Лаокоон, или О границах живописи и поэзии.

Добролюбов Николай Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

В «Современнике» 1857 помещен был целый ряд статей о Лессинге, в которых довольно подробно рассматривалось значение его для современной ему Германии [1] . Те из наших читателей, которые помнят эти статьи, порадуются вместе с нами появлению русского перевода одного из капитальных произведений германского критика. «Лаокооном» Лессинг создал новую теорию поэзии, внесши в нее жизнь и разбивши мертвенную формалистику, которая господствовала до тех пор во всех эстетиках. С чрезвычайной ясностью и силою мысли, с неотразимой логической убедительностью он доказал, что существенный предмет поэзии, в отличие от всех других искусств и особенно от живописи, составляет – действие. Не самые предметы должна изображать поэзия, а их действие на душу человека; не описывать красоту должен поэт, а передать нам то впечатление, какое она производит: тогда мы сами уже в состоянии будем представить себе и образ, произведший это впечатление. Самый же образ недоступен во всей своей полноте и яркости слову поэта: полное и точное изображение нужно предоставить живописи. Таковы существенные положения, развитые Лессингом в «Лаокооне». Ими он изгонял из поэзии все мертвенное, все чуждое миру души человеческой. «Лаокоон» произвел решительный переворот в литературных теориях Германии. Гете сам сознается, «что «Лаокоон» разом разрушил в нем и в его молодых сверстниках искаженное понятие о том, что поэзия должна подражать живописи» [2] . С появлением «Лаокоона» жизнь в своем течении, а не бездушная форма признана существенным содержанием поэзии.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.