Гатор

Сойер Роберт

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гатор (Сойер Роберт)

Что-то пробежало в темноте, хлюпая по воде. Ладлем даже не стал смотреть. Он не сомневался, что это крыса — канализация кишела ими — и, к тому же, если он сумел привыкнуть к невероятной вони, то уж всяко привыкнет и к мерзким грызунам.

Это была семьдесят четвёртая ночь, которую он проводил, бродя по канализационным туннелям под Нью-Йорком. Он был одет в жёлтый дождевик и резиновые сапоги и имел при себе мощный фонарь с гигантской батареей размером с кирпич и ручкой сверху.

В большинстве мест потолок был лишь на пару дюймов выше его макушки; частенько ему приходилось сгибаться, чтобы пройти. Что-то постоянно капало с потолка на капюшон дождевика. Стены, время от времени освещаемые лучом его фонаря, поблёскивали от влажности или слизи. Он слышал рокот дорожного движения над головой — оно не прекращалось даже глубокой ночью. Иногда слышался скрежет металла по металлу — поезд метро за стеной канализационного туннеля входил в поворот. Также постоянно присутствовало журчание воды; здесь её глубина была всего несколько дюймов, но в других местах она неслась бурным потоком, особенно после дождя.

Ладлем шёл дальше. Продвижение всегда было медленным: каменный пол скользкий, и Ладлему не хотелось снова упасть в отвратительную жижу.

Через некоторое время он остановился и напряг слух. Крысы продолжали возиться неподалёку, а сквозь решётку в потолке тоннеля доносились звуки сирен. Но, как всегда, того, что он хотел услышать, слышно не было.

Казалось, чудовище уже никогда не вернётся.

* * *

Двустворчатые двери в приёмный покой «скорой помощи» распахнулись, и санитары торопливо вкатили каталку. Порыв ледяного воздуха, словно призрачный выдох давно умершего дракона, последовал за ними в помещение с холодной ноябрьской ночи.

Дэннис Джейкобс, дежурный хирург, поспешил к каталке. Раненный мужчина был бел, как кость — он потерял много крови и находился в глубоком шоке. Один из санитаров одёрнул простыню, открывая левую ногу раненого. Джейкобс осторожно удалил с раны покрывающую её гору марли.

Здоровенный кусок плоти — вероятно, фунтов пять — был содран у него с бедра. Если бы рана оказалась на дюйм-два правее, то разорвало бы бедренную артерию, и мужчина умер бы раньше, чем его успели бы привезти.

— Кто он? — спросил Джейкобс.

— Пол Ковальски, — сказал санитар, открывший ногу. — Работник канализации. Только-только спустился в люк, и что-то схватило его за ногу. Он полез обратно, выбрался наверх. Прохожий обнаружил его истекающим кровью на тротуаре и позвонил нам.

Джейкобс щёлкнул пальцами, подзывая медсестру.

— Третья операционная, — сказал он ей.

Лежащий на каталке Ковальски с трудом открыл глаза. Его рука поднялась и схватила Джейкобса за предплечье.

— Постоянно слышал истории, — слабым голосом сказал Ковальски. — Но никогда не верил, что они правда там живут.

— Что? — спросил Джейкобс. — Кто там живёт?

Хватка Ковальски стала сильнее. Должно быть, он испытывал нестерпимую боль.

— Гаторы, — сказал он, наконец, сквозь стиснутые зубы. — Гаторы в канализации.

* * *

Примерно в два часа ночи Ладлем решил, что на сегодня хватит, и направился тем же маршрутом туда, откуда пришёл. В тоннеле было холодно, и в луче фонаря кружился туман. Что-то, плывущее в зловонной воде, задело его за ногу. Пока что ему везло — никто его не кусал.

Спускаться сюда было безумием, и Ладлем это знал. Но он не мог сдаться. Чёрт побери, он годами просеивал песок и гравий. Так ли это отличалось от канализации?

Запах снова окутал его. Забавно, как удаётся игнорировать его часами, а потом вдруг он тебя одолевает. Он поднял левую руку, зажал пальцами ноздри и принялся дышать ртом.

