Украина: моя война. Геополитический дневник

Дугин Александр Гельевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Украина: моя война. Геополитический дневник (Дугин Александр)

От автора. Украина: моя война

Эта книга состоит из текстов, написанных весной — летом 2014 года на тему украинской драмы: Майдана, свержения Януковича, захвата националистической хунтой власти в Украине, начала Русской Весны, воссоединения с Крымом, битвы за Донбасс и создания Новороссии. Эти тексты имеют три уровня:

1. Геополитический и политологический анализ происходящего, попытка понять и систематически изложить смысл драматических событий в Украине (уровень отстраненного объективного анализа).

2. Личностная реакция на происходящее, системное изложение гражданской патриотической позиции (уровень эмоциональной включенности, эмпатии, когда геополитика и ее процессы проходят не в абстрактном поле, но в контексте полной экзистенциальной включенности в процесс).

3. Формулирование патриотических ответов, проектов и программ как императив — осмысленный и прожитый на первых двух уровнях.

Первый слой текстов может служить основой для беспристрастной аналитики и не теряет ценности. Второй слой представляет интерес только для тех, кто, наряду с автором, относится к событиям на Украине как к личной драме, сопереживает, соучаствует, сострадает им. Третий слой дает своего рода виртуальное поле пожеланий или указаний, которые могут совпадать с действительностью и подтверждаться Realpolitik, «большой политикой» (оценка Майдана, воссоединение с Крымом, мобилизация ополчения Новороссии), а могут и противоречить ей (отказ — на сегодняшний момент осени 2014 года — от ввода миротворческого контингента, непризнание политической независимости ДНР и ЛНР, колебания относительно судьбы Донбасса в Москве). Геополитический анализ объективен; эмоциональная ангажированность субъективна; спектр практических императивов — зона пересечения желаемого и действительного.

Все вместе это представляет собой своего рода геополитический дневник, со всеми характерными признаками: мыслями, замечаниями, резкими эмоциями, подчас пристрастными определениями, совпадениями и расхождениями с фактической стороной дела и т. д. Данная книга представляет собой именно этот жанр, что накладывает на нее определенные, вполне понятные ограничения: из того, что часть «императивов» реализовалась, вытекает, что понимание происходящего было корректным; то, что другая часть не реализовалась, подчеркивает зазор между позицией автора и результирующим вектором российской политики на момент осени 2014, когда они стали существенно расходиться. Риск этой книги в том, что она описывает процесс, который не получил завершения. Но в зависимости от того, каким будет это завершение, станет понятным — насколько автор был прав, а насколько ошибался; в чем он опередил события, верно распознав их смысл, а в чем поторопился или неправильно соотнес факторы. Потому и сама эта книга впоследствии может иметь различную судьбу: оказаться «пророческой» или «набором заблуждений», «субъективных оценок» и «эмоциональных срывов».

Если бы на карте стояло только это, то ситуация была бы великолепной, а риск — смехотворным. Но от того, каким будет завершение украинской драмы, зависит далеко не только научный авторитет ее автора. На карту поставлена Русская Весна, победа или поражение России в битве с ее экзистенциальным врагом (атлантизмом, глобальной финансовой олигархией, Западом), судьба Русского Мира, Большой России, а Россия может быть либо великой, либо никакой. И конечно же за величие народ всегда во все века платит очень большую цену, проливая подчас целые моря крови. И за Новороссию наш народ заплатил уже огромную цену. На Донбассе, защищая Русский Мир, погибли десятки тысяч людей. Из них очень многих я знал лично. Двое были моими друзьями, пошедшими в Новороссию и погибшими там во имя идеалов евразийства в борьбе за русское будущее, — это Борис Сысенко и Александр Проселков. Многих из павших я знал не так близко, кто-то писал мне, с кем-то я встречался. Кто-то пошел на Донбасс, прислушиваясь к моей позиции и принимая мой анализ. Я осознаю, что несу личную ответственность за драму и кровь Новороссии, за ее судьбу, за ее мертвых и ее живых. Поэтому я не могу быть беспристрастным. Это моя война, и я в ней такой же участник, такой же солдат, как и все остальные. И риск от этого не сводится к репутации, но к утверждению и отстаиванию жизненной позиции, принципов и символов веры, моей русской веры, веры в Великую Россию.

Книга оборвана на полуслове. Я продолжал писать тексты и после того, как сдал в издательство уже написанное. Да и по ходу дела ситуация менялась, ряд моих прогнозов сбывался, становясь фактами, ряд опровергался. Я предпочел оставить все как есть, внеся лишь небольшие правки. Честно говоря, я бы лучше изменил кое-что в недавней истории, чем в своих текстах. Поэтому вместо того, чтобы выглядеть более проницательным аналитиком, я предпочитаю остаться тем, кто я есть, — последовательным русским патриотом, настаивающим на своем и когда это идет в том же направлении, что и решения власти, и тогда, когда это входит с ними в противоречие. Истина и принципы для меня важнее успеха. Мои ошибки в прогнозах свидетельствуют не столько о некомпетентности, сколько о расхождении русской версии естественного развертывания событий с чем-то еще, с успешными действиями тех сил, которые сделали все возможное, чтобы не допустить Русской Весны, чтобы остановить Русское Пробуждение, чтобы обратить поднимающуюся силу народа с истинного врага на ложного или вообще рассеять. С самого начала я знал, что Русская Весна столкнется с диким сопротивлением не только вовне (киевская хунта, украинский нацизм и, главное, Запад в лице США с их волей к продлению глобальной доминации), но и внутри, так как сегменты этой глобальной западоцентричной сети существуют и в России, представлены в российской элите и составляют шестую колонну, гораздо более закамуфлированную и скрытую, нежели пятая, и действующую более тонко, но подчас и более эффективно. Но я не ожидал, что ей удастся перехватить инициативу в Новороссии и привести ситуацию к тому печальному состоянию, в котором она находится на сегодняшний момент.

Смысл киевского Майдана и свержения Януковича состоял в том, чтобы нанести удар по России и лично по президенту Путину. Этот удар был нанесен, война с Россией вошла в острую форму. В чем-то мы сумели этот удар отразить, в чем-то он достиг своей цели, и по определенным позициям мы вынуждены были отступить. Я с самого начала ориентировался только на один сценарий: нам всем, Русскому Миру, Путину, России Западом (в первую очередь США и НАТО) объявлена война, и в такой ситуации у нас есть только один выход — выиграть ее. Естественно, это предполагало победу как над внешним, так и над внутренним врагом. Я все анализировал с позиции победы. Правильно это было сделано или нет, сейчас я не могу сказать. Победные линии совпадают, а о поражении я не задумывался. Там, где мы видим существенные отличия анализа и реальности, речь идет о поражениях Русского Мира, на которые я не ориентировался и которые во внимание не принимал. «Ну и зря!» — скажут отстраненные аналитики. Наверное, со своей стороны они правы. Мне важнее, что скажут русские патриоты, люди, пробужденные Русской Весной, жители Новороссии, живые и мертвые. Их мнение мне только и важно. Я до сих пор верю только в одну нашу победу — в Новороссии и в самой России. Успехи наших врагов, в том числе и шестой колонны, отрицать невозможно. Но это еще не конец, хотя едва ли только начало.

Книга выходит в трудный момент украинской драмы. Смысл его в том, что наше наступление — во всех смыслах — приостановлено. Быть может, ситуация изменится в любой момент и, соответственно, изменится и тон анализа, прогноза, пожеланий и указаний. Но это будет совсем другая книга.

5 октября 2014 года

Александр Дугин
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.