Михалыч и нанофобия

Малицкий Сергей Вацлавович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Михалыч и нанофобия (Малицкий Сергей)

1

На развилке Семен свернул с трассы. Дорога сразу стала уже, покрылась трещинами и выбоинами, а вскоре и вовсе лишилась асфальта. За дряхлыми ветлами промелькнула одна полуживая деревенька, другая. Скоро уже и щебенка перестала греметь по днищу, и под колесами зашуршали стебли пырея.

- Окна закройте!
- крикнул Семен.

- Зачем?
- не поняла Тамара на заднем сиденье.

- Сейчас поймешь, - усмехнулся Семен, резко затормозив.

Поднятые протекторами с сонного проселка клубы пыли догнали машину, припудрили крылья, капот, проникли через открытые окна в салон, вызвав дружное чиханье и недовольные возгласы.

- Ну? Что я говорил?
- радостно бросил Семен, выскакивая из машины.

- Семка! Подлец!
- пытаясь протереть глаза, почти выпал наружу Федор.
- Уши тебе оборвать за такие шуточки. Директор института!

- Непременно!
- согласилось, прыгая на траве, маленькое конопатое существо по имени Оленька.

- Для этого его надо сначала догнать, - усмехнулась Валентина.

- Семен!
- заорал Федор, глядя, как его приятель, раскинув руки, замыкает в круг приличный кусок луговины.
- Хватит дурить!

- И я так хочу!
- завизжала Оленька, бросаясь в высокую траву.

- И что теперь прикажешь делать?
- с укоризной спросила мужа Тамара, стряхивая пыль с блузки, рук, юбки и осторожно трогая прическу.

- А ничего,- тяжело дыша, бросил подходивший Семен.
- Однако, дыхалка уже ни к черту. Тома, Валя, бросьте расстраиваться. Мы на природе. Искупаетесь сейчас.

- Где?
- оглянулся Федор.

- Тут рядом, - засмеялся Семен.
- Однако я предупреждал. Лучший способ чему-то научиться - испытать на собственной шкуре. Мне дед мой, к которому мы едем, рассказывал, как в юности езде обучался. На грузовом автомобиле. Это было чудо техники. Даже с коробкой передач. Причем не автоматической. Про руль я вообще не говорю. Силовой тренажер!

- Ну-ну, - скривился Федор.
- А в качестве тормоза на этом автомобиле использовалась суковатая палка. Ее в грунт надо было втыкать.

- Палкой он заводился, - отмахнулся от приятеля Семен.
- Рычаг вставлялся прямо в двигатель, крутился со значительным физическим усилием. Обучение проводилось так. Если машина глохла, ученик, то есть дед мой - Михалыч, хватал рычаг, выпрыгивал из кабины и начинал вращать двигатель. А инструктор в это время выключал в кабине зажигание и ждал, пока ученик от усталости с ног валиться не начнет. Только тогда искру давал.

- Ну, ты, инструктор, - усмехнулся Федор.
- Ты еще расскажи, как дед твой по километру назад бегал, чтобы посмотреть, какой дорожный знак он только что проехал!

- А ты откуда знаешь?
- удивился Семен.

- Да ты своим чудесным дедом мне уже все уши прожужжал, - ответил Федор.
- Долго еще ехать-то?

- Так приехали уже, - махнул Семен рукой в сторону края поля, где синими штрихами поблескивал штакетник.
- Тут он и живет. На отшибе. Дом за липами. За домом банька. За банькой речка. Три минуты по косогору вниз. Садитесь, сейчас подрулим.

- А чего это он на отшибе-то живет?
- спросил Федор, возвращаясь на место и наблюдая, как Тамара и Валентина пытаются отловить разыгравшуюся девчонку.

- Бирюк он, - усмехнулся Семен.
- К тому же еще и нанофоб.

- В самом деле?
- удивился Федор.
- И что? Жидкости через капрон процеживает?

- Через марлю, - кивнул Семен.
- И еще магнит прикладывает. И к сыпучим продуктам тоже. Короче, старикан замечательный. Сам увидишь. Поехали, что ли?

2

Дед их словно ждал. Он бодро поднялся с серой колоды, вросшей в землю возле покосившейся, но свежеокрашенной калитки, прищурился, а затем поочередно и степенно пожал руки Федору и Семену, аккуратно поцеловал в щеку Тамару, поклонился Валентине и потрепал по косичкам Оленьку. Федор принялся рассматривать все еще крепкий дом. Девчонка сразу же побежала гладить добродушную дворнягу, а дед заторопился на кухню разогревать чайник. Семен открыл багажник, вытащил две больших сумки со снедью, подмигнул Тамаре:

- Тома, давай-ка, бери Валентину, Ольгу, и дуйте на речку. А мы сейчас займемся обедом. Да и деда надо уважить.

