Командарм Уборевич. Воспоминания друзей и соратников.

Коллектив авторов

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Командарм Уборевич. Воспоминания друзей и соратников. (Коллектив авторов)

КОМАНДАРМ УБОРЕВИЧ. Воспоминания друзей и соратников.

Военное издательство министерства обороны СССР Москва. 1964

«Жертвами репрессий стали такие видные военачальники, как Тухачевский, Якир, Уборевич, Корк, Егоров, Эйдеман и другие. Это были заслуженные люди нашей армии, особенно Тухачевский, Якир и Уборевич, они были видными полководцами».

«Товарищи предлагают увековечить память видных деятелей партии и государства, которые стали жертвами необоснованных репрессий в период культа личности. Мы считаем это предложение правильным».

Н. С. ХРУЩЕВ Из заключительного слова на ХХ съезде КПСС 27 октября 1961 года

Орел и Кромы, Харьков и Одесса, Екатеринадар и Новороссийск, Каховка и Проскуров, Спасск и Владивосток - таковы лишь некоторые этапы победного пути, пройденного в 1919-1922 годах советскими войсками во главе с командармом Уборевичем. С его именем связан разгром англо-американских и иных интервентов на Севере, деникинских дивизий у самого центра России и на Юге, врангелевских войск в Северной Таврии и Донбассе, петлюровских и махновских банд на Украине, антоновщины в тамбовских лесах, банд Булак-Балаховича в Белоруссии, охвостья белогвардейщины на Дальнем Востоке.

В книге собраны воспоминания людей, прошедших вместе с Уборевичем по славным дорогам побед, и тех, кто под его руководством готовил войска Севера-Кавказского, Московского и Белорусского военных округов к грядущим испытаниям в борьбе за честь и независимость нашей социалистической Родины. В воспоминаниях прослеживается весь жизненный путь полководца-коммуниста - от ранних лет до трагической гибели на сорок первом году жизни.

Сборник подготовлен с участием Военно-научного общества при Центральном музее Советской Армии. Рассчитан на широкий круг читателей.

Составители: П.Н. АЛЕКСАНДРОВ, А.Т. ЯКИМОВ, В.И. УБОРЕВИЧ-ВОРОВСКАЯ, М.С. АНГАРСКИИ.

Литературная подготовка текста В.И. САВОСТЬЯНОВА.

О. П. Уборявичюте-Масенене. РАННИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ.

/Записал научный сотрудник Института истории партии при ЦК КП Литвы М. Тамошюнас. Перевод с Литовского/

Я родилась в августе или сентябре 1895 года в деревне Антандрия, Дусятской волости, Утянского уезда (в настоящее время - колхоз «Венибе», Бикунской апилинки, Утянского района, Литовской ССР).

О детских годах моего брата Иеронима Уборевича (Уборявичюса) /По-литовски фамилия Уборевич произносится Уборявичюс. Та же фамилия, принадлежащая незамужней женщине, звучит как Уборявичюте, а замужней - Уборявичене. Все имена и фамилии в переводе даны в их литовской транскрипции, исключение составляют лишь имя и фамилия самого И.П. Уборевича./ кое-что еще помню, но с тех пор прошло уже столько времени, что многое изгладилось из памяти. В нашей семье было одиннадцать детей - четыре девочки и семь мальчиков, но в живых остались только я с сестрой и трое братьев, остальные умерли еще в детстве - одни от болезней, других погубили нужда и бедность, царившие у нас в доме. У родителей земля была истощенной, и им трудно было содержать многочисленную семью, тем более что Иеронима решили послать в школу.

Иерониму было, наверно, не более девяти лет, когда его отвели в первое отделение начальной школы в местечко Даугайляй. Учение давалось ему легко. Не прошло и года, как он поехал в Даугайляй, а учитель, как мне помнится со слов домашних, сказал, что Иерониму в первом классе нечего делать.

В следующем году Иероним окончил второй класс дусятской начальной школы и, проучившись лето у Пранаса Валюкенаса из деревни Миколаюнай, ученика старших классов двинской гимназии, осенью сам уехал в Двинск (ныне Даугавпилс) и, успешно выдержав испытания, поступил в третий класс реального училища. В училище он переходил из класса в класс первым учеником. За хорошую учебу получил золотую медаль.

