Хозяева джунглей. Рассказы о тиграх и слонах

Киплинг Редьярд Джозеф

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Хозяева джунглей. Рассказы о тиграх и слонах (Киплинг Редьярд)

Полосатый лорд джунглей. Из жизни индийских лесов Рассказ А. Хублон

Кэстон натянул повод и, склонив голову набок, стал прислушиваться. Он ехал шагом и задремал, но вдруг сквозь дрему ухо его уловило знакомый звук — звук, покрывающий все неясные шорохи лесной жизни. Он насторожился. Звук повторился, и он его узнал. То был тревожный свисток: его звали. Пришпорив коня, он рысью поехал вперед. Через десять минут он уже остановил своего коня рядом с лошадью солдата-кавалериста — совара, как их зовут в Индии.

Посреди дороги стояли две телеги, запряженные буйволами; погонщики с угрюмым, испуганным видом сидели на краю дороги, и никакие угрозы и крики совара — тоже туземца, как и они, — не могли вывести их из состояния полного бездействия и апатии.

— Джафир-Хан, в чем дело? Разве они не знают, что буйволы впряжены не для того, чтобы стоять на дороге, а чтобы тащить телеги?!.

Кэстон получил отпуск на два месяца и ехал к своему приятелю лесничему. Весь свой багаж он на двух телегах выслал заранее вперед и думал, что груз уже на месте, как вдруг он настигает его на полпути.

Совар выпрямился и отдал честь Кэстону.

— Саиб, — ответил он, — саиб, хорошо, если бы саиб лесничий лишил на год этих бездельников права на лесные пастбища. Они не желают двинуться с места, потому что какой-то дурак из джунглей сказал им, будто там, впереди, огромный тигр-людоед. И эти трусы боятся, хотя с ними я и у меня ружье.

— Ну и пусть бы съел их тигр! Да и то, по-моему, сильно должен проголодаться тигр, чтобы приняться за такое блюдо, — рассердился Кэстон. — Эй, вы, слушайте! Марш вперед! И чтобы к закату солнца были у дома саиба лесничего. Но ради ваших жен и детей я сам поеду с вами и буду защищать вас в пути.

— О… — жалобно застонал один из погонщиков. Нели у саиба нет ружья, даже саиб не остановит тигра.

— Безумцы! У Джафир-Хана есть ружье, и он, как хороший солдат, умеет стрелять. Да и у меня есть вот это маленькое ружье. — И Кэстон показал им свой револьвер. — Этого больше чем достаточно для старой драной кошки джунглей. Ну, вперед!

С причитаниями и стонами люди двинулись с места, и через час езды впереди показался домик лесничего, расположенный на пригорке, милях в двух от них.

Кэстон был страстный охотник. Встретив однажды Хэпберна, помощника лесного инспектора, к которому он теперь направлялся, Кэстон с ним разговорился и очень подружился. Поэтому, когда тот его пригласил к себе, в лес, Кэстон охотно принял предложение.

Дом Хэпберна стоял среди холмов Центральной Индии, в двух днях верховой езды от конечной почтовой станции, лежавшей в сорока милях от железной дороги. Глушь была здесь страшная, никто, кроме лесничих, так далеко в лес не забирался, и дичи, по словам Хэпберна, было очень много.

— Ну а теперь я поеду вперед, — сказал Кэстон. — Теперь вы можете дотащиться и без меня. Вы сами понимаете, что обратно вам ехать невыгодно, ибо назад дальше, чем до дома саиба лесничего, и у тигра больше времени вас подстеречь. С вами останется Джафир-Хан.

Доводы Кэстона оказались столь очевидными, что были сразу поняты погонщиками. Они кричали, дергали за хвост своих несчастных буйволов, погоняя их, и вообще приложили все старания к тому, чтобы поскорее добраться до цели путешествия.

Минут через пятнадцать Кэстон подъехал к воротам изгороди, окружавшей усадьбу и контору Хэпберна. Его поразили тишина и полное безлюдье, царившее во дворе. Окна дома были закрыты наглухо ставнями, хотя уже вечерело и жар спал; да и никогда здесь, в лесу, не бывает так жарко, даже в самое теплое время года, чтобы нужно было прятаться за ставни.

Кэстон подумал, что Хэпберн был куда-нибудь вызван по делам службы, а без него слуги, очевидно, лентяйничали. Он решил захватить их врасплох. Но его ждал большой сюрприз. Дорога вела вокруг дома, и когда он обогнул его угол, то сразу понял, почему вся усадьба как бы вымерла.

На веранде, прислонившись к стене дома, сидел огромный великолепный тигр.

