Никто и звать никак

Логинов Святослав Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Никто и звать никак (Логинов Святослав)

Отдельная квартира, да ещё и двухкомнатная! О таком можно только мечтать безо всякой надежды, что мечта сбудется. И, вот ведь, сбылось. На одну семью — две комнаты: сказка! Вторая комнатка, конечно, маловата, зато первая — целых восемь метров! Там можно устроить не только спальню, но и крошечную кухоньку. Да там можно что угодно устроить, мысли разбегаются при виде таких возможностей. Иные скажут, что кухню лучше делать в маленькой комнатке, но эти иные попросту ничего в жизни не понимают. Комнатку немедленно переименовали в будуар, но только потому, что никто не торопился произнести слово «детская». Мало ли, что нет детей, теперь, когда есть комната, можно подумать и о детях. А пока пусть будет будуар.

В будуар отправлялись все по очереди, чтобы посидеть в абсолютном одиночестве. После общежития, где в каждом помещении теснилось до сотни тел, оказаться совершенно одному — странно и удивительно. Сергей потом признался, что ему становилось страшно в маленькой комнате, и он панически стучался к Антону, не отсидев всего срока. Зато Юляшка и Юленька отрывались по-полной и готовы были сидеть в будуаре часами.

Главное достоинство отдельной квартиры — возможность не выставлять свою интимную жизнь на всеобщее обозрение. Общежитие, в котором они жили прежде, считалось целомудренным: в спальне между кроватями стояли бумажные ширмочки, и никого не интересовало, чем занимаются там уединившиеся семьи. Может быть, уселись на кровати и играют в подкидного дурака — двое на двое.

А то ведь есть общежития, где считается, что всякое житьё должно быть общим. Объявляют, скажем, десятиминутку секса — и попробуй уклонись. А ещё в такие места забредают бомжи. Страшные существа — идёт такой, с виду на человека похож, а внутри — ужас, что творится! Иной раз в одно тело до полутора сотен личностей подсажено. Хотя, какие там личности, на полторы сотни жителей никакой ёмкости мозга не хватит. Огрызки жалкие, ни интеллекта, ни чувств, ни памяти. Казалось бы, такая орава могла бы своё единственное тело содержать в порядке, так и этого нет. Бомжа всегда можно распознать по неопрятному виду и расхлябанным движениям. Говорят, порой доходит до такого, что кто-то из обитателей общего тела умирает, а остальные не замечают этого и продолжают существовать рядом с разлагающейся личностью мертвеца. А кто-то ещё говорит, что от бомжей не воняет, потому как их раз в две недели заставляют принимать душ. Воняет, и ещё как!

Есть и такие места, где кроме бомжей, почитай, никто не живёт. И эти ночлежки тоже называются общежитиями.

Но теперь подобные рассказы отошли в область преданий и детских страшилок. Есть отдельная квартира, мы четверо и никого постороннего в зоне видимости.

Первой слово «малыш» вслух произнесла Юленька. Женщины уже давно молча переглядывались, прекрасно понимая, о чём они молчат. А мужчины, как и полагается, хлопали ушами и ни о чём не догадывались.

Разговор произошёл во время ужина. Соевые блинчики с патокой любили все, так что в этот момент в активной фазе находились все четверо. Опытный физиономист заметит быструю смену выражений лица, некоторую суетливость движений, но в целом, никаких отклонений.

— Сказать? — громко спросила Юленька, и тут же голос Юляшки ответил: — Ну тебя, болтушка…

— А что, собственно случилось? — поинтересовался Сергей.

Фраза прозвучала неразборчиво, поскольку Антон в эту минуту старательно жевал.

Юленька слизнула с пальца сладкую каплю патоки и, глядя почему-то не на мужа, а на горку блинчиков, сказала:

— У нас будет малыш.

Антон судорожно проглотил недожёваное и спросил:

— У нас — это у кого?

Вопрос не праздный. «Кодекс молодой семьи» настоятельно рекомендует половые отношения разделять, чтобы пока одна пара занимается любовью, вторая в этот момент деликатно не вмешивалась бы. Но, кто же этому кодексу следует? В юности тела сами тянутся друг к другу и, сколько бы ни было отпущено им природой, плотской любви всегда не хватает. А тут предлагается половину радости отдать другим. Наверное, бывают и такие, что послушно кодексу следуют, хотя это уже из области юмористики. Был такой популярный сериал про двух подруг, делящих одно тело. При этом первая — старая дева и синий чулок, а вторая — идейная шлюха, на всякую ночь находящая себе нового партнёра.

