Конан и Властелин Огня

Матвеев Алексей Валерьевич

Серия: Конан из Киммерии [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Конан и Властелин Огня (Матвеев Алексей)

Пролог

…И собрался Великий Совет.

Продолговатый стол из грубо отёсанных дубовых брусьев, покрытый алым полотном со свисающей до пола длинной золотистой бахромой, стоял посреди открытой террасы. Облачное с радужными переливами и яркими разводами кроваво-красное небо мира, затерявшегося в межъизмерениях, с немым сожалением взирало на древние руины некогда великолепного собора с галереями, оранжереями и внутренними дворами, почившего в лету многие тысячелетия назад. Разрушенное строение, противореча всем ныне известным законам мироздания, раскинулось на островках суши, парящих в бездонной пустоте. Казалось, существовавший некогда огромный материк, однажды треснул и раскололся, обратившись в невзрачные клочки земли, на которых чудом уцелели фрагменты старинных построек. На разной высоте парящие в безоблачном небе острова, соединялись меж собой лестницами из потрескавшихся каменных плит, плавно покачивающихся в пустоте, словно лодки на волнах. Безветрие и мертвенная тишина, нарушаемая лишь возгласами участников собрания, дополняли картину вселенского хаоса и придавали пейзажу особую пикантность. Осыпавшиеся стены, разбитые колонны, потрескавшиеся плиты и голые каркасы лишенных кровель и опор строений — вот всё, что оставило нещадное течение времени некогда величественному миру, в одночасье уничтоженному безумными магами, из недр самой преисподней выпустившими на волю дремавшее веками зло, c которым не в силах оказались совладать.

Истинные имена участников, собравшихся на совет, мало кому известны, ибо времени утекло с того памятного дня премного, да и сущности носившие эти имена были в большинстве своём многолики и многослойны.

Из восседающих за «Большим столом» членов совета, одни выглядели угрюмыми, другие бесстрастными созерцателями бытия лишь в себе самих, а третьи были злы и коварны, обуреваемые недоверием и нечестивыми помыслами. Однако события, собравшие их всех, принуждали забыть о мелких распрях и сплотить волю воедино, чего не случалось уже очень давно.

Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что собравшиеся за столом пребывают в полном молчании и как будто даже не шевелятся, но в тот день велось меж ними бурное обсуждение и бушевали страсти.

— Есть повод усомниться в том, кого избрал ты, да и под силу ли такое смертному? — наконец, перейдя к сути дела, задал вопрос высокий жилистый воин в остроконечном шлеме, его смуглое обветренное лицо выдавало в нём уроженца крайнего севера.

Его морщинистое лицо, за исключением щек сплошь покрывала густая щетина, как то было принято в обычаях народов севера, а остроконечный подбородок венчала аккуратная ухоженная бородка. Воин облачился в тяжелую стальную кольчугу, а на его поясе красовались бронзовые ножны с прямым двуручным мечом западного образца.

— Он великий воин. Доблесть и честь его добродетель. — твёрдо возразил ему суровый воитель, который сидел в дальнем углу дубового стола, покрытого алой скатертью с бахромой, идеально гармонировавшей с цветом нескончаемого неба, нависшего над головами участников совета.

Взгляд его очей был строг и холоден, в них читалась уверенность и самообладание. Воин был в летах, седобородый угрюмый, но было бы ошибкой признать в старике слабость, ибо его стальные мышцы всё ещё хранили исполинскую силу, а широкие плечи и могучая стать её лишь подчёркивали. Как и собеседник, воин был уроженцем севера. Одет он был просто: в волчьи шкуры — национальную одежду северных горцев, а из доспехов имел только широкие металлические браслеты, защищавшие руки. За его спиной в деревянных ножнах изнутри отделанных овечьим мехом крепился широкий двуручный меч работы закатного кузнеца.

— Он авантюрист, пьяница и дебошир! — усмехнулся жилистый северянин, теребя редкую бородку.

Горец говорил бесстрастно и уверенно, его холодный взгляд не выказывал ни чувств ни эмоций, но по тону и недружелюбным взглядам собрата с севера, можно было судить об их взаимной закоренелой вражде, вызванной спором давно минувших дней и до сих пор неразрешенным.

