Красный туман

Субботина Айя

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Война костей и шипов - 1

Книга первая: Красный туман

Грифид

1278 от Н.М.

Год Холодных рун, Месяц ярких звезд, 14-ое

Нешер, столица Риилморского государства

У канцлера Грифида была старая, проверенная годами примета: если с утра опрокинуть на себя кружку какого-нибудь питья, то к обеду следует ждать дурных известий.

Глядя, как ярко-алое пятно расползается по белоснежной мантии, канцлер подумал, что сегодняшняя новость не заставит себя долго ждать. Надо же: он никогда не любил чай из калефарского чайного листа, но именно сегодня, стоило разомкнуть глаза, ему ничего так сильно не хотелось, как этого чая. Слуга принес его в подогретой фарфоровой кружке с несколькими ломтиками засахаренных фруктов, поставил на стол. Ничто не предвещало беды, но, стоило Грифид взять кружку в руки, как та с юркостью змеи выскользнула из пальцев. Чай залил мантию от ворота и едва ли не самого низа, кружка разлетелась острыми брызгами осколков, а слуга, много лет ходивший за канцлером, с испугом уставился на своего господина.

-- Что за напасть, - Грифид сделал вид, что порча мантии заботит его больше, чем ожидание обещанной приметой беды, - через час собирается Совет семерых, и если я на нем не появлюсь, то преподобный обязательно протолкнет одну из своих бредовых идей.

-- У меня есть наготове мантия, канцлер, - слуга бросился к двери так быстро, словно пол стал жечь ему пятки.

-- И позови кого-то тут прибраться, - крикнул Грифид ему вдогонку.

Оставшись один, канцлер снял с себя верхнюю мантию, оставшись в льняной сорочке вышитой по вороту синим орнаментом. Придирчиво осмотрев и ее, остался доволен - по крайней мере, эта часть церемониального наряда цела. Если слуга не будет копаться с мантией, то вполне можно успеть до последнего удара колокола. Канцлер скривился от одной мысли о том, с каким взглядом его - опоздавшего, заставляющего себя ждать - встретит преподобный. Наверняка воспользуется временем, чтобы придумать прокисшую шутку. На острые у него никогда не хватало юмора и смекалки.

Дверь, за которой только что скрылся слуга, отворилась.

"Неужели он успел обернуться так быстро?" - удивился Грифид. Он мысленно посулил расторопному слуге монету, но, обернувшись, увидел на пороге другого.

-- Канцлер, - мужчина торопливо поклонился, скрежет его блестящих после чистки доспехов неприятно резанул Грифида по ушам.

"Это даже быстрее, чем я ожидал", - с тоской подумал канцлер.

Чтобы генерал явился сам, в такую рань, да еще и сейчас, когда ему положено заниматься охраной Стражей? Тому должна быть веская причина. В подтверждение мыслям Грифида, генерал закрыл за собой дверь и в несколько шагов оказался около канцлера. Это случилось так быстро, что Грифид успел подумать, будто вояка пришел убить его. Не просто же так он хрустит стальными пальцами на эфесе Карателя.

-- Канцлер, я не знал к кому обратиться первому, - быстро заговорил он, - и выбрал тебя, как единственного, кому могу сейчас доверять.

Если бы Грифид не был так взволнован его словами, он от души рассмеялся бы. С каких пор генерал Раате стал доверять тайны своему вечному противнику? Первые мечи Сотни и магистры Конферата уже много лет находятся в скрытой вражде, о которой все знают, но приличия ради не говорят вслух. Опасения канцлера переросли в интерес: что заставило Раате явится к нему лично, да еще и утверждать, что никому иному довериться он не может? И как прикажете относиться к таким словам: с опаской или с юмором? Подозрительность Грифида живо рисовала картины заговора.

Тем не менее он не стал в открытую выказывать подозрительность и, напустив на себя расслабленно-праздный вид, поинтересовался:

-- Неужели ты нашел тайник скряги Панаиша? Или, дай угадаю - сразу несколько, и пришел за советом, как разделить "жадное золото"?