Лошадь Кэстона остановилась как вкопанная, а рука его инстинктивно сжала рукоятку револьвера. И человек, и лошадь не спускали глаз с полосатого хищника, спокойно сидевшего в каких-нибудь пяти шагах от них.

Тигр повернул голову, оскалил зубы, зарычал, но не двинулся с места и, казалось, глядел мимо всадника, куда-то в глушь леса. Но едва уловимая игра мускулов под его гладкой шерстью показывала, что незаметно он тоже приготовился к действию на случай нужды. Кэстон видел, что в любой момент тигр может прыгнуть на него, и тут он возблагодарил судьбу за то, что в свое время настолько натренировался в стрельбе из револьвера, что мог соперничать в быстроте и точности стрельбы с настоящими ковбоями. Он не шевелился, боясь рассердить зверя, и только думал о том, успеет ли он так быстро выхватить из кобуры револьвер, чтобы выстрелить в тигра в момент прыжка.

Но ему не пришлось испытать свою ловкость.

Зверь, видимо, колебался. Перед ним были сытая лошадка и человек, главное — человек, которого ему так хотелось, потому что он был людоедом. Но человек этот был саиб, а из опыта своего он уже знал, что с белыми саибами шутки плохи. И вот он вскочил, как может вскочить только большая кошка, чуящая за собой погоню, но так же быстро выхватил и человек свое оружие. Когда револьвер был уже вынут из кобуры, Кэстон увидел, что тигр не нападал, а убегал от него. Тигр стрелою пролетел над изгородью и скрылся в чаще леса. Кэстон поглядел вслед, но стрелять не стал.

«Мы еще с тобою встретимся, старый бродяга. Нельзя безнаказанно поедать людей. Жаль, что сейчас не было у меня ружья», — подумал он.

Кэстон стал звать людей, но никто не показывался, пока он не крикнул, что тигр убежал. Тогда осторожно приоткрылись ставни одного окна, и из-за них выглянуло круглое, полное лицо в больших золотых очках; на голове красовалась вышитая золотом шапочка набекрень.

Кэстон несколько удивился, когда увидел выражение лица этого человека, — он был скорее рассержен, чем испуган.

— Скажите, саиб, неужели вы убили Полосатого Лорда? — спросил он.

— Нет, можете успокоиться, он сам поспешно удалился, — ответил Кэстон. — Но где же саиб Хэпберн и кто вы такой?

Круглый человек облегченно вздохнул и поправил у себя на голове золотую шапочку. Он открыл ставни, и Кэстон увидел перед собой жирного, толстого бенгальца в разорванной одежде. Низко кланяясь, бенгалец сообщил Кэстону, что саиб Хэпберн должен был уехать по делам службы, а что он сам — Бишен-Дасс, писарь саиба помощника инспектора.

— Саиб Хэпберн оставил письмо для Кэстон-саиба, лейтенанта пятидесятого Деканского полка. Не вы ли это?

Кэстон взял письмо. Оно гласило:

«Дорогой Кэстон, очень досадно, что мне приходится ехать в Мелдана. Меня вызывает наш старичок. Вернусь домой дней через десять. Устраивайтесь, пожалуйста, как у себя дома Если что-нибудь будет нужно, спросите у Бишен-Дасса — для бенгальца он не так уж плох. Кстати, мы для вас приберегли тигра, настоящего королевского тигра, а не пантеру! За много лет это первый экземпляр в нашей стороне. Позабавьтесь с ним до моего приезда».

Прочтя письмо, Кэстон обратился к Бишен-Дассу:

— Хэпберн-саиб пишет, что вы мне будете служить, как ему.

Бишен-Дасс так низко поклонился, что очки его съехали на кончик носа.

— Первым делом расскажите мне о тигре.

— Саиб, я был занят делами, когда к нам прибежал рабочий и сказал, что видел у нашего дома тигра. Мне уже о нем говорили, и я знал, что он обычно поджидает свои жертвы у дверей хижины и потом утаскивает в лес, где на свободе поедает их. Я созвал всех слуг в дом и запер окна и двери.

— И что же, зверь не пытался ворваться в дом?

— Нет, саиб, он просто уселся на веранде и время от времени вставал и обходил вокруг дома. А мы сидели и ждали, по приказу Хэпберн-саиба, вашего приезда. Но, с вашего разрешения, саиб, я отомщу этому Полосатому Лорду! — с неожиданной злобой, вдруг нахлынувшей на него, воскликнул Бишен-Дасс. — Из-за него надо мною смеялись мои же подчиненные, я этого ему никогда не прощу! Я его поймаю, и тогда уже сам вволю посмеюсь над ним.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.