Кусты для Рояля

Башун Виталий Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кусты для Рояля (Башун Виталий)

Виталий Михайлович Башун Кусты для Рояля

Аннотация

Мартин Сьюард. Двадцать пятый (или шестой)сын монарха самой могущественной империи планеты, талантливейший ученик и баловень самых могущественных магов становится жертвой банальных межзвездных рабовладельцев, которые сдуру и по пьяни врезают ему в мозги… (знали бы сами чего), но и сам Мартин еще не знает чего. (Главы 1-17) Книга окончена.

Виталий БашунКусты для Рояля

Глава 1. 12 мая 1012 года от Раздела. (Где-то в Бартании ближе к границе с герцогством Лихмонте.)

Мартин.

— Тут я ему так врезал, что только пятки мелькнули над забором, а зубы ка-а-а-ак брызнут в разные стороны. Один даже меня оцарапал. Вот видите маленький шрамик на щеке? Во-во! Так это от одного из этих зубов. Значит, поворачиваюсь я к девушке и говорю: "Не боись, красотка! Больше этот хам тебя не побеспокоит!". А девица так мило краснеет, смотрит на меня влюбленными глазами и эдак прозрачно намекает: "Пойдем, эт самое, на сеновал — покажу какое тятенька сено в этом годе заготовил". А я что, дурак отказываться когда такая краля приглашает…ха-ха… на сено полюбоваться? Я и говорю: "Давай. Только ты первая. Дорогу покажешь.". А она опять краснеет, но по лесенке первая карабкаться стала, а я вслед, да наверх поглядываю. Братцы! Она ж без панталончиков совсем! Такие виды мне открылись, я вам скажу. М-м-м-м-м. Мне даже лезть за ней стало жуть, как неудобно. Против природы не попрешь, так я своим восставшим инструментом чуть все ступеньки не пересчитал. Как еще не посшибал их нафиг? Крепкая лестница оказалась. Иначе прыгать потом пришлось бы.

Я неспешно допил пиво и оглядел слушателей: двоих крестьян из соседних сел, приехавших к родне повидаться, одного солдата войска императора Лидия, едущего на побывку, и приказчика проезжего купца. Были еще две слушательницы — дочки-близняшки одного из крестьян. Миловидные крепенькие девушки лет по четырнадцати. Папенька от греха подальше посадил их за соседний стол, как только тема моего повествования стала более-менее известна, но те, пользуясь исконно женскими тайными ухватками, умудрились не пропустить ни слова из моего рассказа. Под конец они даже забыли всякую осторожность и любопытными мышками выглядывали из под папенькиных… хм… подмышек.

С сомнением оглядев кружку, поднял ее повыше и глянул внутрь, словно в ствол мушкета, показывая тем самым полнейшее наличие отсутствия в ней благословенной влаги. Моя аудитория позакрывала рты, подобрала слюни и нетерпеливо махнула разносчице, чтобы несла еще. Поскольку махнули все, а я под шумок даже двумя руками, бедная разносчица, постояв несколько минут в ступоре, решила не ломать голову над математической задачей: сколько точно было заказано кружек, — просто удвоила количество пива. Я такому решению был банально рад и первым делом залпом освободил содержимое одной из посудин и отхлебнул из другой, чтобы никто не предъявил на нее права.

— Знаете, на самом верху я все-таки не удержался и обеими руками вцепился в аппетитную попку, стал мять, целовать и… чуть не рухнул вместе с красавицей. Она с придыханием сказала: "А-ах-х!", — и немножко прогнулась мне навстречу. Ну тут уж я чуть не вбросил ее внутрь на сено и стал быстро-быстро освобождать ее от одежды. А она в это же время освобождала меня. Потом мои руки запорхали по ее гладкому телу, словно пальцы музыканта по струнам. Губами и языком я им помогал. Мы еще только начали, а девушка уже чуть ли не кончает, а уж когда я лизнул ее пупок и стал спускаться ниже, она так вцепилась в мою шевелюру, да притиснула к себе, что я аж почти задохнулся. Я ее ублажил чуток языком, а когда ее прям заколотило от страсти, вдул ей прямо по самые по помидоры. Ох, мужики, что было-то! Огонь, а не девка! Ее вопли небось вся деревня слышала. Да еще с рыком и воем таким, что аж мурашки по коже. Заво-о-о-о-одит, прям ужас. Я где-то там с краю сознания уж даже побаиваться начал — а ну-ка батяня ее не вовремя с поля вернется? Или из братьев кто? Не. Я их не боялся. Я ж четверых отметелить могу, как неча делать. Ну-так не бить же ее родню-то. Неудобно получится. В общем, часа три мы так с ней прокувыркались. Она оказалась ненасытной, как нимфа речная… С нимфой-то? И с ней дело имел. Помню как-то раз остановился наш обоз у речки, а я тогда в слугах у барона Никоса служил, так вот там… Ну это отдельная история. Доскажу про ту деревню. Собственно рассказывать почти нечего больше. Я то готов был продолжать, да красавица пощады запросила. Да я и сам уже вижу — стоит сиську лизнуть, она уже и в судорогах сладостных бьется. Вроде как больше и делать ничего такого уже не надо. Ну я ж не изверг какой. Отодвинулся и передохнуть дал. Она ж потом после меня и не взглянет больше ни на одного парня, а ей еще замуж выходить. Мне-э-э-э-э?! Жениться?! Тут все очень непросто. Потом расскажу. Значит, полежали мы чуток, отдохнули, да спускаться на землю грешную начали. Уже у калитки стоим, прощаемся, глазки у краткосрочной любви моей блестят, слезинки скатываются, она меня все уговаривает остаться. Обещает с родителями все решить, приданое богатое нам в семью принести: дом там, свиней, гусей, курей, перин да подушек. Мне аж на минуту и в самом деле остаться захотелось, да одумался, простился с ней ласково, слезинки губами высушил, повернулся, а тут — нате вам… явление.

