Личный лекарь Грозного. Прыжок в прошлое

Сапаров Александр Юрьевич

Серия: Царев врач [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Личный лекарь Грозного. Прыжок в прошлое (Сапаров Александр)

В палатах московской купеческой английской кампании вечером было немноголюдно. За круглым столом сидели несколько руководителей и, только что приехавший эмиссар королевы Томас Мильтон сразу приступил к делу:

— Господа ваши сообщения о последних событиях в Московии заставили королеву срочно послать меня для уточнения положения дел, и как эти события могут отразиться на нашей торговле.

А сейчас я внимательно выслушаю ваши мнения.

Один из купцов, Годфри Уильямс начал:

— Сэр Томас, хочу отметить, что в течение этих двух лет, буквально на глазах, изменилась обстановка во дворе у царя. Как вы уже знаете, вестфалец Бомелиус, который являлся личным врачом Иоанна Васильевича был зверски замучен и зажарен на сковородке. Мы скорбим по поводу его утраты. Тем не менее, мы ожидали, что, несмотря, на подозрения царя, он все же вновь затребует врача из Англии, однако этого не случилось. Совершенно неожиданно для нас и наших агентов он взял врачом, одного молодого родовитого боярина. С этим боярином связана интересная история. Якобы в детстве он был похищен и воспитывался глуши, у какой-то бабки знахарки, где приобрел невиданные доселе медицинские познания.

И вот этот молодчик становится врачом монарха. А мы лишились такого рычага влияния. Но, кроме того, этот малый оказался талантливым производственником. И сейчас вы можете видеть у нас на столе плоды его трудов, и купец указал эмиссару на кипящий на столе пузатый самовар. Но самое главное он смог осуществить производство прозрачного стекла невиданной красоты, не хуже изделий из горного хрусталя. Я слышал, что так это стекло теперь и называют. Царь поспешил всю продукцию этой мануфактуры взять под себя. И теперь собирается продавать нам, даже страшно представить по каким ценам. Но если не возьмем мы, возьмут голландцы или датчане. Этот молодой человек сейчас уже член парламента и глава медицинского министерства, вы можете представить себе такую карьеру.

Притом наши доктора, которые сдавали ему экзамен…

Сэр Томас изумленно выпучил глаза.

— Да, да не удивляйтесь именно экзамен, так вот они все отмечают необычайную эрудированность молодого человека в вопросах медицины, и по его иногда вырывающимся насмешливым замечаниям было ясно, что многие медицинские загадки для него ясны, как божий день.

Злые языки говорят, что он выпытал тайну стекла у венецианца с острова Мурано, а потом убил его, но мы не нашли ни одного подтверждения этому факту. И где он получил столь хорошее медицинское образование абсолютно непонятно. Сейчас мы в некотором затруднении, царь последнее время почти не принимает наши визиты, и чем-то недоволен, мы не исключаем влияние на него со стороны этого дворянина с варварской фамилией Щепотнев.

— Господа, — взял слово сэр Томас, — совершенно ясно, что мы имеем дело с диверсией конкурентов, кто подсунул этого человека царю надо непременно выяснить. Потом, все имеет свою цену и его надо купить. Ну а уж если мы его не сможем купить, то, как известно, нет человека, нет и проблемы.

Я сидел в своем приказе и занимался составлением планов обучения, своих будущих учеников, когда ко мне постучался охранник и извиняющимся тоном сказал:

— Туточки немец аглицкий до вас Сергий Аникитович, дык, как? Можно его пустить?

— Ну давай пусть идет, не держать же под дверями.

Открылась дверь, и в нее вошел молодой мужчина в типичном средневековом европейском костюме. Я до того привык за эти годы к нашей одежде, что этот англичанин показался мне просто ряженым.

Он низко поклонился мне и махнул шляпой, что мне совсем не понравилось.

— Ишь размахался, вшей говнюк раскидывает, — подумал я.

Я встал, приветствовал гостя, и предложил присесть и рассказать, что привело его ко мне.

Тот с любопытством оглядывая обстановку, начал свои объяснения. Я между тем с интересом смотрел, как по его брови ползла здоровенная лобковая вошь. Мой собеседник, не глядя, поймал ее ногтями правой руки и с громким треском раздавил, от чего меня аж передернуло.

