Никогда не говори мне «нет». Книга 1

Чурикова Лариса

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Никогда не говори мне «нет». Книга 1 (Чурикова Лариса)

Часть 1

Никогда не говори мне «нет»

Благороднейший папаша,Что я вам сейчас скажу:Нет, я не порчу дочку вашу,Я просто близко с ней дружу.И напрасно чёрной сажейВы малюете беду,Пускай она сама мне скажет:Мне уходить – и я уйду.Три дня в неделю я хочу не режеБывать у вас и щупать ваш уют.Пока я с ней, вас не зарежутНе рэкетируют!(из песни А.Новикова)

Май 1997 г.

Страх

– Эта девушка поедет со мной!

Мне кажется, от ужаса я сейчас потеряю рассудок. Давно заметила, что этот мускулистый парень с огромной золотой цепью на бычьей шее не сводит с меня глаз в баре. Поэтому поторопила своего спутника уйти оттуда. А когда свернули на аллею, ведущую к трассе, буквально столкнулись с тремя парнями, среди которых и тот верзила из бара. Он стискивает мне руку выше локтя.

– Ребята, давайте поговорим, что вам нужно. Может, по-хорошему… – пытается что-то робко лепетать мой спутник. Слушать его не стали. Как-то легко и быстро отшвырнули в заросли живой изгороди. Я и не надеялась на его защиту. Владимир, мой однокурсник, может красиво и умно говорить, но в спорте он слаб. Я терпеть его не могу, но согласилась посидеть с ним вечером в баре. Всё от скуки. Вот теперь расплачивайся за веселье!

Озираюсь по сторонам. На тёмной аллее ни души. Впрочем, кто бы посмел вступить в спор с тремя амбалами. Лиц в темноте я разглядеть не могу, но не сомневаюсь: на меня смотрят бандиты. От них исходит почти осязаемая угроза. Дар речи меня покинул сразу, стою не шелохнувшись, пытаюсь бороться с паникой.

– Пошли! – тоном, не терпящим возражения, бросает верзила и движется по аллее. Еле поспеваю за его широким шагом, спотыкаюсь, ноги не слушаются. «Группа поддержки» следует позади.

Мы подходим к чёрному БМВ, припаркованному неподалёку. Меня грубо вталкивают на заднее сиденье. Парень, который вёл меня, садится за руль, а двое других зажимают меня с обеих сторон на заднем сиденье. «Они что, боятся, что я выпрыгну на ходу?» – проносится в голове. Видимо, да. Значит, всё достаточно скверно. В голове мелькают истории о зверствах бандитов, часто слышимые последнее время: разборки с оружием, похищения, изнасилования, убийства. Я съёживаюсь. Кажется, сбываются самые худшие подозрения. Парни не держат меня, им это не нужно, но, занимая почти всё пространство своими внушительными телами, сдавливают так, что трудно дышать. Всё во мне парализовано страхом: тело, чувства, мысли. Это больше похоже на сон – кошмарный.

Лихорадочно размышляя о своей судьбе, я не смотрю в окно. Все молчат, только из магнитолы тихо, фоном к драме, доносится шансон Александра Новикова. Поёт об уличной красотке. Но неужели этим мальчикам мало таких, которые с радостью согласились бы? Я не похожа на уличную красотку. Скромная девочка тихо пила в уголке кофе. Даже одета старомодно. Длинная широкая юбка, шёлковая блузка «а ля гувернантка». Почему я?

Едем довольно долго. Когда прихожу в себя, и додумываюсь хотя бы посмотреть в окно, понимаю, что давно выехали из ночного города, и теперь автомобиль несётся между чёрными стенами деревьев. Куда меня везут, я не понимаю, хотя зачем – предельно ясно.

Дорога неблизкая. Никто из парней не произносит ни слова. Я тоже молчу, судорожно пытаюсь найти хоть какой-нибудь выход. Но что я могу сделать в несущейся на огромной скорости машине среди трёх качков, которые, кажется, сошли с экрана боевика? Припоминаю содержимое сумочки: может, там окажется то, что в моём положении сможет хоть как-то помочь.

Моя сумка напоминала саквояж Мери Поппинс, потому что имею привычку складывать туда нужные вещи (на всякий случай), подолгу забывая вынимать. И иногда в ней можно найти всё, что угодно, и довольно неожиданное. Итак, что же там сейчас? Газовый баллончик я принципиально не ношу, хотя и подруги и родители настойчиво советуют это делать в наше неспокойное время. Денег немного, да и вряд ли парням нужны деньги. Помада, пудреница, таблетки, прокладки, лейкопластырь, салфетки, пластиковый стаканчик (зачем он там?), нож… Нож!!!! Вспоминаю о складном ножике, который вместе с салфетками, лейкопластырем и кое-какой одноразовой посудой бросила в сумку в прошлое воскресенье, когда ездила с друзьями на пикник на природе.