Я допил пиво и снова внимательно присмотрелся к кружке — вдруг там на дне еще пивка чуток осталось. Понятливые слушатели моментом налили до верху, да соленой рыбки миску ближе подвинули.

— Ну что там? Что? Дальше давай, паря. Не тяни!

— А что дальше? Дальше все ожидаемо. За калиткой ухажер давешний нарисовался. Да не один, а с двумя дружками. И, надо сказать, явно не с цветами меня провожать собрались. Хотя может и с цветами, но только на могилку. Мою конечно. Я бы их за пару ударов уложил, да вишь какое дело, оборотнями они оказались и ждали меня уже наполовину перекинувшись. Все на голову меня выше, волчьими клыками скалятся, ручищи могучие, волосатые, разминают и поглядывают так… ну как мы на эту вот рыбку. Съесть может не съедят, но шкуру срежут и плавники поотрывают. Тут и моя красавица, смотрю, тоже перекидываться начала. Да вперед выдвигаться. Она то хоть и тоже оборотнем оказалась, да помельче и похлипче тех парней в любом случае. Ну я тут выхожу грудь колесом, небрежно так задвигаю ее за спину… ну не задвигаю, но вперед все равно выхожу и со всей куртуазностью… Не кургузостью, а кур-ту-аз-ностью — вон господин приказчик образованный, он понял (приказчик ожидаемо приосанился и посмотрел на меня с одобрением) — а вам поясню. Со всем, значит, вежеством и приличием… ага поняли. Молодцы. Так вот о чем я? А! Я и говорю этим собакам драным: "А что вы, шавки облезлые, забыли здесь? Али одному понравилось, как я ему клыки подровнял, так и вам тоже захотелось. Ну, дык, становись тогда в очередь. Знахарем с дипломом поработаю. Для вас лично бесплатно, ибо добрый я сейчас.". Ка-а-а-а-ак они разрычались. Врать не буду — струхнул малость. Однако не тот герой, что страха не имеет — это умом убогий — а тот, кто страх свой преодолеть может. Этому меня наставник крепко научил. Значит, задавил я робость да и врезал ухажеру снизу в челюсть. Клыки, что у него уже отрастать начали, снова семечками в стороны брызнули. Я тут же с разворота засандалил второму пяткой в грудь, прям в душу, как говорится. Ну а с последним и вовсе просто — пнул его в голень, потом врезал по причинному месту и локтем в челюсть добавил. Они послушно прилегли отдохнуть, а я крепко поцеловал красотку прямо в губы, взял узелок с пирожками, которые она успела мне собрать, да и был таков. А как в соседнюю деревню приковы… в общем, пришел… между прочим весь день и ночь шел. Так мне там все и обсказали. В той деревне, где я покуролесил, сплошь самые настоящие… оборотни(!) живут, — мои слушатели ахнули. — Как есть оборотни. Эти самые оборотни людей не едят и вообще-то не безобразничают, но молодых парней и девок всеми путями заполучить стараются. С рождаемостью у них агромадные проблемы в оставленной, что там, где я был, сплошь оборотни живут. Они, если одинокий путник им понравился, нарочно дают с девой покувыркаться и коли той понравится, оставляют у себя. Женят и год два сторожат, чтобы не ушел, пока, минимум, двое детей не заделает. А дети все тоже оборотнями родятся. Такие вот дела.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.