— Довольно! — прервал разгоравшийся спор строгий голос, какой мог принадлежать только властному и мудрому человеку. — Близится час великой беды! Здесь больше нет места для споров и пререканий и нет причин для былых распрей. Может статься так, что причин уже вообще ни для чего не будет. Механизм разрушения уже запущен.

Говоривший восседал во главе стола и не вызывало сомнений, что среди остальных участников собрания он пользовался неоспоримым авторитетом. Взгляд его светлых очей был ровным и спокойным. Облачен он был в белые одежды жреца Света, а голову его венчал обруч из сверкающего металла цвета солнца. Оружия при нём не было.

— Причины. Что есть причины без последствий? Когда не было причин для беспокойства, никто не думал и о последствиях. Время упущено и теперь ничего не остаётся, как бросить игральные кости и наблюдать за тем, как они лягут. — возразил ему тонкий шипящий голосок, обладатель которого сидел в другом конца стола, напротив; в его тоне явственно ощущалась властность, отнюдь не меньшая, нежели у главы стола, его взор был мудр и уравновешен, однако его чёрные обсидиановые глаза источали затаённое в глубинах души древнейшее зло. — А что до распрей…и правда, не теперь.

— Здесь я согласен, пора прекращать бессмысленные толки. — поддержал говорившего жилистый северянин вновь исподлобья взглянув на старика; он и не пытался скрыть своего недружелюбного отношения к седому воину, испокон веков соперничая с ним во всём. — Бросим жребий. Пусть избранником окажется достойнейший! Слишком многое поставлено на кон.

— Грядёт время великих перемен! — твердо заявил жрец Света, сидящий во главе стола. — Решение мы должны принять немедленно. Предначертанное будет исполнено. Таков порядок мироздания.

— Спасать мир будут смертные? — хмыкнул обладатель шипящего голоса.

— Да. — кивнул жрец Света.

— Немыслимо. И тем не менее, глупо поручать воину то, что должен сделать маг, который обладает куда большими знаниями необходимыми для выполнения этой миссии. — вновь не согласился с выводами главы жилистый воин, и выразительно посмотрев на обладателя шипящего голоса, продолжил:

— Смертный, о котором идёт речь, ни на что не способен. Он попросту не готов.

— Пусть мой верный слуга исполнит пророчество. — вновь раздалось шипение. — Я уверен: это самый разумный выбор.

— Не думаю, что такое решение будет мудрым. — словно в протест раздался мягкий голосок прелестной женщины, тоже участницы обсуждения, которая заговорила, устремив взгляд на обладателя шипящего голоса. — Твой слуга слишком честолюбив и корыстен, его тщеславие и безмерное стремление к власти может лишь навредить начатому нами делу, а этого, да будет Совету известно, никак нельзя допустить. Но тот, другой — он открыт и честен, в нём довольно мужества, выдержки и упорства, он ловок, силён, а главное — удачлив.

— Что ты понимаешь, женщина? — скривился жилистый северянин. — Удача — не главное.

— Провал подобен смерти! Другого шанса не будет! — вставил воин в отливающих серебром доспехах, совсем ещё юноша с правильными и красивыми чертами молодого лица, но будучи уже титанически сложенным не смотря на свои столь юные годы, который всё это время молчал, лишь наблюдая за старшими собеседниками.

— Но он, — не желал уступать жилистый воин, то и дело поочередно переводя преисполненные негодованием взгляды с юноши на седобородого великана, — неосторожен, молод, горяч. Он часто руководствуется не разумом, а чувствами и инстинктами! Не будет ли раковой ошибкой доверить ему судьбу мира?!

— Я предлагаю помочь ему в его поисках. — вновь заговорил молодой воин.

— Как именно? Приставить к нему соглядатая? — нахмурился обладатель свистящего голоска.

— Почему бы и нет?! — воскликнул молодой воин в горячности. — И не только соглядатая, но и напутствующего, того, кто смог бы в спорный момент разрешить его сомнения и направить по пути истинны, а ежели возникнет такая необходимость, так и вовсе остановить и уберечь от опрометчивых шагов.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.