Фиктивный брак

Волознев Игорь Валентинович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Фиктивный брак (Волознев Игорь)

1

— Почему ты не познакомишь меня с Олегом? Насколько я могу судить по его телефонным звонкам, вы встречаетесь почти год. Мог бы уже к нам зайти.

— Мама, я как раз собиралась об этом поговорить. — Не поднимаясь с кресла, Катя переставила телефонный аппарат со своих колен на журнальный столик. — Он завтра придет, можно?

— Конечно, можно. Он учится в твоем институте?

— Даже в одной группе. Он отличный парень.

— В этом я не сомневаюсь. Ну и какие у вас планы?

Катя помедлила с ответом.

— Еще весной он предлагал мне выйти за него замуж… — Она потупилась. — Я, разумеется, не ответила сразу, а сказала, что подумаю. Олег хочет жениться. Он и своему отцу сказал об этом. Отец согласен. Теперь Олег хочет познакомиться с тобой.

Татьяна пристально посмотрела на дочь.

— Ты что, всерьез решила выйти замуж?

Катя пожала плечами.

— Но в этом нет ничего плохого!

Мать прошлась по комнате, посмотрела в окно, за которым угасал жаркий летний вечер.

— Ты хоть подумала, как вы будете совмещать учебу с домашним хозяйством? — Она обернулась к дочери. — А если еще и ребенок родится?

— До окончания института у нас не будет ребенка.

Татьяна промолчала Конечно, как мать, она была довольна, что у Кати появился жених. Но все же она считала, что девятнадцать лет — это рановато для замужества. Тем более, дочь только в прошлом году поступила в институт, а значит, самое трудное в учебе у нее впереди.

— Может быть, все-таки есть смысл подождать пару лет? — мягко произнесла она. — За это время вы лучше узнаете друг друга.

— Но, мама, вспомни, ты вышла замуж, когда тебе было всего семнадцать!

— Именно поэтому я и осталась одна! — В голосе Татьяны проскользнуло раздражение. Она не любила, когда ей напоминали о ее замужестве. Чувствуя на себе испытующий взгляд дочери, она постаралась справиться с внезапной вспышкой досады. — Ну хорошо, хорошо. — Татьяна подошла к креслу, в котором сидела Катя, и присела рядом с ней на подлокотник. — Ты у меня уже взрослая. — Она обняла ее, и дочь прильнула к ней щекой. — Познакомь меня со своим Олегом.

— Он хочет, чтобы ты увиделась с его отцом.

— Это было бы еще лучше. Олег — москвич?

— Да. Кстати, они живут недалеко от нас — на Университетском проспекте.

— Кто его отец?

— Он юрист, возглавляет юридическую службу коммерческого банка. Так что весьма важная персона.

Татьяна улыбнулась.

— А мать?

— Она умерла, когда Олегу не было и трех лет.

— Отец его с тех пор так и не женился?

— Нет.

Татьяна погладила каштановые волосы Кати и заглянула ей в глаза.

— Ты его правда любишь?

— Мама, если бы ты видела его! В Олега просто невозможно не влюбиться! На него заглядываются все девчонки в институте, а, когда он начал встречаться со мной, сокурсницы ревновали бешено. С одной девчонкой, с которой я раньше была в нормальных отношениях, мне пришлось даже поссориться. Вернее, она сама поссорилась со мной из-за Олега.

Татьяна рассмеялась.

— Я вижу, ты совсем потеряла голову. В этом, кстати, нет ничего хорошего. Браки, заключенные по пылкой любви, часто кончаются разводом.

— Мама, опять ты о своем!

— Я только хочу сказать, что такие дела, как замужество, не делаются с бухты-барахты. Потом я еще должна поговорить с отцом Олега и узнать его мнение.

— Виктор Владимирович согласен. Он чудесный человек, настоящий джентльмен. И выглядит классно, на все сто. Вот сама посмотришь.

— Ты уже и дома у них побывала?

— Сколько раз! Олегу безумно нравится, как я готовлю, и Виктору Владимировичу нравится. Но я им сказала, что те же самые блюда мама готовит в тысячу раз вкуснее…

Татьяна глядела на нее с улыбкой и качала головой.

