Евнухи в Китае

Усов Виктор Николаевич

Серия: Историческая библиотека [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Евнухи в Китае (Усов Виктор)

Предисловие

Четыре года назад, в 1996 г. из КНР пришло сообщение, что на 94-м году жизни скончался последний евнух последнего императора Китая. С ним практически закончилась история института китайских евнухов, существовавшего более 2 тысяч лет.

Слово «евнух» давно стало почти нарицательным в нашем языке, хотя, пожалуй, это не всегда оправдано. Увы, «политические евнухи» существовали в разные эпохи и встречаются и сегодня при дворах и руководителях многих стран. Нельзя отрицать их бытия и в российской истории. Однако это только одна сторона медали. Да, из истории Китая мы знаем, что часто евнухи, либо камарилья евнухов имели такую власть в стране, что практически держали все под своим контролем, управляя государством, подчиняя себе даже императоров, особенно, когда те были слабовольными. Но мы знаем и другое: императоры постоянно пытались ограничить власть евнухов, издать соответствующие законы и вердикты, чтобы те занимались только своими прямыми обязанностями по обслуживанию императора и его семьи и не лезли в дела государства. И это часто удавалось. Впрочем, как свидетельствует история Китая, евнухи сделали и много хорошего, полезного для страны, к тому же не все евнухи жили припеваючи, многие бедствовали, терпели унижения со стороны власть предержащих.

История вопроса

Слово «евнух» в русский язык пришло из греческого языка и буквально означало «блюститель ложа», кастрат. Евнухам поручали надзор за гаремом. Этот обычай, утверждается в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона, происходит, вероятно, из Ливии, откуда он получил широкое распространение по всему Востоку. А из «Большой Советской Энциклопедии» узнаем, что евнухи известны с глубокой древности у ассирийцев и персов, в Византии, позднее — у турок. Евнухов еще можно встретить в Иране, где вельможи и вообще богатые люди и поныне обладают несколькими женами. Неблаговидная роль евнухов в качестве надзирателей в гаремах укрепила за ними репутацию шпионов и сводников. Благодаря близости к своим господам евнухи при дворах восточных владык нередко достигали высокого положения и становились их доверенными лицами в политических делах.

В истории Византии известны евнухи-полководцы. Например, известный полководец Юстиниана, философ Фафорин был евнухом.

Как сообщается в словарях, при Константинопольском дворе наряду с черными евнухами существовал целый штат белых с капу ага во главе. Евнухам запрещалось входить в помещения женщин, и в их обязанности входила только наружная охрана гарема и покоев султана. При этом в упоминавшихся словарях ничего не говорится о существовании евнухов на Дальнем Востоке — в Китае, в странах, считавшихся вассалами Поднебесной, к примеру, во Вьетнаме, Корее и т. д.

Однако институт евнухов в Китае, по мнению некоторых историков этой страны, насчитывает, по меньшей мере, 3–4 тыс. лет, о нем якобы упоминается еще в древнем трактате «Чжоу ли» («Чжоуские ритуалы», условно VII–V вв. до н. э.) Там мы уже встречаем такие китайские иероглифы, как «хуаньгуань», «яньжэнь», «яньши», «сыжэнь» обозначающие в переводе слово «евнух».

О евнухах упоминается в 1100 г. до н. э., когда правитель Чу Гун в изданном им указе поставил оскопление в число шести тяжких наказаний, а именно: клеймение лба, отрезание носа, отрезание ушей, отрубание рук и ног, оскопление и обезглавливание.

Так в прозаическом памятнике «Шицзин» («Книга песен»), который относится приблизительно к начальному периоду Западного Чжоу (1122 — 770 гг. до н. э.) и к концу эпохи «Весны и осени» (772–481 гг. до н. э.), как утверждают китайские историки, уже упоминается слово «евнух». В песне «Гром колесниц все слышней» из серии «Песен царства Цинь» говорится:

Гром колесниц все слышней и слышней; Белые пятна на боках у коней. В горнице мужа не вижу еще, Только слуга наш по-прежнему в ней… [1]

Так вот, переведенное слово «слуга» («сыжэнь») означает «евнух».

Есть там и специальное произведение конкретного евнуха Мэн-цзы, который обличает царедворцев, наговору которых он, по-видимому, был обязан своим постыдным наказанием (вспомним аналогичный случай с историком Сыма Цянем), оно называется «Ода о клеветниках».

Причудливо вьется прекрасный узор Ракушками тканная выйдет парча. Смотрю я на вас, мастера клеветы! Давно превзошли вы искусство ткача. Созвездие Сита на юге блестит, Язык растянув, непомерно для глаз. Смотрю я на вас, мастера клеветы, Кто главный теперь на совете у вас? Стрекочете вы, там и тут егозя, Кого б оболгать, только ищете вы. В словах осторожнее будьте, увы! Уже говорят, что вам верить нельзя. Двуличный пронырлив — и тут он, и там, Дать волю он думает лживым словам. Смотрите же: то, что не примут от вас, С бедою назад не вернулось бы к вам! Спесивый и гордый доволен и рад. Трудом изнуренный — печалью объят. О синее, синее небо земли, Взгляни на спесивых и гордых земли, Трудом изнуренных печаль утоли! О, ты, клеветы зачинатель и лжи, Кто главный у вас на совете, скажи? Лжецов клеветавших схватил бы я сам И бросил бы тиграм их всех и волкам; Коль тигры б и волки их жрать не смогли, На север их кинул бы к краю земли; Коль в мрачные север не примет края, К великому небу их кинул бы я! Дорожка от сада в ветвях тополей И к холму ведет, что меж хлебных полей! Лишь евнух я, Мэн-цзы, в покоях дворца; Я эту правдивую песню сложил. Прошу вас, прослушав ее до конца, Размыслить о ней, благородства мужи [2]

Алфавит

Похожие книги

Историческая библиотека

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.