Летом Иероним всегда приезжал на каникулы в родную деревню. Мы к этому времени жили уже на хуторе на северо-восточной окраине деревни Антандрия, на заросшем ольхой и орешником участке земли. Примерно в 1908- 1909 годах, когда крестьяне нашей деревни выделялись на отруба, нам досталась самая плохая земля. Все хозяйство велось моим братом Балисом, и хотя площадь земли увеличилась, нам от этого легче не стало, так как прежде всего надо было на всей земле корчевать кустарник.

Иероним и на каникулах не расставался с книгой. Он очень любил читать и почти все свое время отдавал чтению. Читал не только русские, но и немецкие книги. К тому времени он уже неплохо владел немецким языком. Брат Балис, бывало, упрекал его даже: «Приехал отдохнуть, а от книги не отрываешься».

Иероним дома жаловался иногда, что среди всех учеников он выделяется своей плохой одеждой, но брату нечем было помочь ему. Иногда Балис даже горевал: купим Иерониму книги, а самим нечего будет есть, не во что одеться. Иероним понимал, в каком тяжелом положении находится семья, и всячески старался хоть немного заработать уроками. Во время каникул, не помню в каком году, он давал Пранасу Чяпенасу из деревни Велайкяй уроки. Давал он уроки и в Двинске.

Балис примерно раз в две недели возил Иерониму продукты - хлеб и мясо.

Летом 1915 года, перед самым приходом немцев в наш край, Иероним приехал домой и через несколько дней уехал. После этого он еще раз приезжал на очень короткое время, кажется, в 1917 году, когда кайзеровская оккупация уже подходила к концу. Он был в военной форме. Рассказывал, что был на фронте, приходилось летать на аэроплане. Остаться дома он не захотел. «Здесь жить не буду, поеду в Россию», - отвечал Иероним на вопросы домашних и вскоре после этого, скрываясь от немцев, уехал. Немцы разыскивали Иеронима, говорили, что он, вероятно, прячется где-нибудь в кустах. С этого времени мне больше не пришлось видеть Иеронима.

Потом я узнала, что он перебрался в расположенную поблизости деревню Забичюнай (теперь колхоз «Яунойи гвардия», Зарасайского района) к своей сестре Ангеле. Здесь он скрывался некоторое время, но потом попросил мужа сестры Антанаса Букяльскиса отвезти его в Рокишкис, бывший в то время центром так называемого «крейза», чтобы там зарегистрироваться в комендатуре. Букяльскис поехал с Иеронимом в Рокишкис. По приезде туда Иероним сказал, что пойдет в комендатуру, и они расстались. Букяльскис остался ждать. Иероним вернулся лишь к вечеру и сказал, что все регистрирующиеся должны пройти через карантин и лишь после этого отпускаются по домам. Рассказав это, Иероним опять пошел как будто в комендатуру, но больше не вернулся. На следующий день Букяльскис, не дождавшись Иеронима, сам зашел в военную комендатуру и, найдя там многих пришедших регистрироваться, стал расспрашивать их, не видели ли они Иеронима Уборевича. Никто, однако, о нем ничего не знал и его не видел. Домой Антанас вернулся один.

Когда Иероним жил в Советском Союзе и занимал там в армии какой-то высокий пост, мы получали от него письма. Присылал иногда и фотографии, на одной из них была надпись: «Дорогой маме от сына». Брату Балису прислал из Советского Союза и деньги.

В 1935 году Балис ездил в Минск к Иерониму и там пробыл около полугода. В том же году, когда тяжело заболела мать, в деревню Антандрию приезжала жена Иеронима, так как сам он не мог приехать.

Кажется, в 1936 году Иероним Уборевич вместе с другими советскими генералами проезжал через Каунас. Он хотел встретиться с братом и другими родственниками, но буржуазные власти не разрешили.

Когда в 1937 году к нам пришли вести о том, что Иероним Уборевич в Советском Союзе расстрелян; на его родину, в деревню Антандрию, приезжали журналисты, один, помню, приезжал из Италии, расспрашивал о его происхождении.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.