовить к концерту, который должен был состояться в конце учебного года, хоровые и сольные номера. Я, честно говоря, не очень люблю уроки пения, тем более что ни слуха, ни хорошего голоса не имею. Но Люська любила эти уроки и никогда их не пропускала. И вот она-то и рассказала мне, что, по ее мнению, повлияло на Катьку в худшую сторону. Я не очень-то поверил Люське, но дальнейшее поведение Пятеркиной доказало, что в чем-то Люська была права.

Федор Иванович искал среди своих учеников солистов. Нашел мальчика и девочку из нашего пятого класса. Мальчик — Сережа Петров — этот факт воспринял нормально, а вот девочка — наша гордость класса Катя Пятеркина — возомнила о себе черт знает что!

Один раз я слышал, как она пела. Не буду врать — здорово пела. Голос — как серебряный колокольчик. Совсем не такой, каким она говорит. Наверно, Федор Иванович слишком расхваливал ее голос. Она и так считала себя умнее и красивее всех девочек нашего класса, а тут ко всем ее достоинствам прибавился еще и редкой красоты голос.

Люська рассказывала, что как-то на уроке учитель пения сказал Катьке: «Будешь хорошо учиться пению — станешь прекрасной певицей. У тебя хороший слух и редкой красоты голос. Смотри, не зарывай свой талант в землю! Учись и развивай этот божественный дар!»

Вот с этого и началось. Для Кати уроки пения стали самыми главными. Мало того, она записалась в детский хор, и ее сразу сделали там солисткой. Уроки музыки тоже отнимали у нее много времени.

Школьные занятия стали интересовать ее все меньше и меньше. Однажды учитель математики, удивленный тем, что она не смогла ответить на его вопрос, спросил:

— Что с тобой, Катя? Ты ведь лучше всех в классе решала задачи. Может быть, ты нездорова?

— Я здорова, — сердито буркнула Катя, — просто я поняла, что ваша математика никогда в жизни мне не пригодится. Зачем же мне тратить на нее время?

Мы все были поражены ее ответом.

— Может быть, тебе и физика и химия тоже не нужны? — поинтересовался учитель.

— Ни физика, ни химия, ни многое другое. Я учусь музыке и пению. Изучаю нотную грамоту и сольфеджио. Подумайте сами, зачем мне ваша математика?

— Ошибаешься. Запомни — среднее образование необходимо человеку, какую бы профессию он себе ни избрал, каким бы талантом он ни обладал.

Катя пожала плечами и ничего не ответила учителю.

Она все чаще и чаще пропускала занятия в школе. И к концу учебного года нахватала немало троек и двоек, чем очень огорчила учителей и едва не осталась на второй год в пятом классе. Но ее все-таки перевели в шестой. Ведь столько лет она была лучшей ученицей класса. Учителя надеялись, что она в конце концов поймет, что обладание хорошим голосом вовсе не позволяет так наплевательски относиться к занятиям. А если Катька что-нибудь решила…

Но хватит о ней! В шестом классе у нас появились новые учебники. Учиться стало интересно, но главным событием для меня, сознаюсь, было не это.

Как-то вечером к нам пришел папин сослуживец Семен Гаврилович. После вечернего чая и разговоров на разные темы он вдруг каким-то извиняющимся голосом сказал:

— Вот что, ребята… не знаю, как и сказать… У меня к вам огромная просьба…

— Говори, — ответил папа, — мы же твои друзья. Чем можем — поможем. Я знаю, что тебе предстоит длительная командировка за рубеж… Может быть…

— Вот именно! — перебил папу Семен Гаврилович. — В этом-то и все дело. Вы знаете, что семьи у меня нет. Родственников тоже. Но у меня есть попугай-какаду. Что мне с ним делать? Знакомые, которым я раньше пристраивал моего Жако, уехали из нашего города… Не в зоопарк же его отдавать… Он там с тоски помрет.

— Отдайте его нам! — закричал я. — Я всегда мечтал о попугае.

— Витя! — строго одернула меня мама. — Никогда не вмешивайся, когда говорят взрослые.

— Ну почему же? — возразил наш гость. — Я знаю, что Витя любит животных, и моему Жако будет у вас хорошо, конечно, если вы согласитесь.

— Я бы согласился, — сказал папа, — но вот что меня пугает. Витя действительно любит животных и, если он сильно привяжется к попугаю, а твой Жако полюбит Витю…

— Ну, это пустяки, — махнул рукой Семен Гаврилович. — Мой Жако никогда меня ни на кого не променяет. Я столько раз оставлял его у друзей, когда уезжал в командировки, и он всегда с радостью возвращался ко мне.

— Ну что ж, — сказал папа. — Неси свою птицу.

— Скоро у нас будет настоящий зверинец, — засмеялась мама. — Пес, кот и попугай!

— Но это же временно, — успокаивал ее папа.

На другой день Семен Гаврилович привез попугая. Это был зеленый красавец какаду, его плечики украшали красные перышки. Он сидел в большой клетке и внимательно оглядывал папу, маму и меня.

Семен Гаврилович открыл клетку. Попугай вылетел и сел ему на плечо.

— Познакомься, Жако, — сказал наш гость. — Это Витя.

Жако слетел с плеча хозяина и сел мне на плечо.

— А он не выклюет Вите глаза? — испуганно спросила мама.

— Попка не дурак, — возразил Жако.

— Неужели он понимает, о чем речь? — удивился папа.

— Конечно, нет, — ответил Семен Гаврилович. — Просто я научил его только этим словам. Да и прежние его хозяева, а их у него было немало, ничему его не научили. Но это добрая и умная птица. Она не доставит вам никаких забот и неприятностей. Корм для него я принес.

— Не знаю, — в растерянности развела руками мама, — как отнесутся к нему наши звери. Пес и кот.

— Не бойтесь. У меня тоже были и кот и пес, и никто никого не обижал. Правда, Жако?

— Попка — не дурак, — повторил попугай.

— И у нас уживутся, — уверял папа. — Я тебя провожу, и по дороге ты мне расскажешь, как и чем его кормить.

Семен Гаврилович горячо поблагодарил нас и ушел вместе с папой.

Вот так поселился у нас Жако. Клетку его я перенес в свою комнату. Но он только спал и ел в ней. Когда Рекс подошел к нему и тщательно стал его обнюхивать, я очень боялся, что Жако клюнет его в морду. Но Жако даже не пошевелился. Кузя к нему не подходил и только разглядывал птицу, лежа на подоконнике.

В первую же ночь, когда мы — я, Кузя, Рекс и Жако в своей клетке — спали, я неожиданно проснулся оттого, что кто-то сказал: «Как вы думаете, Кузя, будет ли хозяин любить эту птицу больше, чем нас?»

— Ну что ты, Рекс, — ответил знакомый голос Кузи. — Не ревнуй. Ревность — плохая штука. У нашего Вити доброе сердце. Всем нам найдется место.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.