Кто убил доктора секса? (Стриптизерка)

Браун Картер

Серия: Рик Холман [10]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кто убил доктора секса? (Стриптизерка) (Браун Картер)

1

— Это ужасно трудно объяснить, Рик! — Она нервно засмеялась. — Кажется, именно сегодня меня больше всего пугает моя сексуальная жизнь. Точнее, те грехи и страшные тайны, которые она в себе содержит! Они все вернулись и обрушились на меня. Да-да, то грехи, в которых я уже покаялась и думала, что расплатилась за них сполна!

Она стояла у окна, рассеянно теребя золотистую пряжку длинного, сильно декольтированного платья, плотно облегающего ее стройную фигуру. Высокая и тоненькая, как мальчишка. Не верилось, что столь воздушное создание имеет вообще какую-либо сексуальную жизнь, не говоря ужо о грехах к страшных тайнах! Однако я понимал, что если она не очень притягательна для меня, то наверняка желанна для многих других.

— Какие грехи? — спросил я непроизвольно.

Она пригладила свои черные, как ночь, волосы, которые и так ниспадали ровненько, волосок к волоску, и грациозно повернула голову на изящной длинной шее.

— Видишь ли… Он — врач. Не из тех, что просто вешают табличку на двери и ставят диванчик в гостиной, называя себя врачом. У него действительно был диплом.

— Короче, это твой друг?

— И один из лучших! Если бы не он… — Она закусила губу. — Мне ничто бы не помогло. Ну да ладно. Дело прошлое — что было, то было. Понимаешь меня, Рик?

— У меня богатое воображение, — заверил я. — Значит, ты рассказала ему все? И что дальше?

Она беспомощно пожала плечами.

— Он мертв!

— Потрясающе! А главное — лаконично.

— Это был несчастный случай. И, пожалуйста, не смейся. Мне не хватало только юмора Рика Хольмана. Я не за это плачу деньги!

— Когда и где? — спросил я.

— Две недели назад. — Она скривила губы в усмешке. — Он был один из тех типов, которым необходимо убеждаться хотя бы раз в неделю в своем мужестве, выезжая куда-нибудь в лес и убивая там беззащитных животных.

— Не будем дискутировать на вечные темы, — перебил я. — Как это случилось?

— Одному из охотников показалось, что в траве ползет какой-то зверь. — Она вздохнула. — Охотник выстрелил… Но это оказался не зверь, а бедный доктор Секс.

У меня глаза полезли на лоб.

— Доктор Секс?

— Так его все звали. Его настоящее имя Рейнер. Доктор Херман Рейнер. Между прочим, он родился в Вене.

— Они все так говорят, — заметил я.

— У него было много клиентов, — сердито проговорила она и добавила уже спокойней: — Много, не значит — весь мир.

Это сразу сужало круг подозреваемых.

— Но «звездочки» к ному залетали? — предположил я.

— Особенно в этом году, — кивнула Барбара, имея в виду прежде всего себя.

— Каким же образом произошло нарушение профессиональной этики? Когда ты это обнаружила?

— Сегодня утром. В почтовом ящике.

Ока подошла к магнитофону, негодующе указала на него пальцем, словно на врага, и нажала кнопку.

— Здесь! Слушай.

Сначала было тихое шипение, а потом раздался громкий мужской голос.

— Не стоит так волноваться, мисс Дюн, из-за того, что случилось, — говорил мужчина. — Многие через это проходят. Вы не первая лесбиянка, которую я встречаю у себя в кабинете.

— Но я не могу избавиться от смущения, доктор, — послышался голос Барбары Дюн. — Хм. Я. конечно, имела в виду другое смущение… Поймите меня… Так неловко рассказывать это все мужчине…

— Вы не должны думать обо мне как о мужчине. Я только доктор, ваш врач, остальное пусть вас не беспокоит. Ну, как же это случилось? Сколько вам было тогда лет?

— Двадцать. — Голосок Барбары слегка дрожал. — Мы с друзьями поехали летом в Коннектикут. С нами была девушка. Блондинка, на два года моложе меня. С потрясающей фигурой. Очень сексуальная. Невысокая, но с пышной грудью и полными бедрами. Должно быть, эта противоположность с моими данными меня так возбудила. Я влюбилась в нее с первой минуты. Мы жили в одной комнате. И однажды ночью…

Сердитый пальчик нажал на кнопку магнитофона.