Он сообщил, что его зовут Джером Горсей, он является младшим компаньоном английской купеческой компании и что, он уполномочен от имени руководства компании провести переговоры со мной.

— Мистер Горсей, вы понимаете, что я как верный слуга своего государя буду вынужден поставить его в известность об этом визите?

— Конечно, конечно, я все понимаю, Сергий Аникитович, но ведь тема нашего разговора никоим образом не будет касаться, безопасности вашего суверена.

Уважаемый боярин, я вам прямо скажу, мы в кампании озадачены появлением в окружении Иоанна Васильевича, столь образованного молодого человека. Не скрою, нам бы очень хотелось знать, где вы получили столь исчерпывающие знания по стольким наукам, в частности медицинским. Ваша откровенность не останется не вознагражденной. Скажите мне, во сколько вы ее оцениваете. И вообще такому талантливому человеку не место в этой ужасной стране. Мне, почему то кажется, что образованный человек должен тяготиться пребыванием среди дикарей?

— Мистер Горсей, скажите, а вы мне не боитесь говорить такие слова. Вы считаете, что живете среди дикарей. Только вот эти дикари каждую неделю ходят в баню и стирают свою одежду, а вы таскаете на себе, тучу вшей, нисколько этого не стесняетесь и воняете хуже навозной кучи.

Англичанин, не ожидавший таких слов, растерялся:

— Но мистер Щепотнев, наличие вшей — это же нормальное явление.

— Нет, мистер Горсей, это нормальное явление для дикарей, к которым вы относитесь, а для цивилизованных людей, если вы знаете, что значит это слово норма- отсутствие на теле, и в волосах всей этой гадости.

— Я вижу, что разговора у нас не получается, — вздохнул мой собеседник, — очень жаль, но если вы передумаете, то вам не будет поздно навестить наш офис здесь в Москве, вас там буду ждать.

— Нет, почему же, у нас вполне может получиться разговор, если вы без всяких намеков, конкретно изложите по пунктам, что бы ваша компания хотела получить именно от меня. Ну а я, в свою очередь, изучив ваш список, смогу вам также конкретно изложить свою точку зрения на эти вопросы, и по всем тем просьбам, которые я смогу удовлетворить вы получите детальные подсчеты, сколько чего, в какие сроки и главное, сколько это будет стоить. И не стройте иллюзий, Иоанн Васильевич будет все знать о наших договоренностях.

Кроме того, дорогой Джером, не обижайтесь на мои слова о дикарях, но для большинства нашего населения вы такими являетесь. У нас принято еженедельное мытье тела. Я знаю про ваши обычаи, ходить всю жизнь грязным и ловить на себе насекомых. Но сейчас вы находитесь в нашей стране, и я вам советую, хотя бы пока вы здесь, мойтесь хоть изредка. Наши носы не привычны к такой вони от людей.

Распрощавшись с растерянным англичанином, я переоделся и поднялся в Думу, где сегодня, вновь продолжились споры о строительстве порта у Михайло- Архангельского монастыря.

Когда я зашел туда, в нетопленной летом палате, уже было жарко от спорщиков. Андрей Щелкалин кинул на меня неприязненный взгляд и громко сказал:

— А вот и Сергий Аникитович пожаловал, не расскажешь, ли нам чего это к тебе аглицкие купцы зачастили. Я так понимаю, что сейчас тоже будешь за порт ратовать.

— Андрей Яковлевич, скажи мне, каким волшебством ты раньше всех все узнаешь, не успел от меня Горсей выйти, а ты уже все знаешь, может, ты сам расскажешь, о чем мы речь вели?

— А чего тут думать, уговаривал он тебя их сторону принять.

— Так вроде бы совсем недавно и ты Андрей Яковлевич, мне говорил, что надобно порт там строить, а теперь вроде от своих слов отказываешься. Щелкалин поперхнулся и закашлял, закрыв рот рукой.

Царь, сидящий на троне засмеялся:

— Что, Андрей Яковлевич уел тебя Щепотнев, не будешь лишнего говорить. А ты Сергий Аникитович расскажи, что за разговор у тебя с купцом был?

Иоанн Васильевич, может, разрешишь мне лично с тобой это дело обговорить, а уж потом решишь, надо ли всем о том рассказывать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.