- Вы только не слишком увлекайтесь, - погрозила пальцем Валентина.

- Вы тоже, - серьезно ответил Федор.

- Да тут глубже, чем по пояс, пожалуй, что и ни одного места нет, - успокоила его Тамара и, окликнув Оленьку, повлекла за собой Валентину.
- Пойдем, пойдем, купальник не нужен, тут не бывает никого.

Федор проводил глазами жену, на секунду задержал взгляд на стройной фигуре Тамары, вздохнул и пошел вместе с Семеном за дом. Под раскидистыми яблонями, развесившими зеленые, еще только завязывающиеся плоды, у бревенчатой стены приземистой баньки стоял большой стол, накрытый потертой клеенкой. Рядом гудела садовая печь, в которую Михалыч сноровисто добавлял полешки. В тазике с холодной водой лежал пук свежей зелени.

- Странно, - удивился Федор.
- Место вроде тенистое, а комаров нет.

- Отчего же нет, есть, - усмехнулся в седую бороду дед.
- Вечером пожалуют. На косогоре мы. Ежели днем ветерок, так всю эту живность благополучно сдувает. Вон, - он показал рукой на просвет между яблонь, - почитай от огорода и до речки - луговина.

Федор приложил к глазам ладонь, увидел мелькнувшую в высокой траве желтую панамку жены, короткую прическу Тамары и почувствовал какую-то необычную слабость, истому, словно был доставлен в это чудесное место не в салоне уютной машины, а пришел пешком.

- Ты садись, давай, милый человек, - повернулся к нему дед.
- Отдыхай. Это раньше деревня - чтобы спину ломать была. Теперь деревня для отдыха.

- Не верится, что вы отдыхаете здесь, - провел рукой Федор, показывая ухоженные деревья, прополотые грядки, чистые дорожки.
- Просто идеальное хозяйство.

- Спасибо, конечно на добром слове, - просиял дед, - но ты б лучше это внуку моему Семке сказал. Нет бы Ольку деду на воспитание на лето сдать, так шиш с маслом. Наведается раз в три месяца, продуктов городских привезет, и тут же обратно. Хорошо хоть в этот раз уважил, компанию организовал!

- Уважил, уважил, - по хозяйски успокоил деда Семен.
- И сегодня обратно не поедем, не волнуйся. Ночлег дашь?

- А чего ж не дать? Дам!
- степенно согласился дед.
- Почитай родня все ж таки. Единственная на всем белом свете!

- Отчего же единственная?
- не удержался от улыбки Федор.
- Согласно генетическим исследованиям почти все люди дальние, но родственники.

- Ага, - крякнул дед.
- Ваша ограда нашему забору двоюродный плетень.

- На-ка, зелень порежь, - пододвинул Семен Федору доску и нож.
- И про научные достижения шибко не распространяйся. Михалыч науку не жалует. В его представлении от науки один вред.

- А то скажи польза?
- подскочил дед, оторвавшись от пакета, из которого с кислой миной выуживал свертки и коробки со съестными припасами.
- Назови мне хоть одну науку, что людям пользу принесла.

- Дед, не заводи шарманку, - поморщился Семен.
- Беда в том, что ты видишь только те аргументы, которые твою точку зрения подтверждают. Давай-ка, лучше выпьем. А то угольки не скоро подойдут.

- И то дело, - улыбнулся Федор и потянул из пакета бутылку.
- Вот, кстати, Михалыч, и первая польза от науки. Или водка из родника бьет?

- Родниковая, - с сомнением прочитал надпись на этикетке Михалыч, подвинул стопки.
- Какая ж от водки польза? Удовольствие есть, а пользы нет никакой.

- А по мне удовольствие и есть польза, - вздохнул Федор, откупоривая бутылку и с интересом наблюдая, как дед накрывает один из стопариков выуженной из кармана белой тряпицей.
- Для чего это?

- Для того, - огрызнулся Михалыч.
- Может быть, от какой-нибудь науки и есть польза, да только нет ничего хуже, когда эту пользу или вред различить нельзя. Как эти ваши наны. Я еще Семкиному отцу говорил, когда он жив был, чтобы бросил этой хренотенью заниматься. А теперь просто плюнуть некуда, кругом они. Я раньше молоко в деревне у одной бабки покупал. А тут раз ее нет, другой. Наконец появилась. Где ты бродишь, спрашиваю. А она расхвасталась тут же, что в больнице была на процедурах. Что ей капельницу ставили, но только не лекарство в вены запускали, а эти наноблошки или еще что. Сосуды они прочищают якобы. Склеротические бляшки убирают.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.