— Думаю, достаточно, — произнесла Барбара напряженно. — Там есть продолжение, но тебе ни к чему все это слушать, если я не ошибаюсь.

— Совершенно верно, — признался я честно.

— Я и не подозревала, что этот чертов доктор Секс записывает все наши беседы. — Ее глаза гневно блеснули. — Как бы там ни было, уже слишком поздно.

— Значит, после его смерти кто-то завладел кассетами с целью шантажа, — уточнил я. — Сколько просят?

— Не знаю.

— Что? — удивился я. — Может, ты не до конца прослушала пленку? Там должна быть названа сумма…

— Ничего…

— А записка?

— Никакой записки. — Она мотнула головой. — Просто кассета с моим именем и адресом.

— Значит, ты не имеешь понятия, зачем ее вообще прислали — пока, — сказал я. — А эти проходимцы, наверное, разбираются немного в психологии, решив тебя помучить. Потирают руки и ждут, когда ты пойдешь в полицию…

— С ума сошел! — воскликнула Барбара. — И ты можешь представить меня сидящей в полицейском участке и слушающей вместе с толстым сержантом эти истории?

— Хорошо, — безрадостно отступил я. — Обойдемся без полиции, если ты так решила. Что еще? Согласна договориться с шантажистами?

— Не будь идиотом, Хольман. Ты же знаешь, что они никогда не отцепятся. Высосут из меня все до последнего доллара. Они не дают гарантий.

— Не дают, — поддакнул я.

— Я позвонила тебе, потому что ты знаешь Голливуд как свои пять пальцев. Только ты можешь мне помочь. Сделай так, чтобы никто ко мне не цеплялся. Никогда!

— Это легче сказать, чем сделать, — вздохнул я. — Поймать, отобрать, убить. Так?

— Не обязательно убивать. Есть, наверное, дюжина способов заставить подонков замолчать навеки.

— Каждый из них стоит денег, — с готовностью согласился я.

— Разумеется, — спокойно отреагировала она, потому что о деньгах могла говорить так же легко, как я о семечках. — Назови свою цену, Рик. Проси, сколько хочешь. Мне все равно, лишь бы был результат! И побыстрее! Я чувствую себя так, будто сижу на мине, которая вот-вот взорвется.

— О'кей. Я могу попытаться, как говорит настоящий джентльмен настоящей девственнице, потерявшей ключ от пояса целомудрия. Где принимал своих клиентов этот «бедный доктор Секс»?

— С остальными вопросами обращайся к моей секретарше, а я спешу в студию на съемку нового фильма. Господи! Я еще но одета! Ее зовут Марси Робинс. Робинс. Она сейчас в кабинете, это за холмом и налево. Надеюсь, хоть ее-то ты найдешь!

— Надеюсь…

— И конечно, вы дадите мне знать, если у вас будут какие-либо успехи?

— Конечно. — Я показал ей как минимум тридцать моих зубов. — Пошлю кассету с именем и адресом.

— Не смешно, — ответила она и оглядела меня с головы до ног. — Я тебе совсем не нравлюсь?

— Ни капельки.

— У меня такие же чувства по отношению к… — Она пожевала нижнюю губу с таким видом, будто надкусила устрицу, ожидая найти там жемчужину, но не обнаружила ничего, кроме солоновато-горького сочного мясца. — В любом случае, это не помешает нашей дружной совместной работе. Я всегда считала, что излишняя эмоциональность во взаимоотношениях с партнерами только вредит делу.

— Звучит интригующе, — заметил я. — Ты это о своей секретарше? Она тебя тоже ненавидит?

Холодное пламя снова полыхнуло в ее глазах.

— Я не знаю. Может, ты спросишь ее об этом?

Она чуть не галопом выбежала из комнаты, и мне ничего не оставалось делать, как попытаться найти кабинет.

Первая дверь налево была закрыта. Я постучал и застыл в вежливом ожидании. Примерно через пять секунд женский голос пригласил меня войти.

Кабинет был маленький, но приятный, с широким окном во всю стону. За окном виднелась терраса, которая огибала дом и придавала ему особую прелесть. Одну стену занимали полки с книгами, а у другой стоял небольшой столик. За ним сидела блондинка и рассматривала меня через очки, как таблицу с буквами, пытаясь прочитать от верхней строчки до самой нижней.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.