С любовью, Лукас

Седжвик Шантель

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
С любовью, Лукас (Седжвик Шантель)

Глава 1

Говорят, что похороны помогают с процессом скорби, но, думаю, что те, кто так говорит, — лжецы. Если уж на то пошло, они погружают тебя еще в более глубокую депрессию, чем та, в которой ты уже находишься.

Я пристально смотрю на гроб моего брата, пока мы собираемся у могилы. Землю вокруг нас покрывает несколько дюймов снега, и я дрожу от холодного ветра, покусывающего меня за кожу. Папа сморкается, и я поднимаю голову и вижу, как мама плачет на его плече, облаченном в пальто. Не знаю, откуда у нее еще берутся слезы.

Я знаю, что должна что-то чувствовать. Что угодно. Облегчение оттого, что Лукас больше не испытывает боли. Злость оттого, что он так рано покинул нас. Грусть оттого, что больше не услышу его смех и не увижу улыбку на его лице.

Вместо этого я чувствую только пустоту в груди. Он забрал с собой часть меня. Я уже могу ощущать ту дыру, которую он оставил после себя, которая ждет, чтобы ее чем-то наполнили. Но я знаю, что никто никогда не сможет занять место моего лучшего друга.

Мама хватает меня за руку и сжимает ее. Достает платочек, который я не беру. Я не плакала с той ночи в больнице. Той ночи, когда он нас покинул. Я знаю, что во мне накопилось огромное количество эмоций, которые ждут шанса вырваться наружу, но, по какой-то причине, не могу, нет, не позволю им это сделать. Что-то со мной не так.

Папа приобнимает меня за талию, но я не двигаюсь. Мои руки болтаются по бокам как гири. Безжизненные. Как Лукас.

Мама что-то говорит мне и вкладывает в мою руку розу с длинным стеблем, на которую я смотрю и ничего не говорю. Всегда ненавидела цветы на похоронах. Полагается, что благодаря им чувствуешь себя счастливым. Но никак не в депрессии.

Люди вокруг меня по очереди подходят к гробу и кладут сверху розы. Пока наблюдаю за ними, мои кулаки сжимаются, и я сминаю хрупкие лепестки своего цветка в ладони. Изувеченная роза выскальзывает из моих пальцев и падает на землю.

Не могу с этим справиться. Все такие грустные. Красные лица, опухшие глаза. Кажется, что мир замедлился, когда папа кладет свою розу на гроб. Мама делает то же самое. У меня перехватывает дыхание, когда замечаю, что все пристально смотрят на меня, ждут, что я что-нибудь сделаю. Что угодно.

Папа подталкивает меня вперед, но мои ноги отказываются двигаться. Он держит руку на моей спине, и я делаю глубокий вдох, прежде чем смотрю на него. В его глазах появляется грусть, когда он замечает обломки розы у моих ног. Он ничего об этом не говорит, просто хватает меня за руку и встречается со мной взглядом. Но его глаза, заполненные слезами, — большее, чем я могу перенести. Я должна выбраться отсюда. Отступаю от него, смотрю в последний раз на гроб и поворачиваюсь.

— Окли? Куда ты? — спрашивает папа.

Я не отвечаю, просто прохожу мимо него и двигаюсь сквозь толпу, в то время как мое сердце колотится в груди.

Мама зовет меня по имени. Папа тоже. Но я продолжаю идти и не оглядываюсь.

Глава 2

Родители снова ссорятся. Мама ушла с работы в банке. Это не пришлось по вкусу папе, который с головой погрузился в свою работу. Я знаю, что они оба по-своему скорбят, но им стоит поговорить друг с другом, а не спорить. Спор никуда не приведет.

Какое-то мгновение слушаю их повышенные голоса и одеваю наушники, когда мама начинает плакать. Не могу снова всю ночь слушать ее рыдания, поэтому включаю iPod, и музыка взрывается в моих ушах. Что может быть лучше большого количества гитар и криков, чтобы заглушить моих родителей и мои собственные мысли? Если я не могу их слышать, значит, их нет.

Лежу на кровати и смотрю на сверкающие в темноте звезды, которые освещают потолок. Лукас купил их мне в прошлом году на мой шестнадцатый день рождения. Он даже создал из них свое собственное созвездие и назвал его Великий Лука. Глупо, но смешно. Из-за этого я скучаю по нему еще больше.