Но это ситуация анекдотическая, одна из многих возможных, а в жизни большинство семей, всячески выказывая уважение кодексу, прекрасным образом его нарушают в самой интимной части. Как говорится: «Общее тело — общее и дело». Скрупулёзное соблюдение кодекса тоже чревато неприятными проблемами: одна пара забеременела, а другая в пролёте — что тогда? Токсикозом мучаются обе женщины, рожать приходится обеим, а ребёнок только у одной. Когда обе пары занимаются любовью одновременно, такого случиться не может. Зато попробуйте в таких условиях сохранить верность своей избраннице. Тут уж, хочешь — не хочешь, а заглянешь, как идут дела у соседа по телу. Потом вдруг выясняется, что детишки-то родились, а мамы с папами у них перепутаны. Так и это ещё полбеды, а ну как окажется, что у обоих малышей отец Сергей, а Антон в этом деле присутствовал впустую. И выяснить это можно только после того, как малыши появятся на свет. Так что дурацкий вопрос Антона вполне объясним, хотя, менее дурацким он от этого не становится.

Женщины вскочили и выбежали из комнаты. Грохнула дверь будуара. Уже по силе удара можно было понять, что выбежала не только Юляшка, но и Юленька.

— Чего ты? Не злись… Ну, ляпнул не подумавши. Это я от неожиданности, — канючил под дверьми пристыженный Антон.

Из-за дверей доносились всхлипывания Юляшки. Только она умела так проникновенно хлюпать носом.

— Юляш, — перебил Антона Сергей, — хочешь я ему язык прикушу, чтобы в следующий раз неповадно было?

Расчёт оказался верен, рыдания сменились безуспешно подавляемым хохотом.

Так со слезами и смехом в мир пришла новая жизнь.

* * *

Уже на пятом месяце никакие ухищрения с одеждой не могли скрыть округлившийся живот. Когда Юляшка-Юленька шли по улице, люди оборачивались и провожали её взглядами. Взгляды любопытствующие, завистливые, ненавидящие. Не так часто в наши дни можно встретить женщину в положении. Каждое новое тело — это лишний рот, который надо кормить, отрывая скудные ресурсы у других людей.

Лет полтораста назад, когда появилась возможность помещать в одно тело индивидуальности двух, а то и трёх человек, всем показалось, что решена проблема перенаселения в условиях скудеющих ресурсов Земли. Теперь, чтобы содержать двоих людей, достаточно кормить поить и одевать всего одно тело. Моральные неудобства с лихвой окупались материальной выгодой, а тех упрямцев, которые во что бы то ни стало желали охранить свою индивидуальность, с лёгкостью задавили чудовищным налогом на роскошь. Свою роль сыграла и реклама. Хорошо проплаченные психологи в один голос живописали, как комфортно находиться в постоянном контакте с дружественной личностью, и авторитетно доказывали, что раздвоение личности — есть попытка страдающего разума избавиться от невыносимого одиночества, а паранойя, шизофрения и прочие душевные недуги вызваны исключительно отсутствием полноценного общения.

Шёпотом рассказывали иное: сплетни о супербогачах, которые как перчатки меняли высвободившиеся тела.

Жизнь била ключом, а потом наступило отрезвление. Оказалось, что ребёнок, родившийся у сдвоенной пары, уже несёт в себе две личности. Вся прибыль разом обернулась пшиком, зато появился ещё один дефицит: дефицит тел.

Женщина в положении, просто так идущая по улице, явление небывалое. В конце концов, это попросту небезопасно, ведь в животе идущей находится совершенно неучтённое тело, которым каждый хотел бы завладеть. Конечно, не совсем каждый… прежде всего, есть люди честные, и их немало. Во-вторых, есть люди умные, которые понимают, что прежде, чем получишь какую-то прибыль за нерождённого ребёнка, намучаешься и истратишься так, что никакая прибыль себя не оправдает. Но ведь на улице сколько угодно и маньяков. Почему-то, невзирая на заключения специалистов о грядущем здоровье нации, их с каждым годом становится больше. Обычно маньяки бывают бомжами, среди них бытует убеждение, что объединяя свои разумы, они достигают каких-то небывалых высот. И, в то же время, каждый из этих человеческих ошмётков мечтает о личном теле, где он будет полновластным хозяином.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.