Избранные стихи

Лифшиц Владимир Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Избранные стихи (Лифшиц Владимир)

I

ПЕРЕД ВОЙНОЙ

На предвоенного — Теперь, после войны — Я на себя гляжу со стороны…

СТОЛ

В сыром углу мой грозный стол Стоит с надменностью монгола На грузных тумбах, вросших в пол, На тумбах, выросших из пола. Я знаю, этот стол стоит Века — с невозмутимым видом, Суконной плесенью покрыт, Как пруд в цветенье ядовитом. С тех пор как хам за ним сидел Времен Судейского Приказа, Он сам участник черных дел — Мой стол, пятнистый как проказа. Потел и крякал костолом. На стенах гасли блики зарев. За настороженным столом Указ вершили государев. Но в раззолоченный камзол, В глаза ханжи и богомола, Плевала кровью через стол Неистребимая крамола! …………………… Мой друг — эмпирик. Он не зол. Но вы представьте положенье — «На грузных тумбах — грозный стол» — Одно мое воображенье… Он вышел некогда из недр Древообделочного треста, Был скверно выкрашен под кедр И скромно занял это место. Он существует восемь лет. Разбит. Чернилами измазан… Должно быть, так… Но я — поэт И верить в это не обязан!

1934

ВСТУПЛЕНИЕ

Двор. Весна. Жую печенье. — Дай кусманчик! — Нет, не дам… — Тотчас — первое крещенье — Получаю по зубам. Удивляюсь. Вытираю Покрасневшую слюну. Замечаю тетю Раю, Подбежавшую к окну. Знаю — дома ждет расправа. Восклицаю громко: — Раз!.. — И стоящему направо Попадаю в левый глаз. Это помню. Дальше — туже. Из деталей — ни одной. Впрочем, нет: печенье — в луже, Тетя Рая надо мной… Летом — ссоры. Летом — игры. Летом — воздух голубей. Кошки прыгают как тигры На пугливых голубей. Разве есть на свете средство От простуды в январе?!.. Начиналось наше детство На асфальтовом дворе. Рыжей крышей пламенело И в осенний дождь грибной Лопухами зеленело Возле ямы выгребной.

1935

ВЕСНА

Мотоциклет Проспектом Газа, На повороте накренясь, В асфальт швыряет клочья газа, Узорной шиной метит грязь. Ему заранее открыли Проезд. И, взрывами несом, Он тарахтит. И плещут крылья Холодных луж под колесом. Герой — в седле. Глаза — в стекле. Под ним, колеса в грязь вонзая, Брыкается мотоциклет, Вытягиваясь, как борзая. Мне в спорах вечно не везет, Но здесь, Переходя на прозу, Держу пари, что он везет Бензином пахнущую розу!

1935

БЕСПРИДАННИЦА

Уезжает бесприданница. До конца держи фасон! Уезжает — не останется, Исчезает словно сон. Издалёка, окаянная, Неожиданно, как гром, Пишет письма покаянные Ленинградцам четырем. Взбудоражить может мертвого Коллективный тот привет. На квартире у четвертого Собирается совет. И строчится, как условлено, Телеграмма в тот же час: «То, что любишь, — установлено. Телеграфь — кого из нас?» А наутро — поразительный Нам вручается ответ: «Буду завтра. Приблизительно В десять. Встретишь или нет?» — Не дождется нас негодница! — Каждый каждому сказал. И, конечно, все, как водится, Прибывают на вокзал. Нам опять, нам снова бедствовать! Мы подходим вчетвером: — Разрешите вас приветствовать В нашем городе сыром…

1935

ВАСИЛЬЕВСКИЙ ОСТРОВ

Без труда припомнит всякий: Ночь, как дым, была белеса, И застыл старик Исакий — Исполин, лишенный веса. Кто-то первый песню начал, А вода была зеркальна, — До рассвета в ней маячил Мост, взлетевший вертикально. Подхватив, запели хором, Взялись за руки, как дети, И пошли, минуя Форум, Позабыв про все на свете! Чью же ты припомнил пару Глаз — то дерзких, то молящих? Чью же ты припомнил пару Кос и ленточек летящих? Как он горек и отраден, Ветер юности тревожный! Как он влажен и прохладен, Этот ветер осторожный! Ты стоишь, расправив плечи, Возмужалый ленинградец, На проспекте Первой Встречи И Последних Неурядиц.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.