Включается свет, и я поворачиваю голову и вижу маму, которая стоит в дверном проеме. Ставлю музыку на паузу и присаживаюсь.

— Извини, — говорит она. — Я стучала, но ты не ответила.

Я пожимаю плечами.

— Все в порядке. — Мой голос сиплый. Сложно было произнести эти три слова. Я не разговаривала целых три дня после похорон, и никто, в действительности, не разговаривал со мной.

Она мнется в дверном проеме, но наконец подходит и садится на край моей кровати.

— Окли, — начинает она. Глубоко вдыхает и протягивает руку, чтобы убрать за ухо прядь моих темных волос. Я отодвигаюсь от ее прикосновения. После всего времени и энергии, которые она тратила на моего брата последние несколько лет, для меня эти эмоции чужды. — Мы с папой поговорили. Я решила немного пожить у тети Джо. Мне нужно время... — Она сглатывает и моргает, чтобы сдержать влагу в глазах. — Мне нужно провести какое-то время не здесь.

— Хорошо... — говорю я. Великолепно. Она меня бросает. Сначала Лукас, теперь она. Я вдыхаю и выдыхаю. До сих пор ничего не чувствую. Только пустоту.

— Я хотела узнать...ну...— она приглаживает мои волосы, и я, хоть и решила противиться, позволяю ей. — Милая, я хочу, чтобы ты поехала со мной.

Мое сердцебиение ускоряется.

— Вы же не разводитесь, да? — Я молю, чтобы она сказала «нет». Не смогу справиться, если что-то еще пойдет не так. Не сейчас. Не тогда, когда мне нужна, по крайней мере, какая-то стабильность в моей жизни.

Она качает головой.

— Нет, у нас с твоим папой все в порядке. Мы просто...скорбим по-разному. — То, как она это произносит, подтверждает, что они не в порядке. Она неуверенно вдыхает. — В любом случае, просто подумай насчет того, чтобы поехать со мной, хорошо? Тебе не надо ходить в школу, так как ты окончила ее заблаговременно, и у тебя нет работы или чего-то еще. Думаю, тебе же будет лучше сбежать от всего.

Раздумываю над ее предложением. Даже несмотря на то, что буду скучать по папе, мне хотелось бы сбежать. Я могла бы оставить позади свою унылую жизнь и, возможно, немного излечиться, прежде чем решу, что делать дальше. Имею в виду колледж и все такое. Я уеду из дома и оставлю позади все воспоминания о Лукасе, своих прежних друзей и их шепотки. Будет хорошо сбежать от всего этого. От неловкой тишины, которая наступает, когда встречаешь знакомого. Знаю, что они сомневаются, что сказать; я имею в виду, что говорят тому, кто только что потерял своего брата? Даже если они и должны что-то говорить, то я не уверена, что хочу это слышать.

— Помни, что Джо сейчас живет в Калифорнии. Может, это даст положительный результат. ВХантингтон Бич у нее есть очень милый домик со свободными комнатами.

Я улыбаюсь через силу. Эта улыбка ощущается странно на моих губах, но это только начало. Если поеду с мамой, то снова смогу пользоваться фотоаппаратом. Мысль о фотографировании меня успокаивает. Немного. Я поворачиваюсь к ней и встречаюсь с ее взглядом.

— Хорошо, — шепчу я.

Она неловко обнимает меня. Я не уверена, что делать со своими собственными руками, поэтому поднимаю одну и нежно похлопываю маму по спине. Некоторое время между нами не существовало никакого физического контакта. Она не любит сюси-пуси. Мы достаточно хорошо ладим, но для нее обнять меня...уверена, что не так-то просто.

— У нас все будет хорошо, — произносит она. Звучит так, будто она пытается убедить больше себя, чем меня. Она отодвигается, похлопывает меня по ноге и встает. — Мы уезжаем завтра утром, поэтому тебе лучше начать собирать вещи. Я уже забронировала перелет.

Я хмурюсь. Это меня совсем не удивляет.

— Так...ты собиралась потащить меня туда, несмотря на то, хотела я ехать или нет?

Она пожимает плечами.

— Думаю, для тебя же будет лучше. Для нас.

Мне хочется сказать что-то еще, но не хватает сил, когда мысли о Лукасе вновь всплывают в моей голове. Вместо этого я сглатываю ком в горле, быстро киваю ей, и она уходит.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.