-- Тайник? Что?
- Несколько мгновений генерал, с присущей всем солдафонам тупостью, пытался разгадать смысл слов, а потом, поняв насмешку, проскрежетал: - Сейчас не время для шуток, канцлер.

-- Шутки?
- Гриффид сделал вид, что впал в глубокую задумчивость.
- По моим подсчетам, скупердяй спрятал добра тысяч на тринадцать. Ну и еще мелочи вроде фляги Костяного духа, перстня Мягкой смерти и других диковинок, которые каким-то образом умыкнул. Из-под твоего, между прочим, носа.

Конечно, в краже древностей его вина была весьма условной - это понимали все, и именно поэтому, несмотря на произошедшее, Раате сохранили не только голову, но и должность. Но канцлер испытывал невероятно наслаждения, посыпая солью язвы на его чувстве собственного достоинства.

Генерал Раате чуть было снова не вскипел, но каким-то непостижимым образом собрался и сдержанно произнес:

-- Я знаю, канцлер, что мои слова сейчас кажутся тебе подозрительными, но...

-- Ради Рассвета, Раате, скажи, наконец, что стряслось?

Генерал обернулся на дверь, словно боялся, что их могут подслушивать. Потом все-таки вышел и Грифид услышал его торопливые указания. Происходящее тревожило канцлера все больше с каждой минутой промедления.

-- Ты приволок в мой дом своих псов, генерал?
- рассердился Грифид.

-- Только для уверенности, что нас не подслушают. Первые мечи не задержатся долго и уйдут, как только я покину твой дом.
- И, не дав канцлеру сказать, произнес: - Убит Пурпурный страж.

-- Убит?
- переспросил канцлер.

-- Убит, - повторил генерал.
- В этом нет никаких сомнений. Я сам видел его... тело.

Грифид попятился, думая, на что присесть. Ноги стали ватными, а сердце запрыгало так, как не случалось в дни его молодости в пору жаркой любви. Все это время Раате стоял ровно, словно вколоченный в доску гвоздь, и его крохотные серые глазки следили за канцлером, словно приставучие букашки.

-- Как это случилось?
- спросил Грифид, усаживаясь на прикроватную софу. Перевел дыхание, на всякий случай повторил в памяти все слова генерала и с сожалением убедился, что вряд ли понял их не правильно.

-- Я не знаю, канцлер.

-- Что? Тебе вверена безопасность Стражец, а ты заявляешь, что один из них убит у тебя под носом, да еще и не знаешь кем и как?
- Не будь Грифид так ошеломлен, он бы приправил возмущение желчными насмешками, как делал обычно. Но теперь не лучшее время для реванша.

-- Все шло как и всегда, - торопливо заговорил генерал.
- Я не первый год охраняю Серую цитадель, я знаю обо всех тайных ходах из него и всех лазейках, через которые в замок могут проникнуть. Каждую щель охраняет по меньшей мере двое стражников, которые отобраны мною лично в мою же гвардию. Мечи Сотни охраняют покой Стражей днем и ночью.

-- Ближе к делу, генерал, - осадил его Грифид.
- Насколько я понимаю, во всем тобой перечисленном больше похвальбы, чем правды - ведь Страж мертв?

На скулах Раате проступили желваки, пальцы в стальных перчатках еще крепче "обняли" эфес. Грифид сперва подумал, что генерал не сдержит злость, но тут же успокоился - нет, не сегодня. Раате нуждается в нем, а, значит, сегодня как никогда раньше будет следить за языком и мечом.

-- Не злоупотребляй моим доверим, канцлер, - произнес Раате нарочито медленно и спокойно.

-- Это ты пришел за помощью, и сейчас ты злоупотребляешь моим терпением.

Генерал проглотил и это - а что ему оставалось? Канцлер услышал возню за дверью, голоса, в одном из которых узнал своего слугу.

-- Он не уйдет, пока не убедится, что я жив и здоров, - предупредил Грифид.

Вместо ответа генерал скосил взгляд в сторону двери и жестом попросил канцлера молчать. После небольшой словесной перепалки, слов которой Грифид не разобрал, возня стихла. Раате дал ему еще минуту, чтобы послушать и убедиться - слуга ушел и вряд ли вернется.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.