— Похоже, твои отношения с Олегом действительно далековато зашли. Я чувствую, мне просто необходимо поговорить с его отцом.

— А что, если завтра вместе с Олегом придет и Виктор Владимирович?

— Прекрасно, пусть приходит.

Катя спрыгнула с кресла, подбежала к своей сумочке и, порывшись, достала несколько цветных фотографий.

— Вот, мама, посмотри. Здесь Олег. Это мы снимались неделю назад, после последнего экзамена, когда всей нашей группой пошли гулять по Арбату.

С первой фотографии на Татьяну смотрел высокий светловолосый юноша с приятным открытым лицом и белозубой улыбкой. На остальных снимках были запечатлены Катины сокурсники, среди них — Олег с Катей, причем всегда рядом, а на одном фото Олег даже обнимал ее.

Татьяна перевернула фотографию и прочитала на обороте: «Катя Демина и Олег Максимов, Арбат, 14 июля 1995 года».

Она невольно вздрогнула.

— Постой, его фамилия — Максимов?

— Да. Это тебе что-то напоминает?

Татьяна не ответила. Она снова вгляделась в изображение Олега, на этот раз пристальнее, настороженнее. «Нет ни малейшего сходства, — подумала она, возвращая фотографии дочери. — Да и что я так разволновалась? Максимов — распространенная фамилия, только в одной Москве сотни людей носят ее. Среди них наверняка найдется не один десяток Викторов Владимировичей…»

Катя упорхнула в свою комнату, а Татьяна еще некоторое время оставалась сидеть на валике кресла. Напоминание дочери о ее коротком замужестве и эта фамилия — Максимов — заставили Татьяну задуматься.

Невольно мысли ее унеслись в семидесятые годы, в жаркий, пронизанный солнцем июль, когда она семнадцатилетней девчушкой приехала в огромный незнакомый город…

В Москве ее ожидали разочарования. Сразу возникла проблема с жильем. У тетки, где она собиралась поселиться, гостили родственники из Запорожья, и комната в коммунальной квартире была набита людьми. Таня сняла номер в гостинице, но через пару дней по протекции теткиной знакомой переехала в общежитие Текстильного института — четырехэтажное мрачного вида здание напротив Донского монастыря. Летом оно пустовало. Студенты разъезжались на каникулы, и в комнатах — часто на птичьих правах — селилась всякая разношерстная публика, в большинстве даже не имевшая отношения к Текстильному институту. Одним из таких жильцов была и Таня.

В комнате, кроме нее, жили еще две молодые женщины. Таня быстро освоилась в новой обстановке, тем более все это продолжалось бы недолго — до осени. В сентябре запорожцы должны были уехать, и Таня рассчитывала переселиться к своей московской родственнице. Но тут ее постигло еще одно разочарование — посерьезнее, чем неустроенность с жильем. Таня приехала в Москву поступать в медицинское училище, о котором мечтала чуть ли не с первого класса. Когда у нее там не приняли документы, поскольку она была иногородней, девушка вернулась в общежитие вся в слезах и расшвыряла по комнате учебники. Ей казалось, что жизнь ее кончена, что двери в медицину перед ней закрыты и у нее нет другого выхода, как вернуться в родную Тюмень и устроиться уборщицей или посудомойкой.

— В твое училище берут только блатных, — сыпала соль на рану Зинаида — толстуха, целыми днями лежавшая на своей кровати в углу.

Обыкновенно Зинаида просыпалась далеко за полдень и оставалась в постели до позднего вечера. Она лежала с распущенными волосами, неумытая, на нечистой измятой простыне, и при этом постоянно что-нибудь жевала, извлекая из стоявшей рядом тумбочки хлеб, печенье, яблоки, плавленые сырки или куски колбасы. Зинаида лежала, зорко следя своими заплывшими жиром глазками за всеми, кто находился в комнате, и вступая в разговор только для того, чтобы кого-нибудь «подколоть». Окончательно она вставала в одиннадцатом часу вечера. Долго причесывалась, одевалась, густо намазывала тушью ресницы и подводила губы, затем отправлялась на четвертый этаж, где жили грузчики и шоферы. Возвращалась она от них, когда Таня уже спала, и всегда приносила с собой свертки с недоеденными остатками «пиршества», которые запихивала в тумбочку.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.