Точно не представляя, как им воспользоваться, я твёрдо вознамерилась его достать. Поёрзала на сиденье, делая вид, что неудобно, расправила юбку, слава богу, она широкая, одновременно прикрыв подолом сумочку. Рука осталась под юбкой, поэтому незаметно нащупать нож не составило труда. Я сжимаю его в руке. Он почти помещается на ладони. Засовываю руку в карман юбки. Всё! Холодная сталь согревает надежду, что хотя бы без боя я не сдамся.

Понимаю, что приехали, когда машина притормаживает перед автоматически открывающимися воротами. Въезжаем во двор. Описав красивый полукруг перед широкими ступенями, автомобиль останавливается. Один из парней выбирается, придерживая дверь одной рукой, другой грубо тащит меня. Я путаюсь в длинной юбке, в ручках сумочки, к тому же боюсь обнаружить нож.

Парень, ругнувшись, рывком выдёргивает меня из машины, сжав руку так, что я вскрикиваю и немедленно оказываюсь на улице. В ужасе озираюсь по сторонам. Передо мной возвышается громада здания, вокруг деревья. Это что, замок в лесу? Прохладный воздух приятно освежает пылающее лицо. Я глубоко вдыхаю, закрываю глаза и на мгновение забываю, что нахожусь среди бандитов.

– Ну, иди, что стала!

Вздрагиваю от грубого окрика.

– Что вам от меня нужно? – понимаю, что рассчитывать на диалог бесполезно, просто тяну время, чтобы освоиться.

– Потом узнаешь, – верзила, по инициативе которого сюда попала, кладёт одну руку мне на плечо, другой, легонько похлопав по попе, подталкивает ко входу. Этот жест заставляет меня действовать без особых раздумий. Если бы подумала, поняла, как глупо поступаю.

– Не трогай меня! – ору я, разворачиваюсь и с размаху бью ножом, не глядя, куда.

Его реакция мгновенна. Он отклоняется в сторону, выбивает нож, и стискивает обе мои руки одной ладонью. И всё же лезвие скользнуло вниз по плечу. Он глядит на меня с каким-то недоумением.

– Сука! – выдыхает он, отбрасывает меня на стоящих позади парней, зажимает предплечье. Сквозь пальцы сочится кровь.

Вид крови отрезвляет меня. Вскрикиваю, закрываю лицо ладонями. О чём я только думала? Сейчас они меня убьют. От этой мысли к горлу подступает тошнота.

– Отведи её… не трогай… я сейчас… – отдаёт команды верзила. – Надеюсь, это даёт мне право быть первым, – добавляет он вслед.

Один из парней, вцепившись мёртвой хваткой в мой локоть, ведёт в дом. Огромный холл, мы идём дальше, сзади загорается свет, о чём-то переговариваются парни, оставшиеся там. Хочу оглянуться, но меня грубо тащат вперёд. Быстро, насколько позволяют заплетающиеся ноги, проходим по длинному тёмному коридору. Мой конвоир открывает какую-то дверь, толкает в спину. Слышу щелчок замка. Несколько секунд стою посреди комнаты. В душе ничего, кроме липкого леденящего страха. Пытаюсь справиться с паникой. Если меня не убили сразу, значит, есть шанс. Только на что? Смогу ли я выбраться отсюда? И в каком состоянии?

От одной мысли о предстоящей боли к горлу подступает тошнота. Нет. Нужно успокоиться и достойно встретить противника!

Заставляю себя вдохнуть глубже, чтобы усмирить непроизвольные панические реакции. Оглядываюсь по сторонам. Понимаю, что нахожусь в большой спальне, освещённой тусклым светильником в изголовье огромной кровати, застеленной бархатным зелёным покрывалом. У окна зеркало в старинном стиле, два кресла и пушистый ковёр на полу. Подхожу к зеркалу и вздрагиваю, испугавшись своего изображения. Длинные чёрные волосы всклочены невообразимой массой, бледное, почти белое лицо, лихорадочно блестят глаза в потёках туши. Рукавом блузки вытираю растёкшуюся тушь, машинально беру расчёску, лежащую рядом на тумбочке, провожу по волосам. Руки дрожат.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.