Ладлем шёл дальше, направив луч фонаря на пол в нескольких футах перед собой. Когда он приблизился стартовой точке, то поднял фонарь и осмотрел туннель впереди.

Его сердце пропустило удар.

Путь ему преграждала тёмная фигура.

* * *

Операция Пола Ковальски длилась шесть часов. Доктор Джейкобс и его команда сшила сухожилися, срастила кровеносные сосуды и прочее. Но самое интересное открытие было сделано в самом начале, когда один из ассистентов Джейкобса готовил рану к операции.

Белый, рифлёный, плавно изгибающийся конус четырёх дюймов в длину торчал из бедра Ковальски.

Зуб.

* * *

— Какого чёрта вы здесь делаете? — спросил человек, преграждавший дорогу Ладлему. На нём был испачканная куртка Санитарного управления.

— Я доктор Дэвид Ладлем, — ответил Ладлем. — У меня есть разрешение.

Он залез в карман дождевика и вытащил письмо, которое всегда носил с собой.

Санитарный работник взял его и осветил своим фонарём.

— Гарбология, — фыркнув, прочитал он. — Никогда о таком не слышал.

— По ней читают курс в Колумбийском, — сказал Ладлем. Это была чистая правда, однако Ладлем гарбологом не был. Когда он впервые обратился в мэрию, он воспользовался фальшивой визиткой — поразительно, чего в наши дни можно достичь с помощью лазерного принтера.

— Ладно, будьте осторожны, — сказал санитарщик. — В канализации небезопасно. От парня, которого я знаю, аллигатор откусил огромный кусок.

— Ой, да ладно, — сказал Ладлем, оставаясь совершенно серьёзным. — Тут нет никаких гаторов.

* * *

— Спасибо, что согласились со мной встретиться, профессор Чонг, — сказал Джейкобс. Крошечный кабинет Чонга в Американском Музее Естественной Истории был до потолка забит бумагами, компьютерными распечатками и книгами в металлических держателях. За спиной Чонга с вешалки для пальто свисало чучело анаконды футов десяти длиной.

— Два дня назад я лечил человека, который сказал, что его укусил аллигатор, — начал Джейкобс.

— Он был где-то на юге? — спросил Чонг.

— Нет-нет. Он сказал, что это произошло здесь, в Нью-Йорке. Он работает в канализации и…

Чонг рассмеялся.

— И он сказал, что аллигатор укусил его там, в канализации.

Джейкобс почувствовал, как подпрыгнули его брови.

— Именно так.

Чонг покачал головой.

— Парень пытается сотворить ложный страховой случай, чем угодно клянусь. В канализации нет никаких аллигаторов.

— Я видел рану, — сказал Джейкобс. — Что-то выдрало из него приличный кусок.

— Этой чепухе об аллигаторах в канализации уже много лет, — сказал Чонг. — История такая: якобы мальчик привёз с каникул из Флориды маленького крокодильчика, но когда он ему надоел, то крокодильчика просто спустили в унитаз, и тварь стала жить в канализации.

— Ну, — сказал Джейкобс, — звучит правдоподобно.

— Это чушь, — сказал Чонг. — Нам в отдел герпетологии время от времени звонят насчёт этого мифа — но это именно миф и есть. Вы знаете, какая сегодня на улице температура?

— Чуть-чуть меньше нуля.

— Именно. О, я не сомневаюсь, что время от времени аллигаторов в самом деле смывают в унитаз — люди туда смывают много чего. Но даже если предположить, что аллигатор при этом выжил, то зимние температуры его гарантированно убьют. Аллигаторы холоднокровны, доктор Джейкобс.

Джейкобс залез в карман и вытащил из него зуб.

— Мы извлекли вот это из бедра пациента, — сказал он, кладя зуб на захламленный стол Чонга.

Чонг взял его в руки.

— Вы серьёзно?

— Да.

Герпетолог покачал головой.

— Ну, это не гаторский зуб — корень совершенно не похож. Но рептилии действительно теряют зубы в течение жизни — и для них вполне естественно потерять парочку во время обеда. — Он осторожно провёл большим пальцем по краю зуба. — Край зазубренный, — сказал он. — Удивительно. Никогда не видел ничего похожего.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.